< >Новости мира


Главная » Наука » О талантливейшем фанате и наставнике в науке. Свидетельствую

О талантливейшем фанате и наставнике в науке. Свидетельствую

Вторник, 8 Октябрь, 2019 года
Просмотров: 29
Комментариев: 0

 

Виктор Васильевич Екимов, начальник нашей лаборатории в ленинградском ВНИИ Мощного Радиостроения, был старше меня на пару десятков  лет и к счастью моему оказался поистине  наставником инженерного дела в области силовой электроники.

 Меня, салажонка, только что закончившего ЛИАП  учил видеть приоритеты в многофакторных технических задачах преимущественно в области разработки различных узлов ускорителей ядерных частиц.

 Особенно импонировали его практические методы приближенного анализа электрических цепей и удивительный талант отыскания в многомерных задачах оптимального одномерного решения. И даже почерк со старинным нажимом у него, казалось, был приятно приспособлен для этого. 

Страдал он только от недостатка рабочего времени, хотя норма его труда была  часов по двенадцать в день. И это ежедневно, включая субботу. Постоянно страдал: «Как ни старайся, а больше двух листов в день оригинального текста не напишешь!».

Частенько подчиненный к концу намеченного срока работы подходил к нему и, опустив глаза, говорил, что что-то  не получается. Его ответ был стандартным: «Ничего, не беспокойтесь, я — сделаю!». И делал-таки. Лафа паразитам! Но, любопытно, что они не всегда бывали благодарными: когда он, запарившись в работе над их же задачами, нечаянно садился мимо стула, их мгновенной реакцией был только смешок. «Екимов все делает за всех!». Это было нормой.

Читайте также:  Российский ученый утверждает что люди - это роботы

Его отличала удивительная бытовая скромность. Внешне  ничего начальственного в нем не просматривалось. В командировке бывало его, начальника, по первости, принимали за подсобника и заставляли нести груз. Он и нес — подчиненные не всегда спешили  помочь. Под стать  его скромности была его подпись — с са-а-амого края листа минимально возможная округлая прописная   Е     с еще меньшей закорючкой.

Но вся эта скромность существовала пока не поднимались вопросы технической идеологии. И вот тут уж он становился тираном  — жестоким, непреклонным и упрямым. Особенно доставалось мне.

Вот типичный образчик нашего диалога после моей иногородней командировки на очередной разработанный нами источник питания аппаратуры ускорителя.

-Ну кто Вам разрешил убрать трансформатор из цепи отключения тиратрона…

-Но ведь конденсаторное отключение проще, меньше потерь, освобождается место для других дел…

-Так хорошо, мягко раньше выключался тиратрон, а теперь… Уродство какое-то. Что Вы себе позволяете?

-Ну и что, зато…

Так мы зло ругались с ним  почти после каждой моей командировки. А уж когда я завершал описание отчета по научно-исследовательской работе НИР (это обычно 100-200 страниц оригинального текста) была сплошная многодневная битва. Конечно, половина замечаний была, безусловно, справедливой и полезной, за что я демонстративно пафосно не скрывал своей благодарности. Еще  тридцать процентов замечаний я принимал, не считая их справедливыми, но за двадцать процентов разногласий — стоял насмерть. Но и Екимов был — фрукт. Боже, как  самим нам и окружению надоедала  ругань.         Сотрудники в это время меня ненавидели и в открытую выражали свою неприязнь. Компромиссы находились крайне болезненно.

Читайте также:  Почему полиция в США использует дробовики вместо автоматов?

В основном, конечно, побеждал начальник, но к его чести и благородству все, даже мелкие разногласия, разрешались только консенсусом. И удивительным образом после окончания споров зла друг на друга мы не держали, а для меня это было едва ли не самое счастливое время жизни.

В отличие от других начальников всегда намертво отказывался от соавторства  в Авторских свидетельствах СССР в которых он явно внес творческий вклад.

Виктор Васильевич был для меня этическим авторитетом, хотя, насколько я понимал, полностью поддерживал существующий политический режим вплоть до того, что оправдывал  сталинские репрессии (Беломорканал и т.д.).  Но однажды, разоткровенничавшись, вполне определенно высказался в том смысле, что не допускает возможности для себя вступить в правящую политическую партию. Для того времени такое заявление было необычайно дерзким, благородным и смелым.

 Удивительным образом Виктор Васильевич не спешил также и с официальным признанием своих научных достижений, хотя в моем представлении уж он-то был первым заслуженным кандидатом на всяческие научные степени,  звания и награды. Зато был предельно щедр на раздачу научно-технических идей.

Читайте также:  Вне конкуренции: САО «Коалиции-СВ» поступит на вооружение России до конца года

см. об этом Петр Новыш «Разноцветные воспоминания»

www.proza.ru/2010/01/09/225

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя