Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Политика » Блеск и нищета Черноморья. В Крыму и в Сочи по-разному оценивают туристический сезон-2017

Блеск и нищета Черноморья. В Крыму и в Сочи по-разному оценивают туристический сезон-2017

Понедельник, 25 Сентябрь, 2017 года
Просмотров: 36
Комментариев: 0

Власти Крыма впервые за время его нахождения в составе России признали: туристическая отрасль полуострова испытывает серьезные проблемы. «К сожалению, в туристической отрасли у нас еще все идет не так гладко, как хотелось бы.
Показать полностью… Есть много проблем, которые обусловлены как внешними факторами, такими как изменение курса доллара, открытие Турции, транспортная логистика, так и внутренними», — заявила 9 сентября руководитель аппарата Совета министров Крыма Лариса Опанасюк. Слова Опанасюк прозвучали тем более неожиданно, что до недавнего времени крымские чиновники заявляли, что в 2017 году сезон будет «не хуже, чем прошлый» (прошлый, по официальным данным, был удачным).
В соседнем с Крымом Краснодарском крае также высказывались оптимистично — Кубань нацелилась на 16 млн туристов. И 12,6 млн уже приняла. Местные власти оценивают туристический сезон крайне позитивно.
А что думают люди, работающие в туристической сфере? Действительно ли в Крыму сезон провален, а на Кубани был успешным? Корреспондент «Новой» посетил «жемчужины» главных курортов страны — Ялту и Сочи, чтобы узнать ответы на эти вопросы.

Интервью за окрошку

Главные ворота Ялты — ее автовокзал. Прибывающие автобусы встречают женщины разных возрастов с табличками «Сдам квартиру». Заботливо интересуются: «Жилье нужно? Недорого». Их перекрикивают таксисты: «Ай-Петри! Мисхор! Алушта!» Под 30-градусным солнцем эти люди «работают» целый день. Рантье и таксисты-зазывалы в Крыму — отдельная каста, встреча с ними неизменно становится первым впечатлением туриста от полуострова. Главное «орудие» их труда — напористость и хитрость: «Дешевле не найдешь, парень. 60 рублей за километр, ну хрен с ним — 45». Нормальная цена такси при этом — 20 рублей за километр.
— Квартиру сдаете? — интересуюсь у бабули лет 60.
— Да, своя. 10 минут до моря. Горячая вода, интернет, все есть… магазины рядом, кафе, — бросается перечислять она, и мне с трудом удается спросит: «Сколько?» «Вообще две, но тебе за полторы отдам», — бабуля с улыбкой берет меня за руку.

У Галины Степановны трудный сезон. Но даже из него она выжимает максимум. Когда я признаюсь, что квартира без чека меня не интересует, а вот поговорить о туристах было бы кстати, бабушка спрашивает:
«А мне-то какая с этого выгода?» И через пять секунд эту выгоду находит: «Ну, пойдем чаек попьем, поговорим. Но ты заплатишь».
Чаек оказывается не совсем чайком. Три минуты, которые мы спускаемся к привокзальному кафе, Галина Степановна жалуется на тяжелую жизнь: «К семи утра на автовокзал прихожу. Бывает, целый день сижу, и никто не снимет [квартиру]. Особенно сейчас, когда сезон заканчивается. Раньше и час сидеть не надо было: семья украинская приедет, человека четыре, и заселяются. За 300—400 гривен. На семью недорого получается, а украинцам только того и надо. Это ж не русские. Русские с претензиями». Заканчивает свою речь Галина Степановна уже за столом: «Что-то окрошечки захотелось». Вот тебе и чаек.
Впрочем, тарелка окрошки с двумя кусками хлеба в привокзальном кафе стоит недорого — 130 рублей.
— Этот сезон самый плохой с 2014 года, — рассказывает Галина Степановна, налегая на еду. — Приезжают в основном суточники: на день-два. Они вчера в Алуште были, сегодня в Ялте, завтра в Севастополь поедут. Только два раза за все лето на две недели люди остановились. А так четверть сезона квартира пустой простояла.
— Почему?
— А не видишь? Сейчас сентябрь, а температура — 31 градус. Все лето 35—40. Кому надо в такую парилку?
Иных причин неудачного сезона, кроме климатических, Галина Степановна не видит.

Вымогатели

На городской набережной закат сезона виден особенно отчетливо. Загорающих становится меньше. На гальке копнами лежат вынесенные штормом водоросли — их не убирают, кажется, уже с неделю. Море тоже перестали чистить, у берега среди пакетов плавает ящик из-под овощей.
— Эй, друг, не хочешь сфотографироваться? — ко мне с объятиями идет аниматор в костюме зебры из «Мадагаскара». С ним мужчина в коричневой футболке. Первая реакция — отказаться, но любопытство берет верх: говорят, что за фотографию, когда она уже сделана, аниматоры начинают вымогать деньги.
Сопровождающий «зебру» мужчина щелкает нас на мой фотоаппарат и тут же показывает: «Красиво? С тебя 200 рублей». Фотоаппарат из рук при этом не выпускает.
— Чего?
— О, понятно. Гуляй, пацан, — бросает мужчина, моментально удаляя фото.
«Зебра», не дожидаясь окончания «переговоров», продолжает искать клиентов. Среди других аниматоров за полтора часа на ялтинской набережной я встретил льва из «Мадагаскара», зайца из «Ну, погоди!» и огромных размеров панду.
Нельзя сказать, что в Ялте ничего не делают для наведения порядка на набережной. Например, в августе отсюда убрали все точки проката велосипедов и электротехники (гироскутеры, детские машинки), из-за которых отдыхающие ходили по главной улице города, то и дело перескакивая через юных водителей. И даже на месте загораживавшего вид на море и снесенного в прошлом году торгового комплекса «Еда», вопреки пожеланиям бывшего мэра Андрея Ростенко, ничего не построили.

Читайте также:  Конец финансового господства США: Путин бросает вызов нефтедоллару

«Верните доллар по 30»

Гостиница «Мариино» — одна из самых старых в Ялте: ее строительство началось в 1840 году. И одна из самых примечательных: здесь жили Чехов, Булгаков, Маяковский, Горький… Первая линия от моря, шикарный вид на набережную и ялтинский порт с маяком.
— Как сезон? Да не было его, — безнадежно машет рукой администратор Андрей. — При Украине гостиница считалась фешенебельной, а сейчас мы опустили цены до средних. Например, люкс стоил $500 и был постоянно занят, а сейчас стоит $300 и стоит пустой. Да что люксы! Обычный номер с видом на море — 3100 рублей, и нет желающих! Самый дешевый номер на мансардном этаже — 1050 рублей. Но люди говорят: «Дорого».
Как и Галина Степановна из частного сектора, Андрей считает сезон-2017 самым провальным за последние четыре года.
— В 2014—2015-х годах была такая специфика: москвичи и петербуржцы приезжали в Ялту, чтобы купить здесь апартаменты. И останавливались у нас на день-другой. То есть гостили недолго, но регулярно. Одни уезжали, приезжали другие.

В прошлом году запретили Турцию, и сезон тоже получился неплохой — под 90% загруженности у нас было. В этом году загруженность — около половины. И это на самой набережной, да еще и по бросовым ценам.
По мнению Андрея, причина плохого сезона в том, что россияне стали беднее.
— Богатые обзавелись здесь собственной недвижимостью; бедные в Ялту и не ездили; а те, у кого был средний доход, сейчас Крым не тянут. Вот смотри: билеты из Москвы — 9000 рублей с человека, проживание — ну пусть 2000 в сутки, на еду — 1000 рублей с человека в день. На семью из 4 человек получается 93 000 рублей. Это без экскурсий.
— А есть ли способ что-то поменять?
— Верните доллар по 30! — отрезает Андрей. И добавляет. — Понимаю, что это нереально.
Существенно сэкономить на еде и проживании в Ялте едва ли удастся. Килограмм картошки на местном рынке стоит 45 рублей, капусты — от 35, килограмм свинины — от 350 рублей, хлеб — 18 рублей. Из этого можно сделать щи. Такой же обед в кафе на набережной будет стоить 600 рублей. То есть экономия на еде — 148 рублей при условии, что вместо отдыха придется постоять за плитой. Жилье в пределах 1500 рублей обычно находится в километре и более от набережной.

Возить из Крыма

Традиционных пляжных развлечений — надувных бананов и водных мотоциклов — на набережной Ялты не нахожу. Для них сезон, видимо, закончился.
Как один, отказываются от общения люди, зазывающие на «морские прогулки». Мелкий бизнес на набережной вообще выглядит закрытым от посторонних глаз. На разговор не без колебаний соглашается женщина лет сорока, продающая экскурсии.
— Туристы сейчас самостоятельными стали, — говорит она. — Им предлагаешь, например, съездить в Воронцовский дворец с Ласточкиным гнездом. 1000 рублей с человека, на автобусе, с экскурсоводом. Нет. Идут сами на автовокзал, едут во дворец на маршрутке, стоя; оббегают парк. Ну экономят, конечно. Рублей четыреста.
Продавец экскурсий протягивает буклет с экскурсиями для крымчан в другие регионы России. В Адыгею — 12 000 рублей за 5 ночей, тур «Волжская Венеция» (Элиста—Астрахань—Ростов-на-Дону) — 21 300 рублей за 9 ночей. Можно даже на 10 ночей съездить в Казань и Нижний Новгород за 30 500 рублей с человека.
— Это не мы предлагаем, это в Севастополе. Но и мы, наверное, тоже скоро переориентируемся на внутренних туристов. В смысле, крымчан возить с полуострова, а не наших гостей по Крыму.

Читайте также:  Пушков: в ситуации с КНДР США "идут по очень опасному пути"

Сочи. Возмущенный «Грантой»

Первым моим знакомцем в Сочи оказывается таксист. Мурат ловит меня на выходе из аэропорта.
— Олимпийский парк? — переспрашивает. — 400 рублей будет стоить.
Решаю сначала подождать автобуса. Попутно удивляюсь, что вокруг нет бабушек с табличками «Жилье». Автобус не приходит 10 минут, 15, 20. Звоню в такси, но в диспетчерской называют ту же сумму: 400 рублей. В итоге подхожу к Мурату.
— Надо было сразу ехать. Сейчас город в пробках встанет, — говорит он и сверяется с навигатором. — Точно, встал.
Мурат оказывается полуофициальным таксистом: работает и «на контору» — то есть на службу заказа такси, и на себя. «У аэропорта обычно стараюсь поймать человека сам, чтоб комиссию не платить — 50 рублей не лишние», — говорит он.
Мы пробираемся сквозь плотную сочинскую пробку.
— Это из-за туристов? — спрашиваю.
— Да, туристов здесь полно. Вон Дагестан стоит (показывает на машину впереди), вон Ростов. Ты сам откуда?
Узнав, что я из Крыма и что на полуострове с туристами проблема, Мурат мгновенно превращается в эксперта.
— А я тебе объясню, почему в Крыму так. Я сам в прошлом году там был. Вот те же таксисты. У вас они бессовестные. Где это видано, чтоб людей из аэропорта на «Ладе Гранте» встречали? Ты в Сочи сейчас хоть одного на отечественной видел? Kia, Toyota… какая «Гранта» может быть? А тарифы у нас одинаковые.
Претензий к крымским отелям у Мурата нет, а от цен на полуострове он не в восторге. «Ну как может быть, чтобы виноград стоил по 140—150 рублей? У вас растет, и у нас растет. Но у нас 100 рублей стоит, а у вас дороже».
Впрочем, поехать в Крым еще раз Мурат все-таки планирует. Когда достроят Керченский мост. «Посмотреть, что у вас там изменится», — говорит.

«У нас не бывает плохих сезонов»

Чем действительно поражает Сочи, так это не таксистами на иномарках, а многообразием вариантов жилья. У самого Олимпийского парка можно снять номер в элитном отеле Radisson за 5500 рублей, а можно — койко-место в хостеле «Олимп» за 600. Останавливаюсь на бюджетном варианте.
— У вас бронь на одну ночь, — администратор Наталья вдумчиво смотрит в монитор.
Спрашиваю: можно ли продлить? Наталья качает головой: «Увы, все уже занято».
Объяснить популярность хостела берется его владелец Иван Лунгу. Одновременно говорит, что неправильно делают крымские отельеры.
— Я исхожу из того, что в бизнесе нельзя ждать у моря погоды. Вы сняли койко-место за 600 рублей, бронировали заранее. Но если бы место не было забронировано, то к вечеру его цена опустилась бы до 500 или даже до 400 рублей. Очень часто человек решает, где остановиться, в последний момент. И тут мы делаем ему выгодное предложение. То же самое с отдельными номерами — у нас есть номер и за 4000, но если мы видим, что его не берут, — снижаем цену. Цена должна быть постоянно плавающей — в зависимости от спроса. А как в Крыму? Если отельер решил, что номер стоит 3500 рублей, то он эту цену не двигает. Нет клиентов — ну и нет. Может, завтра кто-то возьмет за 3500. Это неправильно.
По словам Лунгу, в Крыму для привлечения не определившихся с гостиницей туристов используют советские методы.
— С удивлением узнал, что гостиницы сотрудничают с таксистами или заказывают рекламу на стойках информации в аэропорту. То есть до сих пор существуют вот эти фотоальбомы, которые таксисты возят с собой и показывают гостям. Причем часто то, что показывают, действительности не соответствует: то есть человек соглашается заселиться в номер с фотографии, а этого номера нет или он занят. И это все происходит в эпоху агрегаторов вроде «Букинга». Мы, например, сотрудничаем с шестью крупнейшими агрегаторами. И у нас наполняемость в среднем на уровне 80% — это неплохой показатель.
Хотя, признается Иван, плохих сезонов в Краснодарском крае и не бывает. Даже открытие Турции в этом году не сильно ударило по Сочи. «Минус десять процентов туристов максимум», — говорит он.
Кроме факторов, зависящих от самих предпринимателей, Лунгу видит и те, о которых должно заботиться государство.
— У нас чистят пляжи, а канализация не выходит в море. В Крыму стоки зачастую идут туда, где купаются люди. Кроме того, в Сочи хорошая инфраструктура после Олимпиады. И люди приезжают посмотреть в том числе на олимпийские объекты. То есть без серьезных вливаний со стороны государства, без каких-то интересных проектов Крым все равно не сможет достойно конкурировать.
«Мы никому не навязываемся»

Читайте также:  ЕС: как бы выбить побольше деньжат с уходящей Британии?

Отправляюсь в Олимпийский парк. На удивление, здесь довольно пусто. Большая часть посетителей — велосипедисты.
Настоящие очереди выстраиваются к кассам соседнего с Олимпийским «Сочи парка». Это парк аттракционов с американскими горками и 60-метровым колесом обозрения. Вход платный и довольно дорогой — 1580 рублей с человека, но люди стоят к кассе по 5—10 минут.
— Я в Саранске не смогу сводить ребенка на американские горки. У нас их нет, — объясняет одна из ожидающих. — А в Америку ради горок лететь как-то дорого.
Улучив момент, когда очередь исчезает, подхожу к кассиру. «У вас всегда такой ажиотаж?» — «Постоянно. Еще столько же через интернет заказывают!»
Иду на набережную. Первое впечатление — здесь нет аниматоров. Уже стоя по колено в воде, слышу знакомые мотивы: «Приглашаем на морскую прогулку вдоль побережья Сочи!» Ну, думаю, сейчас начнется ажиотаж, но нет: следующее объявление — только минут через десять. Подхожу к киоску, в котором предлагают «прогулки».
— Что-то вы неактивно торгуете.
Продавец смущается: «Да мы ведь никому не навязываемся. Просто информируем».
— И как результат?
— Ну по 4—5 прогулок в день бывает. Не жалуемся.

Ребячество Ай-Петри

На следующий день отправляюсь на горный курорт Роза Хутор. Он имеет славу элитного, но «Букинг» предлагает здесь три десятка номеров до 1500 рублей. «Ласточка» до Розы тоже обходится в приемлемые 233 рубля.
Людей в поселке, кажется, не меньше, чем в самом Сочи. Каждый третий занят фотографированием: горы, стилизованная под голландскую архитектура, — есть что поснимать.
Цены на подъемники к горным вершинам от 850 до 2000 рублей — в зависимости от того, какая высота нужна и есть ли желание посмотреть на местный Парк водопадов.
— Зимой здесь еще больше людей? — спрашиваю мужчину у подъемника.
— Раза в три. Но многие остаются жить прямо в горной Олимпийской деревне. Все-таки на лыжах кататься приезжают.
Сергей (так зовут мужчину) и сам, оказывается, любит горные лыжи.
— Был я у вас в Крыму. Катался на Ай-Петри. Но там, конечно, совершенно любительский уровень: подъемников нет, ограничителей тоже. Ребячество.

Почти все работники турсферы, с которыми я здесь пообщался, бывали в Крыму и изучали его опыт. Чтобы полуострову хоть как-то подтянуться по числу туристов к Кубани, его бизнесменам придется нанести в Краснодарский край немало ответных визитов.

Ялта—Сочи

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя