Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Культура » Большой делает ставку на «маленьких»

Большой делает ставку на «маленьких»

Среда, 10 Август, 2016 года
Просмотров: 211
Комментариев: 0

У балетных танцовщиков, как известно, самый продолжительный театральный сезон. Так уж повелось, что, в то время как у многих их коллег в драматических театрах затишье, период отпусков и безделья, — у балетных период самой напряженной работы: на летние месяцы театры приберегают самые значимые свои премьеры, не говоря уже о проводимых обычно в это время масштабных гастролях, а также продвижениях, назначениях, увольнениях. Турбулентность особенно ощущается в балетном мире как раз летом. Обо всем этом мы и поговорим, подводя итоги сезона…

Михаил Крючков и Анастасия Денисова в премьере балета «Вариации на тему Франка Бриджа». Фото: Дамир Юсупов / ГАБТ

Новые лица Большого

Сезон, по крайней мере для Большого театра, все еще продолжается. Только переместился он вместе с гастролями, которые окрестили «бриллиантовыми», в лондонский Ковент-Гарден… Тон главных английских газет о гастролях Большого самый восторженный: «Танец в исполнении артистов Большого был потрясающим от начала до конца», — пишет про «Лебединое озеро» лондонская «Таймс». «Изумительные выступления следовали одно за другим», — констатирует «Телеграф». И это несмотря на то, что отличительной чертой этих гастролей является назначение на главные партии новичков, для многих из которых выступление на сцене Ковент-Гардена стало дебютом. Помимо дебютировавших в Лондоне Михаила Крючкова, Юлии Степановой, Маргариты Шрайнер, Анастасии Денисовой до этого московские дебюты были у Давида Мотта Соареса, Владислава Козлова, Артура Мкртчяна, Брюны Гальянони Кантанеде и некоторых других артистов, все еще стоящих в балетной иерархии либо на позициях в кордебалете, либо корифеями (Михаил Крючков), в редком случае солистами (Юлия Степанова).

Ставка на свежие силы, желание влить в труппу «молодую кровь», придать ей значительный импульс — особенность политики нового руководителя балета Большого театра Махарбека Вазиева, сменившего в середине марта Сергея Филина. Считается, что предшественник не уделял проблеме ротации балетных кадров должного внимания. И именно в происходящей сейчас ротации и заключена главная особенность уходящего сезона для одной из ведущих балетных компаний мира и залог ее процветания в будущем.

Какие-то вводы показались интересными, какие-то преждевременными. Назовем и самых, по нашему мнению, даровитых: из девушек — это несомненно Юлия Степанова, а из юношей — Михаил Крючков… В Лондоне Крючков успешно исполнил во втором составе партию метафизического двойника принца Зигфрида — Злого Гения (таким образом трактуется этот персонаж в версии «Лебединого озера» у Григоровича). Но способностью играть каждым мускулом своего тела, резонировать с музыкой, передавая все нюансы пластической мысли, отличился этот артист и в балете Ханса ван Манена «Вариации на тему Франка Бриджа», первой премьере Большого театра в этом сезоне. Так совпало, что она состоялась в тот самый день, когда Вазиев приступил к исполнению своих обязанностей балетного директора. Юлия Степанова, покорившая лондонских зрителей в партии Одетты-Одиллии из того же «Лебединого озера», своим танцем и удлиненными линиями заставила засверкать новыми гранями еще и «Бриллианты» Баланчина.

Читайте также:  Интересные факты о Параде Победы 1945 года

Экспериментальная лаборатория ГАБТа

Если же говорить о премьерах Большого театра, то в этом сезоне их было две, не считая обновленного «Дон Кихота» в версии Алексея Фадеечева, не сходящей со сцены Большого театра вот уже 17 лет (спектакль заново приодели и оформили, причем, на мой взгляд, не очень удачно). Помимо уже упомянутого вечера голландской хореографии, в котором кроме балета ван Манена поразил своей изобретательностью балет «Совсем недолго вместе» Пола Лайфута и Соль Леон, в конце сезона Большой театр на Новой сцене представил и своеобразную, лабораторную работу — «Ундину» Вячеслава Самодурова на музыку Ханса Вернера Хенце. Вещь кризисная, да к тому же абстрактная, что и создавало основную трудность — поскольку музыка Хенце сочинялась по детально разработанному совместно с первоначальным постановщиком этого балета английским хореографом Фредериком Аштоном сценарию. Но лексический диапазон балетмейстера оказался сильно ограничен, что тоже не способствовало успеху премьеры.

В принципе на эксперименты главный театр страны в минувшем сезоне не скупился, вслед за Музтеатром Станиславского незапланированно показав «молодежную программу балета» под названием «Лица». Эта программа, являющаяся необходимым условием для развития начинающих хореографов, стала, по сути, возрождением давно уже не идущих в театре воркшопов, введенных в практику при Алексее Ратманском. Художественным руководителем назначили отставленного от руководства балетом Сергея Филина… И пусть работы девяти «начинающих» хореографов (хотя, собственно, начинающих в новой хореографической мастерской на этот раз как будто и не было, все в той или иной степени успели засветиться) были сделаны наспех и показались малоинтересными — лиха беда начало.

«Стасик» верен прежнему курсу

В Музыкальном театре Станиславского и Немировича-Данченко к концу сезона тоже произошли перемены. После ухода в отставку Ары Карапетяна новым гендиректором стал Антон Гетьман, ранее занимавший пост заместителя гендиректора Большого театра Владимира Урина. А сам театр в этом году первым открыл свои двери для хореографических проб и исканий и показал созданный по инициативе Андрея Уварова проект «Точка пересечения». Причем опередил в этом отношении Большой. Результаты работы четырех хореографов пока тоже оставляют желать лучшего, однако кое-какие находки («Амальгама» Эмиля Фаски, «Чай или кофе?» Андрея Кайдановского) все-таки были предъявлены…


Михаил Крючков (Злой гений) и Руслан Скворцов ( Зигфрид) на сцене Ковент-Гардена в балете «Лебединое озеро» (Лондон). Фото: Дмитрий Старшинов

В более глобальном плане Музтеатр по-прежнему верен своему курсу на последовательное освоение золотого фонда мировой балетной классики XX века. В минувшем сезоне, как и в предшествующих, это касалось английской классики, в частности такого балетмейстера, как сэр Фредерик Аштон, вечер хореографии которого состоялся в начале ноября. Он включал в себя три балета: помимо «Маргариты и Армана», который входит в репертуарную афишу «Стасика» еще с 2009 года и премьерой совсем не является, это были одноактные балеты «Рапсодия» и «Вальс», хотя и несколько старомодные (так, впрочем, сейчас смотрятся многие произведения Аштона), но очаровательные этой своей старомодностью, а главное — очень полезные и взятые худруком балета Игорем Зеленским для этой труппы явно «на вырост».

Читайте также:  Журналист Тимесков ответил "дому Романовых" на оскорбления в свой адрес.

Другая премьера сезона — перенесенный в «Стасик» балет «Анна Каренина», поставленный художественным руководителем Цюрихского балета Кристианом Шпуком — обычный среднеевропейский продукт, отвечающий всем стандартам качества. Открытий он не преподнес.

Но проблемы Музыкального театра сейчас лежат несколько в другой плоскости… Несмотря на тот высокий уровень и динамику, что придал развитию этой компании ее худрук Игорь Зеленский, из театра каждый сезон уходят танцовщики. В прошлом году «Стасик» покинули примерно полтора десятка человек, в следующем сезоне предполагают, что театр недосчитается еще десяти артистов. Есть среди них и премьеры: Анна Оль и Семен Величко перешли в Национальный балет Нидерландов в конце прошлого сезона, сейчас театр покидают другие необходимые ему исполнители — Ксения Рыжкова и Дмитрий Соболевский. Самое интересное, что пригласил Рыжкову и Соболевского вкупе с другими артистами на новое место работы сам Зеленский, который с этого сезона является еще и руководителем балета в Мюнхене. Так, сидя сразу на двух стульях, он для пополнения качественными артистами одного доверенного ему коллектива оголяет другой («Стасик», труппа которого в балетном мире котируется гораздо выше мюнхенской).

Казалось бы, ничего страшного в этом нет. Поиски лучшей доли и связанная с этим миграция — проблемы, стандартные для любой балетной труппы. Но слишком многие уходят. Да и для Игоря Анатольевича это уже стиль работы — подобные сложности возникали у него и в Новосибирске, труппой которого до этого года он руководил параллельно со «Стасиком». Возникли они и в Мюнхене — здесь наряду с другими артистами труппу вместе со своим мужем Марлоном Дино неожиданно покинула даже первая балерина мира Люсия Лаккара.

Кроме того, и в самом «Стасике» дела в связи с занятостью худрука пошли не самым лучшим образом. Так, закрывшую нынешний сезон «Баядерку» доверили исполнителям (правда это были дебюты), который не смогли обеспечить спектаклю надлежащий уровень. Раньше подобных ляпов Зеленский не допускал.

В Кремле справляли юбилей

Международный фестиваль балета, состоявшийся на сцене Кремлевского дворца уже в четвертый раз, в этом году был посвящен 25‑летнему юбилею труппы «Кремлевский балет». Прежде всего отметим высокий уровень, который продемонстрировали сами «юбиляры». На гала-концерте, открывшем IV Международный фестиваль балета в Кремле и составленном из отрывков спектаклей огромного репертуара кремлевского коллектива (а за 25 лет в этой труппе было создано 25 успешных спектаклей), кремлевские солисты смотрелись не хуже их европейских коллег.

Пополнил свою афишу «Кремлевский балет» в этом сезоне и очередной жемчужиной классического репертуара XIX века. Премьеру спектакля «Баядерка» экс-худрук «Кремлевского балета» Андрис Лиепа запланировал еще в прошлом сезоне, то есть во времена своего недолгого правления балетной труппой… Но осуществил задуманное только тогда, когда труппу покинул, и на свое законное место опять вернулся основатель кремлевского коллектива Андрей Петров. Добавляя в афишу «Баядерку», театр не только пошел на поводу у «кассы» и любителей классики, обожающих этот балет. Такой шаг со стороны руководства, традиционно делающего ставку на классическую составляющую репертуара, является насущным и стратегически важным и для развития балетной труппы. Результат, представленный труппой «Кремлевского балета», не заставил себя ждать: вышколенный и собранный кордебалет, блестящие танцы солистов, красочные декорации в индийском стиле, по роскоши и колориту не уступающие декорациям Большого театра.

Читайте также:  Ярославль стал еще привлекательнее для туристов

Михайловский театр опробовал новые технологии

Михайловский театр, уверенно набирающий очки под предводительством своего новоявленного худрука Владимира Кехмана (у которого в будущем сезоне, к сожалению, тоже могут возникнуть проблемы — суд признал его банкротом), в этом сезоне решил опробовать новые технологии. Для оформления балетной классики они, честно говоря, не слишком подошли, а вот для создания новых спектаклей оказались незаменимы.

Открыл свой 183‑й сезон театр одним из самых старинных из дошедших до нашего времени балетов «Корсар» в редакции Михаила Мессерера, основанной на версии Константина Сергеева. Постановки и редакции классических балетов у Мессерера всегда отличаются большой культурой и бережным отношением к классическому наследию, хотя совсем не чуждаются и некоторой редакторской правки.

Что касается оформления спектакля, которое «разработал» главный художник театра Вячеслав Окунев, то замена декораций на сделанные в соответствии с последней модой видеопроекции не пошла старинному балету на пользу, зато освободила пространство для танца. Однако прибереженный для финала 3D‑спецэффект — отплывающий на фоне движущихся облаков и под колыхание как будто «всамделишных» волн корабль — стал хорошей и экономичной заменой «старинной» буре и кораблекрушению.

Картина водного апокалипсиса, построенная с помощью моднейших видеопроекций и 3D‑эффектов, впечатляла и на другой премьере этого сезона — спектакле «Люблю тебя, Петра творенье…» (сейчас он переименован в «Бронзовый кумир»), созданном по мотивам петербургской повести А.С.Пушкина «Медный всадник». Гигантские пожирающие город волны, покосившийся своими куполами и крестами Исаакий и наполовину выглядывающий из воды шпиль Петропавловского собора — такую апокалипсическую картину наводнения и потопления Санкт-Петербурга рисуют знаменитый американский хореограф Лар Любович и художник Георгий Цыпин в своем новом спектакле.

Борис Эйфман ждет свой дворец

Хореограф Борис Эйфман, практически в одиночку создающий в России востребованный во всем мире современный балетный репертуар, в этом сезоне взял тайм-аут — новых балетов не сочинял. Все его мысли сейчас занимает Дворец танца и Детский театра танца, строительство которых вот-вот должно начаться.

Тем не менее знаменитый хореограф основательно переделал старые, самые знаковые свои постановки — «Чайковский» и «Красная Жизель». Последний приобрел новую хореографию, но не слишком изменился, оставаясь прекрасным и целостным произведением, одним из лучших в творчестве гениального хореографа. Об изменениях в другом шедевре Эйфмана — балете «Чайковский» — москвичи смогут судить самостоятельно… Под новым названием «Чайковский. PRO et CONTRA» маэстро покажет эту работу в Москве на Новой сцене Большого театра в начале октября.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя