< >Новости мира


Главная » Политика » Жечь или умереть: выживет ли Москва в мусорном апокалипсисе

Жечь или умереть: выживет ли Москва в мусорном апокалипсисе

Среда, 18 Апрель, 2018 года
Просмотров: 153
Комментариев: 0

Московский регион рискует задохнуться в мусорном котле. Есть ли решение?

На стыке 2017−2018 гг москвичи столкнулись с неведомым ранее явлением — в определенные дни город буквально накрывали зловонные и удушливые облака неизвестного газа. Нельзя сказать, что все это вызвало всеобщую панику, но обеспокоились горожане не на шутку. К счастью, довольно быстро выяснилось, что это вовсе не смертоносные облака иприта, а т. н. свалочные газы, занесенные в столицу с близлежащих мусорных полигонов.

Новая действительность

Если большинство жителей Подмосковья успела привыкнуть к зловонными выбросами и давно смирилось с тем, что рядом с их домами пахнет отнюдь не розами, то для москвичей эти события стали чем-то, выходящим за рамки привычной реальности. Более того, выбросов определенно стало больше и главное — ощущать их можно было уже по всей территории Москвы.

Можно сказать, что именно с этого момента в московский регион пришла новая действительность — жители многомиллионного мегаполиса начали понимать, что их среда обитания становится все более враждебной. Загнанные работой и жестким жизненным ритмом москвичи, адаптировавшиеся к тесноте, давке в метро и дорожным пробкам, столкнулись с тем, с чем смириться практически невозможно.

Поняли это и власти — решения о переносе наиболее досаждающих людям свалок были приняты на самом высоком уровне. Однако, как стало ясно после известных событий в Волоколамске и Коломне, этого недостаточно для решения проблемы. Более того, массированный приход свалочного газа в столицу привел к тому, чего не происходило, пока мусорными испарениями дышали жители Подмосковья — о проблеме заговорили на всю страну. Проблема «с душком» неожиданно встала в полный рост, представ во всей своей ужасающей «красе» перед населением и властями.

Жуткие цифры

Не так давно представители WWF Россия провели расчеты, результаты которых не могут не повергнуть в ужас. По их данным, россияне ежегодно производят почти 60 млн тонн мусора, что равняется 1/8 массы всех живущих на Земле людей. Всего же за последние десятилетия на российских свалках накопилось несколько миллиардов тонн отходов, произведенных людьми и предприятиями. Построенные при СССР мусорные полигоны переполнены, количество нелегальных свалок превышает количество легальных. 90% всех отходов отправляется на помойки, и лишь около 10% перерабатывается или сжигается.

Лидером по производству и накоплению мусора является московский регион. По данным WWF Россия, в Подмосковье скопилась 15 от объема мусора всей страны. При этом 23 мусора на свалках Подмосковья имеют столичное происхождение.

SOS!

Как уже отмечалось выше, мусор большого мегаполиса накапливался в его окрестностях на специальных полигонах на протяжении десятилетий. Близость полигонов к Москве объясняется, прежде всего, соображениями автомобильной доступности свалок, так как мусоровоз не должен ехать до них слишком уж долго.

Большинство таких свалок уже закрыто и рекультивировано, однако это не снижает опасности. Надежно укрытые мусорные горы высотой с многоэтажный дом превращаются в химический реактор, в котором протекают процессы, сопровождающиеся нагревом и выделением свалочных газов.

Очевидно, что процесс «газообразования» на них достиг какого-то определенного уровня, в результате чего, целые его облака появляются в воздухе и над самой Москвой. Понятно и то, что сегодня мы, скорее всего, наблюдаем лишь его начальную фазу и о том, что будет потом, можно только догадываться.

Главная причина токсичных выбросов со свалок, по мнению экспертов WWF России — пищевые отходы. На эту категорию приходится 30−40% от общего объема мусора, производимого среднестатистическим горожанином. Пищевые отходы выбрасываются вперемешку с непищевыми, в том числе опасными отходами, образуя «гремучую смесь». Кроме того, когда отходы смешиваются, сравнительно небольшая часть пищевых отходов загрязняет остальные

Все последствия мусорного апокалипсиса для московского региона до конца не просчитаны, но уже сейчас можно говорить об опасности роста количества легочных, кишечных и раковых заболеваний. Возможно, по мнению ученых и появления различного рода мутаций, особенно у новорожденных детей.

Кто виноват?

Главными виновными в происходящем являются еще советские руководители, из всех стратегий обращения с мусором выбравшие самую простую и опасную. Их примеру последовали и новые функционеры.

Из-за значительного роста столичного населения, а также изменения характера потребления (резко возросло количество упаковки, бытовых и пищевых отходов) количество производимого Москвой мусора нарастало, как снежный ком. Однако на протяжении последних лет, чиновники старательно закрывали на это глаза, а эксплуатация свалок превратилась в доходный и полукриминальный бизнес.

Результат такого отношения можно наблюдать, а также вдыхать всей грудью уже едва ли не под стенами Кремля. Территория Подмосковья практически полностью покрыта закрытыми и действующими мусорными полигонами, некоторые из них в последние месяцы «задышали» ядовитыми газами. Что будет, когда к этим «дышащим» свалкам присоединятся остальные, можно только догадываться.

Что делать?

Сказать, что власти ничего не предпринимают для решения мусорной проблемы, нельзя. Вопрос заключается лишь в методах, а также наличии понимания ее масштаба и глубины. Так, после событий в Волоколамске стало известно, что «задышавшая» свалка будет подвергнута дегазации в соответствии с голландской технологией. Так же, идет речь о закрытии и переносе ряда свалок, расположенных в непосредственной близости от Москвы, а также строительстве нескольких мусоросжигательных заводов (МСЗ).

Понимая всю важность ситуации, «Ридус» досконально изучил существующие методы борьбы с мусорной проблемой, включая самые современные технологии.

Что же можно сказать по этому вопросу на сегодняшний день?

Проблема состоит из двух основных частей с различной степенью сложности решения. Первая — это т. н. свежий мусор, который производится непосредственно сейчас и вывозится на близлежащие полигоны. Главная исходящая от него угроза — загрязнение территорий. Мусор рассыпается по дороге на свалку, а зачастую просто выбрасывается нерадивыми подрядчиками в лесах и придорожных канавах.

Вторая часть проблемы — т. н. старый мусор, который уже депонирован на свалках и полигонах. Это могут быть «чистые» бытовые отходы, или ТБО перемешанные с промышленным и строительным мусором. Возраст таких свалок исчисляется от нескольких месяцев до нескольких десятилетий.

Читайте также:  Отставной генерал призывает ЕС помочь Литве: Островецкая АЭС – троянский конь России

Это наиболее опасные отходы, так как будучи сложенными в огромные горы, они являют собой тот самый химический реактор. Под давлением и в отсутствии притока кислорода в них происходят химические реакции, с выделением тепла и тех самых ядовитых свалочных газов. Попадание в такие свалки воды приводит к вымыванию из них ядовитых веществ, просачивающихся в грунтовые воды. Именно с такой проблемой довелось столкнуться в Волоколамске.

Плюсы и минусы

При том, что в большинстве развитых стран мусорная проблема уже перестала являться таковой, в России с ней еще предстоит столкнуться в полный рост.

Что предлагается делать с накопленными за десятилетия горами мусора?

  • Дегазация — это сравнительно простая и недорогая экстренная процедура, позволяющая при помощи пробуренных в теле полигона скважин собирать и отводить свалочный газ. Главный и единственный плюс этого метода состоит в быстроте нейтрализации беспокоящих симптомов — выбросов свалочных газов. Минус — свалка остается там, где и была, продукты сжигания собранных газов не сильно безопасней их самих.
  • Перенос свалок — ближайшие к Москве полигоны предполагается закрыть, а мусор свозить в отдаленные уголки Подмосковья, заполняя им старые карьеры и другие естественные емкости. Плюсов у этой программы, кроме того, что по ближайшему Подмосковью перестанут ездить мусоровозы, практически нет. Даже надежно засыпанные землей и дегазируемые полигоны продолжают оставаться бомбой замедленного действия, которая неизбежно рванет через несколько лет или десятилетий. Минусы очевидны — в отдаленных районах тоже живут люди и вряд ли они будут рады встрече со столичной помойкой.
  • Сжигание мусора — плюсы метода состоят в значительном сокращении массы и объемов мусора. Минусов тоже довольно много. Прежде всего, они связаны с технологическим несовершенством ныне существующих МСЗ, на которых практически отсутствует система очистки продуктов горения. В результате, в воздух выбрасываются пыль, диоксины, тяжелые металлы, а также масса других вредных веществ.
  • Биопереработка — существуют и достаточно современные биологические методы переработки мусора, при помощи микроорганизмов. Плюсы метода — отсутствие вредных газообразных выбросов. Минусы — весьма избирательный подход бактерий к поедаемому мусору, а главное — полная неопределенность относительно того, что произойдет с микроорганизмами после того, как они выполнят свою работу. Данный метод использовался для ликвидации разлива нефти в Мексиканском заливе и показал неплохие результаты. Однако, впоследствии микроорганизмы начали мутировать, уничтожая все живое вокруг себя.
  • Раздельный сбор — является скорее профилактической мерой, а не методом борьбы со свалками. В последнее время можно слышать утверждения о том, что решить проблему поможет раздельный сбор мусора, который позволит перерабатывать его в полезные материалы. Инициатива без сомненья правильная и благородная, хотя и не имеющая ни какого отношения к решению конкретной, стоящей перед Москвой проблемы. Раздельный сбор активно используется в западных странах и действительно привел к тому, что значительная часть мусора превратилась в ценное сырье, которое перерабатывается в различные полезные вещи и материалы. Однако, сторонники этого метода упускают из виду, что в той же Европе к раздельному сбору и переработке мусора города (не столь огромные, как Москва), шли порядка сорока лет. Годы и десятилетия понадобились для того, чтобы избавиться от накопленных, не подлежащих переработке, свалок, создать необходимые предприятия и инфраструктуру, а также выработать у населения привычку раскладывать мусор по отдельным бачкам. Такого колоссального количества времени у утопающих в мусоре Москвы и Подмосковья сегодня просто нет. 
  • Что можно предпринять в Москве и Подмосковье?

    Пожалуй, это главный вопрос, который мучает сегодня жителей огромного столичного региона. Вопрос абсолютно не праздный, особенно на фоне того, что в большинстве мегаполисов развитых стран проблема мусора решена полностью.

    Москве до этого еще далеко. Как уже отмечалось выше, проблема состоит из двух частей, связанных со свежим и накопленным мусором. Очевидно, что начатая сейчас дегазация свалок является лишь экстренной мерой, не влияющей на радикальное решение проблемы. Вывоз мусора в отдаленные уголки области, также больше напоминает попытку перенести очаг зарождающегося пожара в дальнюю комнату, в надежде, что он там благополучно потухнет. Нет, он не потухнет, а вернется назад в виде огненного шквала.

    Единственным из доступных эффективных способов решения проблемы остается сжигание мусора на МСЗ. Нет ни малейшего сомненья в том, что при упоминании этой аббревиатуры многие скажут, что такое решение хуже самой проблемы. В ход пойдут аргументы о ядовитых выбросах, диоксинах и вызываемых ими раковых заболеваниях. И это действительно так, если говорить о МСЗ старых поколений, которые уже много лет не используются нигде кроме России.

    Тем временем, за последние годы, мировая индустрия мусоросжигания, под воздействием постоянно ужесточающихся экологических норм преобразилась до неузнаваемости. Как итог, на современных европейских МСЗ, по уровню вредных выбросов, удалось достичь практически нулевых значений. Более того, эти заводы, в большинстве случаев являющиеся самостоятельными энергетическими предприятиями, полностью самоокупаемы за счет производимой ими тепловой энергии и электричества. 

  • Что можно предпринять в Москве и Подмосковье?

    Пожалуй, это главный вопрос, который мучает сегодня жителей огромного столичного региона. Вопрос абсолютно не праздный, особенно на фоне того, что в большинстве мегаполисов развитых стран проблема мусора решена полностью.

    Москве до этого еще далеко. Как уже отмечалось выше, проблема состоит из двух частей, связанных со свежим и накопленным мусором. Очевидно, что начатая сейчас дегазация свалок является лишь экстренной мерой, не влияющей на радикальное решение проблемы. Вывоз мусора в отдаленные уголки области, также больше напоминает попытку перенести очаг зарождающегося пожара в дальнюю комнату, в надежде, что он там благополучно потухнет. Нет, он не потухнет, а вернется назад в виде огненного шквала.

    Единственным из доступных эффективных способов решения проблемы остается сжигание мусора на МСЗ. Нет ни малейшего сомненья в том, что при упоминании этой аббревиатуры многие скажут, что такое решение хуже самой проблемы. В ход пойдут аргументы о ядовитых выбросах, диоксинах и вызываемых ими раковых заболеваниях. И это действительно так, если говорить о МСЗ старых поколений, которые уже много лет не используются нигде кроме России.

    Тем временем, за последние годы, мировая индустрия мусоросжигания, под воздействием постоянно ужесточающихся экологических норм преобразилась до неузнаваемости. Как итог, на современных европейских МСЗ, по уровню вредных выбросов, удалось достичь практически нулевых значений. Более того, эти заводы, в большинстве случаев являющиеся самостоятельными энергетическими предприятиями, полностью самоокупаемы за счет производимой ими тепловой энергии и электричества. 

  • Венский мусоросжигательный завод «Шпиттелау»

    Мы не могли обойти вниманием европейский опыт мусоросжигания, для чего отправились в столицу Австрии на, пожалуй, самый современный и знаменитый МСЗ «Шпиттелау». Заметим, что завод расположен едва ли не в центре города, на берегу Дунайского канала, а вокруг него мирно прогуливаются мамы с колясками, осуществляют пробежки любители ЗОЖ и накручивают круги вездесущие велосипедисты.

    Показать журналистам «Ридуса» завод и рассказать о том, как в столице Австрии происходит утилизация мусора, любезно согласился представитель компании «Винэнерджи» (WIEN ENERGIE — аналог Департамента энергетики магистрата Вены) Георг Бареш.

    В Вене сжигаются все твердые бытовые отходы, производимые домашними хозяйствами, — говорит Бареш. — То, что собирается отдельно (стекло, металлолом, макулатура, пластмассы), вывозится на другие заводы, которые все это перерабатывают и утилизируют. За год наш завод сжигает 250 тысяч тонн твердых бытовых отходов (ТБО). Всего в Вене три мусоросжигательных завода, которые полностью покрывают все потребности города по утилизации мусора. Мусорных свалок в Вене нет уже много лет, любое депонирование мусора запрещено законом. Завод реализует полностью рентабельную бизнес-модель: затраты на сжигание мусора перекрываются доходами от реализации производимых нами тепла, холода и электроэнергии. За сжигание одной тонны мусора, завод получает порядка 200 евро. В технологическом процессе не используется топливо, нам нужно лишь небольшое количество природного раза для розжига котлов, далее мусор горит сам, благодаря мощному воздушному поддуву. Важно и то, что завод «Шпиттелау» имеет практически нулевые токсичные выбросы. То, что сейчас выходит из трубы — это на 90% водяной пар. Вода, сбрасываемая в Дунайский канал, по всем своим показателям чище той, что мы оттуда забираем.

    Как работает?

    Завод в своем нынешнем виде появился после реконструкции комбината по термической обработке твердых бытовых отходов «Шпиттелау». Ряд реконструкций, проведенных после пожара 1987 года, превратил его в одно из самых современных в Европе производств. Обеспечить его практически полную экологическую чистоту позволяют очистные сооружения, занимающие более 2/3 его территории.

    Каждый день на завод приезжает порядка 220 мусоровозов с мусором со средней загрузкой в 8−12 тонн. Груз взвешивается и высыпается в накопительный бункер. Оттуда при помощи двух грейферных кранов он подается на конвейер, загружающий его в топку. Все это сжигается на колосниковой решетке при температура 1500−2000 градусов, при постоянной подаче сжатого воздуха. В качестве топлива выступает сам мусор, небольшое количество природного газа используется лишь раз в год для растопки котла.

    Впрочем, это лишь первая и не самая главная часть процесса. Далее выделяющиеся при горении газы проходят через теплообменник, производя пар, используемый для производства электричества, как на обычной ТЭЦ. Также, полученное тепло используется для отопления и производства холода при помощи специальной установки.

    Уникальная архитектура

    При том, что завод является уникальным технологическим объектом, позволяющим преобразовывать отходы в доходы, находясь почти в самом центре Вены, он является и настоящим шедевром современной архитектуры.

    Этим он обязан спроектировавшему его новое здание эксцентричному архитектору и художнику Фриденсрайху Хундертвассеру.

    Слывший большим радетелем экологии архитектор не сразу согласился работать над этим проектом. Только заверения венского бургомистра Гельмута Цилька о том, что завод будет не только полностью экологически чистым, но и будет обеспечивать город теплом и электричеством, он согласился взяться за эту работу. Сегодня, многие считают, что именно благодаря заводу «Шпиттелау», Хундертвассер навсегда вошел в историю, как величайший и самый «безбашенный» архитктор.

    Раздельный сбор мусора — мифы и реальность

    Практика работы «Шпиттелау» дает ответы на многие вопросы, и развеивают многочисленные заблуждения, связанные с процессом утилизации мусора.

    Например, о том, что весь мусор в Европе собирается раздельно и перерабатывается. На самом деле, это утверждение справедливо лишь отчасти. Действительно, на протяжении десятилетий в ЕС ведется пропаганда раздельного сбора мусора, поддерживаемая жесткими законодательными требованиями. Но утверждать, что весь мусор здесь собирается исключительно раздельно, было бы неправильно.

    «Слышите звон бьющегося стекла, — говорит Бареш, указывая на выгружающийся в бункер мусоровоз. — Мусор в машине не разобранный. В принципе, в нем должны быть только бытовые отходы, стекла там быть не должно. По идее, все должно сюда попадать после разделения. Но есть люди, которые этого не делают, несмотря на то, что есть отдельные контейнеры для стекла и для металла. Они все равно выбрасывают все в бытовой контейнер».

    © WIEN ENERGIE

    Впрочем, по словам Бареша, присутствие в мусоре стекла и металла не представляет особой проблемы для МСЗ «Шпиттелау». Технология позволяет жечь практически все. Несгоревшие металлические включения извлекаются из золы при помощи магнита.

    Основной же задачей раздельного сбора является отделение металлических, стеклянных, пластиковых и прочих перерабатываемых составляющих от других бытовых отходов, используемых в качестве сырья. Существует и т. н. несортируемые отходы, на которые приходится около половины всего выбрасываемого мусора. В печи МСЗ в Вене и других европейских городов идут, прежде всего, они, а также то, что остается от сортируемого мусора после изъятия из него металла, стекла и пластика. Таким образом, суммарная доля сжигаемого мусора составляет более половины от его общего количества.

    «Мы сжигаем мусор для того, чтобы сократить его объем, до 10% от первоначального», — говорит Бареш.

    Вредные выбросы

    Второе распространенное заблуждение связано с тем, что МСЗ выбрасывают в окружающую среду огромное количество вредных веществ. На самом деле, уровень вредных выбросов завода целиком и полностью зависит от применяемых на нем технологий и прежде всего, технологий очистки выбрасываемых воды, золы и газов.

    Выбросы МСЗ последнего поколения, к которому относится «Шпиттелау», в большинстве случаев, значительно ниже допустимых норм, диктуемых строгими европейскими и муниципальными законами. «Есть предусмотренные законом нормы по выбросам, мы выдаем выброс на 90% чище, чем они предусматривают», — говорит Бареш.

    Этим завод обязан новейшей системе очистки, на которую приходится основная часть стоимости оборудования «Шпиттелау».

    Система очистки дымовых газов имеет три ступени, — поясняет Георг Бареш. — Первая ступень — это тканевый фильтр, он новый и появился у нас только после реконструкции завода. После прохождения дыма через этот фильтр вниз, в специальную емкость выпадает зола. Далее дымовые газы попадают в промывочную камеру, похожую на огромный душ. Здесь они промываются потоками воды. Грязная вода подлежит очистке, после чего остается фильтрованный осадок — так называемый кек. Его очень мало по количеству, примерно 1 килограмм из тонны мусора, но в нем содержатся тяжелые металлы — свинец, кадмий и ртуть.
    Нормативы по вредным выбросам. Красным указано на сколько процентов выбросы «Шпиттелау» ниже установленных норм.

    © WIEN ENERGIE

    По словам нашего гида, он настолько токсичен, что законы Австрии не позволяют его хранить на территории страны, в связи с чем, он перевозится в Германию, где складируется в бывшем соляном руднике.

    Третья ступень, — это огромный каталитический фильтр.

    Он размером с многоэтажный дом, работает как катализатор в машине, — говорит Бареш. — Здесь практически полностью разрушается структура диоксинов и фуранов — самых опасных газов. Мы очень гордимся этим оборудованием, потому что мы были первыми в мире, кто еще в 90-е годы прошлого века построил такую установку.

    Что касается шлака и золы, то они смешиваются с цементом, в результате чего образуется шлаковый бетон, который складируется на специальной территории на севере Вены.

    В Австрии очень строгие экологические законы, поэтому применения этому бетону здесь нет, — поясняет Бареш. — А в других странах, например, в Германии, этот материал используется для строительства дорог, то есть первого, самого нижнего слоя дорожного покрытия.

    Полезные вещи

    Далее, Георг Бареш ведет нас в подземный туннель, где ранее проходила линия городской железной дороги. Сейчас здесь располагается гордость «Шпиттелау» — теплообменная установка, предназначенная для производства холода. По сути, это большой кондиционер, позволяющий в строгом соответствии с законами физики, преобразовывать в холод тепло, образуемое при сгорании мусора. Этого холода достаточно для обеспечения работы системы кондиционирования огромного госпитального комплекса, находящегося неподалеку от завода.

    Мы охлаждаем воду до температуры плюс 3,5 градуса, — говорит Бареш. — Пока она направляется в больницу, она нагревается приблизительно до 6 градусов. Этого достаточно, чтобы охлаждать помещения. В процессе охлаждения вода нагревается и возвращается к нам с температурой 12 градусов, где мы ее снова охлаждаем до 3,5 градусов, и так снова и снова.

    Как уже отмечалось выше, МСЗ, работая в режиме ТЭЦ, производит и самое обыкновенное тепло, позволяющее отапливать целый городской район.

     

    В сухом остатке

    Какие выводы можно сделать из всего, сказанного выше, если говорить о ситуации с мусором в московском регионе и России вообще?

    Первый и самый главный — перенос свалок с места на место не решает проблемы, а только загоняет ее вглубь. Накопленный «старый» многолетний мусор, которым переполнены подмосковные свалки, должен быть утилизирован. В противном случае, «утилизированными» могут оказаться москвичи и жители Подмосковья. Единственным доступным и действенным способом утилизации (что бы не говорили доморощенные экологи и примкнувшие к ним «активисты» всех мастей) является сжигание на специальных мусоросжигательных заводах.

    Других способов справиться с миллионами тонн скопившихся в Подмосковье отходов сегодня не существует ни в России, ни в мире, ни в природе вообще.

    Раздельный сбор — это хороший способ запустить технологию переработки части «свежего» мусора, но он никак не способен повлиять на основную проблему — накопленные запасы «старого» мусора. Опасность и токсичность МСЗ, вызывающая к ним неприязнь со стороны населения, обусловлена единственной причиной — безнадежно устаревшими технологиями сжигания и очистки его продуктов. Проблема решается установкой современного оборудования, доказавшего свою эффективность в странах Европы. Хорошим стимулом для местных властей, закупать именно самое современное и безопасное мусоросжигательное оборудование, может стать повышенное общественное внимание к мусорной проблеме, которое мы можем наблюдать сегодня в московском регионе.

    Последнее, что хотелось бы добавить — это то, что на принятие окончательного решения по мусорной проблеме времени практически не остается. Региону требуются колоссальные мощности по утилизации накопленных отходов, в противном случае «мусорный апокалипсис» придет в каждый московский дом.

    Рекультивация существующих полигонов не решает основной задачи так же, как и раздельный сбор мусора. По сути, это лишь зарывание проблемы в песок. Численность населения Москвы в ближайшие годы возрастет еще на несколько миллионов человек. А с ним возрастет и количество выбрасываемого мусора. Со всеми вытекающими (во всех смыслах) последствиями.

    Небольшая фото-экскурсия по мусоросжигательному заводу «Шпиттелау»:

     

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя