Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Общество » Жулье для алкоголика

Жулье для алкоголика

Четверг, 19 Май, 2016 года
Просмотров: 207
Комментариев: 0

Угадайте, кто самый полезный человек на свете? Думаете, врач? Ой, ну рассмешили. Самый полезный на свете человек — алкоголик. Его можно использовать в трудных жизненных обстоятельствах. Это удобно: главное, чтобы было что выпить. Практичней не давать сразу, а пообещать — тогда человек способен горы свернуть: поедет куда надо, подпишет что хочешь. А пьяным пользоваться даже удобней: от его имени — хоть в кругосветное плавание.


фото: Из личного архива

Вот в такую «плохонькую» квартиру сослали Самохина злые родственники…

Сергей Васильевич Самохин родился в Москве в 1963 году. В 1985 году вернулся из армии, женился, а через полтора года развелся.

Всю жизнь Самохин жил с матерью, Верой Николаевной Самохиной, в двухкомнатной квартире на улице Плеханова, 30.

По словам родственников, вернувшись из армии, Самохин начал выпивать. Причем пьянствовал подолгу, дома дрался и скандалил, ни на одной работе не задерживался — отовсюду его выгоняли за пьянство. В 1998 году выяснилось, что у Самохина туберкулез. Его поставили на учет в тубдиспансере №21 и оформили инвалидность, а в 2004 году была установлена бессрочная 3-я группа инвалидности.

Из-за беспробудного пьянства Самохин то и дело попадал в ситуации, которые заканчивались травмами. Врачи запретили ему употреблять алкоголь, но, выйдя из очередной больницы, Самохин брался за старое. Его несчастная мать жаловалась родственникам, что, напиваясь, он ползал по квартире, хулиганил, заставлял по ночам бегать за водкой, а если она сопротивлялась, рвал на ней одежду.

В мае 2009 года Вера Николаевна Самохина умерла от инсульта.

С похоронами взялись помочь родственники, Елена Викторовна Бачурина и ее муж Константин Анатольевич Бачурин, двоюродный брат Самохина. Когда Бачурины приехали на улицу Плеханова, картина оказалась неприглядной: оборванные обои, выщербленный паркет, прожженный сигаретами линолеум, разбитая ванная комната.

На похоронах было много родственников, и в конце концов речь зашла о том, как теперь будет жить Сергей. Ведь он даже ложку ко рту поднести не мог, силы остались только на то, чтобы пить водку через трубочку. Но жить с таким человеком желающих не нашлось. Только Бачурины согласились взять на себя этот крест. Оставить его одного они не смогли. К тому же он и сам просил не бросать его, обещал, что не будет хулиганить и бросит пить.

Бачурины жили вдвоем в трехкомнатной квартире в Некрасовке, а их сын учился в Москве и поэтому снимал там угол. Сергею предоставили отдельную комнату — только живи. У него оказался просрочен паспорт, и Бачурины возили его по инстанциям, чтобы получить новый документ. И везде возникала одна и та же проблема: из-за неумеренных возлияний у Сергея тряслись руки и ему трудно было подписывать документы. С большим трудом он расписался в новом паспорте, хотя эта подпись больше похожа на разбитую калитку.


фото: Из личного архива
Сергей Самохин держит сигарету двумя руками — одной не получается.

В наследство от матери ему досталась половина квартиры. Для вступления в наследство требовалось собрать документы, то есть ездить по разным учреждениям и стоять в очередях. Сам он ничего сделать не мог и попросил Бачуриных взять эти хлопоты на себя. Пришлось оформлять у нотариуса доверенности, но даже подписать их он сам не мог — руки ходили ходуном, поэтому за него подписывалась жена двоюродного брата.

Осенью 2009 года Бачурины сделали в квартире Самохина косметический ремонт. И как только все привели в порядок, Сергей сразу же захотел вернуться домой. Пить-то Бачурины ему не давали, а дома можно было делать что хочешь. Да и состояние Сергея изменилось: родственники его подлечили, подкормили, приодели — и он решил, что теперь все может делать сам. Решил и переехал.

Спустя неделю он позвонил и стал проситься обратно. Бачурины поехали на улицу Плеханова и увидели такую картину: дверь настежь, телефонные провода оборваны, оба дивана испачканы фекалиями, а одежда — на полу в луже мочи. Соседи рассказали, что видели Сергея лежащим на земле у входа в подъезд. А от Сергея они узнали, что к нему приходил сотрудник милиции, интересовался квартирой и зачем-то вырвал телефонные провода.

Бачурины не нашли в себе сил оставить Сергея в таком состоянии и снова привезли к себе домой. Видимо, это произвело на него впечатление, потому что некоторое время он не пил, держался. И, узнав о том, что Алексей, сын Бачуриных, снимает жилье в Москве, предложил оформить на него дарственную на свою квартиру.

Бачурины предложение приняли. Но к московскому нотариусу Л.В.Глыбиной для оформления доверенности пришлось записываться за месяц, такая была очередь. И тут одна знакомая сказала, что у них в Ивантеевке нотариусы принимают в тот же день, по живой очереди. И поэтому 17 ноября 2009 года они поехали в Ивантеевку к нотариусу Л.Ю.Муравьевой. Сергей был трезв. Муравьева пригласила в кабинет его одного, долго с ним разговаривала и только после разговора пригласила в кабинет Елену Бачурину и в ее присутствии предложила Сергею оформить договор ренты с пожизненным содержанием. Но он хотел оформить дарственную. Из-за того, что у него сильно тряслись руки, он не смог сам подписать доверенность на сбор документов и заключение дарственной, и тогда нотариус Муравьева пригласила в качестве рукоприкладчика человека из очереди.

Читайте также:  Прощание с суверенитетом. Отныне всем в России рулит МВФ

И вот 3 февраля 2010 года договор дарения квартиры на улице Плеханова был подписан. В августе 2010 года Алексей Бачурин начал делать в этой квартире капитальный ремонт, заменил трубы, полы, двери, окна, установил новую сантехнику. А в это время Сергей жил у его родителей, причем с мая до сентября вся семья выезжала на дачу в деревню Часовня Люберецкого района Московской области.

Пенсию Самохину переводили на сберкнижку, а так как он с трудом ходил, оформили банковскую карту, которую он передал Бачуриной, чтобы она покупала ему продукты и предметы первой необходимости.

Деньги, которые остались после смерти матери Самохина, потратили на установку памятника на ее могиле, Бачурины хотели все сделать по-людски. Сергей говорил про золотую цепочку с крестом — подарили на день рождения. Хотел мобильный телефон — подарили телефон. Все это он вскоре пропил при первой же поездке к друзьям в Перово. Время от времени он забирал у Бачуриной свою банковскую карточку, снимал с нее всю пенсию и покупал выпивку. Как-то раз он пропил за один день 26 тысяч рублей — пенсию за два месяца.

Однажды зимой, когда Алексей Бачурин уже жил на улице Плеханова, Самохин пришел к нему после встречи с друзьями-забулдыгами без штанов, без обуви и верхней одежды.

Дважды полиция доставляла его с улицы в состоянии мертвецкого опьянения в туберкулезную больницу №11 в Солнечногорске. В феврале 2010 года Самохин оказался в институте Склифосовского, потому что, страдая от жесточайшего похмелья, выпил нашатырный спирт. Забирать его приехал Алексей Бачурин.

Сергей пил все, что попадалось на глаза: одеколон, туалетную воду, духи, корвалол. Из-за этого в семье постоянно происходили скандалы. Он ломал мебель, говорил, что ночью всех зарежет, поэтому время от времени приходилось вызывать участкового. Некоторое время Сергею было совестно, он не пил, а потом все начиналось сначала.


фото: Из личного архива
Доверенность, представленная в суд. Автограф Самохина?

* * *

В 2014 году, когда Самохину вконец опротивела такая пресная жизнь, он начал требовать у Бачуриных, чтобы ему сняли или купили отдельную квартиру. С каждым днем его просьбы становились все грубей и настойчивей. И в декабре 2014 года он переехал. Дело в том, что Алексей Бачурин еще в 2013 году, опасаясь за свои накопления, решил купить квартиру в Некрасовке, в доме, который строился неподалеку от родителей. Таким образом можно было и деньги сохранить, и выполнить просьбу Самохина. Вот в эту квартиру он и перебрался. Вопрос о прописке Самохина в ней даже не обсуждался, потому что московская прописка обеспечивает больше льгот и пенсия больше, чем областная.

Каждую неделю горемычная Елена Бачурина с сыном ездила к Сергею, провозила еду, сигареты, стирала его вещи, убирала в квартире. Алексей несколько раз покупал ему мобильные телефоны, которые то терялись, то были украдены. А без телефона его оставлять боялись — все же хоть какая-то связь.

Весной 2015 года Самохин начал самостоятельно выбираться на улицу и обзавелся приятелями-бомжами, которым он любезно сообщил пин-код своей банковской карты, и они с удовольствием покупали выпивку на всю его пенсию. Время от времени приятели исчезали вместе с картой. Как только восстанавливали карту, появлялись новые друзья. В старину родовитые московские дворяне держали открытый стол, и каждый нуждающийся мог прийти и получить отличный обед. Вот и у Сергея был открытый стол, да и постоянно открытая дверь. Ему самому денег на еду не хватало, и Бачурины кормили его за свой счет — нечего и говорить о том, что платили за квартиру тоже Бачурины. Зато любой бомж в любое время дня и ночи мог явиться к Сергею, помыться, выпить и переночевать. Нередко приходили целыми компаниями.

Именно в это время Самохин познакомился со Славой и Мариной, которые, с их слов, приехали из Сухуми, жили в этом же доме и делали кому-то ремонт. И поскольку Бачурины не привозили Самохину спиртные напитки, а на карте деньги таяли быстрее снега, он мало-помалу стал занимать деньги у супругов. Потом Слава с Мариной попросили разрешения пожить у Самохина, потому что у них возникли проблемы с жильем. В сентябре 2015 года они даже приехали к Бачуриным на дачу в Часовню. Супруги показались Бачуриным симпатичными людьми, поэтому они не возражали против того, чтобы Слава с Мариной пожили в квартире вместе с Самохиным. Думали, что за ним присмотрят, будут готовить еду, да и бомжей отвадят.

Читайте также:  Сибиряки провозгласили себя гражданами СССР и освободились от оплаты ЖКХ

Перед Новым годом Слава позвонил Елене и попросил документы на квартиру, в которой жил Самохин: якобы для оформления пропуска на парковку возле дома. Она позвонила Алексею, а тот сказал, что сейчас не может разговаривать. Документы бы дали без разговоров, просто в тот момент у Алексея был аврал. Слава звонил несколько раз, а потом об этом забыли.

29 декабря 2015 года Елена передала Славе одежду, постельное белье и продукты для Самохина.

А через три дня Самохин позвонил Елене, сказал, что у него все прекрасно и в ее помощи он больше не нуждается.

Спустя две недели Елене позвонил Слава, который сообщил, что Самохин запил и уехал к друзьям, а еще через несколько дней он сказал, что Самохин на какой-то даче, адреса которой они не знают.

10 февраля 2016 года Елена Викторовна Бачурина приехала на Инициативную улицу и увидела, что из квартиры вынесено все, что можно было унести, — кухонная утварь, книжная полка, утюг, таз, приемник, телевизор. Исчезли и все вещи Сергея Самохина.

Консьержка сказала, что уже месяц не видела Сергея, а Слава с женой приходят и остаются ночевать в квартире. Елена позвонила Славе и спросила, где Самохин, куда делись все вещи и ключи от квартиры. И Слава ответил, что в квартире на Инициативной он давно не появляется, ключей от квартиры у него нет и где Самохин, он понятия не имеет.

* * *

А 13 февраля 2016 года Елена обнаружила в своем почтовом ящике — с ума сойти, сколько раз я писала эту роковую фразу — судебную повестку по гражданскому делу о признании недействительным договора дарения квартиры Самохина. Так и выяснилось, что еще в ноябре 2015 года Самохин посетил нотариуса Зою Викторовну Кирюхину, контора которой находится в Северном Бутове. Там он выдал генеральную доверенность с правом регистрации права собственности на имя Павла Владимировича Злобинского, Феликса Олеговича Текоева и Павла Викторовича Моисеева.

В тот же день господин Злобинский получил выписку из ЕГРП на квартиру, где раньше жил Самохин, а через несколько дней раздобыл (якобы взамен утраченного) дубликат договора дарения квартиры.

21 декабря 2015 года Феликс Текоев, получивший от Самохина доверенность с правом передоверия, в нотариальной конторе Елены Амелькиной передоверил свои полномочия Алексею Викторовичу Шерешеву. Таким образом, помощников у Самохина стало на одного больше.

А 28 января в Перовский суд был подан иск. Там говорится, что в октябре 2015 года Самохин вконец обессилел от того, что Бачурины тратят его деньги, выселили его в другую квартиру и оставили на произвол судьбы, хотя знали, что он инвалид. «В конце концов истец никому не навязывался. Это брат попросил истца пожить с ними, пока племянник будет жить в квартире истца».

19 февраля 2016 года Алексей Бачурин написал в полицию заявление о розыске дяди, Сергея Самохина, местонахождение которого с декабря 2015 года не известно.

Полиция опросила соседей, и выяснилось, что в последний раз Самохина видел сосед. Самохин садился с вещами в автомобиль «ВАЗ 2104», и было это в конце декабря 2015 года.

25 февраля Самохин появился в Ухтомском отделе полиции МУ МВД России «Люберецкое» в компании адвоката Леонида Альперовича. «Самохин указал в своем заявлении, что поддерживать отношения с родственниками и сообщать им о своем местонахождении не желает. Со слов Самохина, во время его отсутствия никаких противоправных действий в отношении него не совершалось». Поэтому 26 февраля 2016 года и было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту исчезновения Самохина.

Тем временем в Перовском суде началось слушание дела.

Самохин за пять месяцев в суде почему-то ни разу не появился. За него заседания исправно посещают Текоев и Шерешев. Вот что рассказывают свидетели про жизнь Самохина.

«Я работаю консьержкой в подъезде, где проживал Самохин С.В… У меня с ним был конфликт, приходили люди асоциальные, и я их не пускала к нему. После нового, 2016 года я его из виду потеряла, потом к нему стали ходить двое, муж и жена, он говорил, что они за ним будут ухаживать, но потом они все вместе исчезли.

…Конфликт и начался из-за того, что я не пускала к нему его друзей-алкоголиков, он кидался на меня, очень просто мог размахивать руками. Он просил меня записывать номера телефонов, так как сам не мог записать, он стакан пил через трубочку, чтобы не брать в руки…»

Соседка из дома, где живут Бачурины и где 6 лет прожил Самохин, пояснила: Лена постоянно кормила Самохина с ложки, а пил он через трубочку. «Я видела, как он выползал из комнаты и просил дать денег, материл Лену, оскорблял, мог схватить ее за ноги, порвать халат».

А дядя Самохина рассказал, что еще мать Сергея кормила его с ложки, так как сам он не мог ни есть, ни пить. Он оценивает его как тяжелого человека и не стал бы ему помогать, если бы не было Бачуриных. «…Он очень любил себя, а остальные ему всегда были до лампочки…»

Читайте также:  Кислород, которого у россиян нет

Следующее заседание суда состоится 24 мая.

* * *

А теперь давайте поближе познакомимся с представителями Самохина. Потому что и сам Сергей Васильевич наверняка понятия не имеет, какие надежные люди помогают ему спастись от бачуринского ига.

Павел Злобинский в 2011 году был представителем гражданина Зарщикова, продавшего свою 3-комнатную квартиру друзьям, Полосухину и Ширшикову. Через 2 недели после заключения договора купли-продажи Зарщиков забрал из Регпалаты все документы и сказал, что денег за квартиру не получал. Первый суд друзья выиграли, а потом откуда ни возьмись появился некто Александр Серенко, который якобы купил у Зарщикова квартиру на три дня раньше, но забыл сдать документы на регистрацию. Зарщиков — такая же творческая личность, как Самохин. Пока Серенко исправно посещал суд, Зарщиков оказался в психиатрической больнице. А привез его туда друг, Павел Злобинский. В результате квартира Зарщикова досталась вовсе не ему, а Серенко, который спустя 4 месяца продал ее. После многочисленных приключений Дмитрий Зарщиков оказался владельцем 1/4 доли в квартире, которую от всей души подарил некой даме по имени Марина Михайловна Палта. Не сегодня-завтра эта дама на правах полноправного сособственника вселится в квартиру. А пока туда исправно приходят коллекторы, потому что дама увлекается займами, но деньги возвращать не спешит. Подробности вы найдете в моих статьях «Меняю квартиру на могилу-2» и «Меняю квартиру на могилу-3», опубликованных в 2014 году.

А еще Павел Злобинский дружил с неким А.Е.Камневым, который страдал умственной отсталостью и был наркоманом. Камнев унаследовал долю в квартире. И после его смерти в нотариальной конторе Елены Амелькиной по заявлению Злобинского было открыто наследственное дело, поскольку Камнев оставил завещание именно в его пользу. За долю в квартире боролись родственники Камнева и, к счастью, победили. Злобинский в суд не явился, а его интересы представлял Леонид Альперович. Да, тот самый человек, который приехал с Самохиным в Ухтомский отдел полиции. Помните, там Самохин заявил, что не желает поддерживать отношения с родственниками…

Нотариус Елена Амелькина, в конторе которой Текоев передоверял свои полномочия Шерешеву, а Злобинский открыл наследственное дело, неоднократно была героем моих публикаций «Меняю квартиру на могилу-2» и «Волки и овцы».

И, наконец, Алексей Викторович Шерешев, который некогда занимал должность судебного пристава-исполнителя в Серпуховском районном отделе судебных приставов УФССП России по Московской области. 14 октября 2015 года приговором Серпуховского городского суда Шерешев был признан виновным в превышении должностных полномочий. Один из двух эпизодов состоял в том, что Шерешев вызвал должника А. в свой отдел и потребовал немедленно оплатить штраф ГИБДД. А. сказал, что все оплатил, ему нужно время, чтобы найти квитанцию, и хотел уйти. Шерешев настаивал на немедленной оплате и в конце концов схватил его за шею, одной рукой начал давить, а другой полез в его карман за паспортом.

Шерешев свою вину признал, был освобожден из-под стражи и приговорен к лишению свободы на 4 года 6 месяцев условно.

Так вот, уже через два месяца наш герой Сергей Самохин, если помните, выписал на Шерешева доверенность. А сейчас никто не знает, где Самохин находится.

И Зарщиков тоже куда-то запропастился. Потому что не нужно ему, любителю выпить и покутить, ходить где попало. Такие люди должны появляться на сцене только по необходимости.

Была когда-то у Зарщикова трехкомнатная квартира — где она? Потом от всего пира у него осталась четверть в другой квартире — сейчас эта четверть ушла к гражданке Марине Палта. Ну ведь бесценный же компаньон! С такими людьми можно горы свернуть. Квартир в Москве бесчисленные тысячи, а желающих с ними расстаться — кто их считал? Ах, какое приволье! Вот и Сергей Самохин, судя по всему, вступил в ряды компаньонов, только он пока об этом не знает.

Я последние десять лет по большей части пишу о чудовищных историях с московской недвижимостью. Теперь вот и все СМИ наперебой пишут, рассказывают и показывают сюжеты о квартирных преступлениях, потому что ситуация дошла до точки кипения. Но все продолжается, и убойная машина работает как швейцарские часы. Из чего следует, что квартирное мошенничество — это грандиозный бизнес, в котором принимают участие полиция, чиновники, нотариусы, адвокаты. Имя им легион. И просто так вырвать у них сахарную кость не получится. Требуется вмешательство государства. А пока отдельные героические граждане продолжают отбиваться от людоедов с опасностью для жизни. И помните, что пока мы тут рассуждаем, очередная жертва попала в капкан. Получается, везет только алкоголикам: они погибают, не приходя в сознание.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя