Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Политика » Когда сажают за лайки — это уже маразм

Когда сажают за лайки — это уже маразм

Воскресенье, 19 Август, 2018 года
Просмотров: 82
Комментариев: 0

«Борцы с экстремизмом» действуют поперек линии развития государства

Силовики по всей стране продолжают гнать волну уголовных дел за лайки и репосты. Счет осужденных идет на десятки, а вот оправдательных приговоров — мизер. Требуют урезонить «борцов с экстремизмом» уже и первые лица государства.

Кого за «Майн кампф» гладят по головке?

Стать обвиняемым по уголовному делу за «экстремизм» сегодня может каждый пользователь социальных сетей. Зря вы думаете: если я публикую на страничке только личные данные, то «уголовка» мне не светит. Силовики могут отыскать информацию из вашего старого аккаунта.

Да и вообще нормы ст. 148 УК РФ («Нарушение права на свободу совести и вероисповеданий») и ст. 282 УК РФ («Возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства») настолько расплывчаты, что под них можно подвести все, что угодно. Тем более неосторожный репост или «лайк» (даже если вы потом отменили это действие).

Количество уголовных дел по данным статьям растет стремительно. Так, по данным Судебного департамента, в 2014 году по 282-й статье в России осуждено 267 человек, а по 148-й статье — только один!

В 2015 году по ст. 282 УК РФ было осуждено уже 378 человек (еще двое оправданы судом), а по ст. 148 УК РФ по-прежнему не было ни одного приговора.

В 2016 году по 282-й статье осуждено 395 человек (еще пятеро оправданы судом), а по ст. 148 УК РФ — уже пятеро.

В прошлом году осуждены, соответственно, 461 и 5 человек (уже ни одного оправдательного приговора!).

Наивно, конечно, полагать, что за пару лет в России стало в разы больше матерых экстремистов. Просто сотрудники Центров по противодействию экстремизму (ЦПЭ) научились рисовать «палки» в своих статистических отчетах.

Читайте также:  В Донбассе огнём ВСУ ранена 82-летняя женщина

Причем доходит до откровенного абсурда. Скажем, еще в 2012 году житель Воронежской области разместил на своей странице во «ВКонтакте» аудиозапись группы «Коловрат». Эта композиция была признана экстремистским материалом лишь в 2014 году — то есть когда пользователь ее размещал, он не нарушал закон. Однако дело все же возбудили — пусть и административное, а не уголовное.

А вот на Ставрополье дело возбудили в отношении студента, который сделал репост сообщения популярного блогера Ильи Варламова — фоторепортаж из музея Второй мировой войны в Польше. Ведь в кадр попали свастики! Связываться с Варламовым силовики, естественно, побоялись, вот и «отыгрались» на сделавшем репост провинциальном студенте.

Спикер пока раздумывает…

Правоохранители трактуют закон, как хотят. Вот представьте, как в разное время в разных уголках страны наказывали за одно и то же деяние — размещение «Майн кампф» в Интернете. В Чебоксарах женщина приговорена к 100 часам обязательных работ по ч. 1 ст. 282 УК РФ, во Владивостоке двое мужчин приговорены к штрафу по статье 20.29 КоАП, а в Туле мужчина… получил предостережение прокуратуры о недопустимости экстремистской деятельности.

Крупнейшие интернет-деятели (в том числе генеральный директор «ВКонтакте» Андрей Рогозов) уверены, что нужно декриминализировать статьи Уголовного кодекса о репостах в социальных сетях. С официальным обращением по этому поводу к спикеру Госдумы Вячеславу Володину обратилась компания Mail.ru Group, которая владеет «Одноклассниками» и «ВКонтакте».

Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова уже активно поддержала идею декриминализации. Ну а спикер Володин обещает еще подумать… Пока он думает, его коллеги-депутаты (Алексей Журавлев, Сергей Шаргунов, Олег Смолин) уже разработали и внесли на рассмотрение Государственной Думы законопроект, который позволит окоротить силовиков.

Читайте также:  Готовимся к шторму, товарищи

Депутаты требуют отказаться от уголовной ответственности за экстремистские действия, если они не связаны с применением насилия, не были совершены организованной группой и при их совершении не использовалось служебное положение.

Судить и наказывать за все это предлагается по новой ст. 20.3.1 КоАП. При этом максимальным наказанием за репост может стать не лишение свободы на срок до пяти лет, как сейчас, а административный арест на 15 суток или штраф в 20 тысяч рублей.

Небытов: все это похоже на «цензуру мышления»

О том, почему в России так разгулялись «борцы с экстремизмом», и способен ли их урезонить законопроект Сергея Шаргунова, «Свободная пресса» обсудила с директором Медицинского центра им. Д.Р. Лунца, специалистом по вопросам психологии и психофизиологии человека Константином Небытовым.

— Cитуация с преследованием за репосты и лайки полна абсурда. Во-первых, что касается лайков. Если я публично выражаю одобрение чем-то — это мое конституционное право (право свободы мысли), ведь тем самым я не совершаю активных действий по призыву к чему-то или пропаганде чего-то.

В чем здесь мотив преступного деяния, который подлежит доказыванию согласно 73 УПК?! Мой мотив — «желание одобрить», цель — «выразить одобрение», а умысел — «хочу выразить свое одобрение». Где здесь криминальная составляющая?

Как эти цель и мотив могут образовать виновность? Какие опасные последствия влечет лайк? На какие общественные отношения, права и свободы человека и гражданина я покушаюсь выражением своего одобрения чему-то?

Мне это напоминает своего рода «когнитивную цензуру», «цензуру мышления». Когда методом «отрицательного подкрепления» (по сути, наказания) вырабатывается рефлекс «не делать».

При этом то, что не сочтется оператором (то есть тем, кто вырабатывает рефлекс) опасным, можно одобрять сколько угодно. Однако как мы можем понять, что представляется опасным, а что нет? Очень просто — по общему разумению. То есть цитату из официального источника можно лайкать, а не из официального нельзя.

Читайте также:  История петербургского пенсионера, жестко задержанного на митинге 9 сентября

Касаемо репостов тоже ситуация не простая. Если я разместил у себя на странице текст или видео, или аудио, но при этом не знал, что они относятся к экстремистским материалам, то где субъективная сторона преступления, которая обязательно должна присутствовать, в соответствие с уголовным правом?

Я должен либо быть знаком со всеми материалами, которые признаны экстремистскими, либо быть экспертом в этих вопросах.

Конечно, если разместить текст, видео или аудио, которые, опять же по общему разумению (то есть чтобы это понять, не надо быть экспертом), содержат информацию экстремистского толка, то вопросов нет. Но, если это может установить только профессиональная экспертиза?! Я этого не знал и не понимал — тогда в чем мой умысел? Его просто нет!

Ситуация получается однобокая: правоохранительные органы все экстремистские материалы знают (либо могут при необходимости признать материалы таковыми), однако граждане никак об этом не осведомлены, в результате чего можно махать карающим мечом правосудия без остановки.

Это тоже похоже на «когнитивную цензуру»: репостить можно только тех, кого разрешает власть. Отдаленно это напоминает борьбу с запрещенными плакатами на улицах и книгами, когда за их расклейку и распространение наказывали. Но ведь интернет-пространство — это нечто совсем иное, чем улица.

Значит, и методы по поддержанию в нем определенного порядка (если уж за это взялись), должны быть совершенно другими!

Закон и правосудие: Жителю Орла дали пять лет колонии за комментарии во «ВКонтакте»

 

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя