< >Новости мира


Главная » Общество » Крымская любовница московского богача попала в ад наяву

Крымская любовница московского богача попала в ад наяву

Пятница, 11 Ноябрь, 2016 года
Просмотров: 199
Комментариев: 0

В Москве, по неофициальным данным, проживает 100 000 долларовых миллионеров. Эта информация будоражит умы многих незамужних девушек во всех городах и весях нашей необъятной Родины.

Однако жизнь преподносит жестокие сюрпризы. И золотая клетка, куда богатые любовники сажают своих пассий, может запросто превратиться в клетку тюремную. А бриллианты — в прах.

У уроженки крымского города Евпатории Кристины Е. покорение Москвы сначала задалось: поочередно появились любовник (пусть и женатый), ребенок, шикарная двухэтажная квартира, перспектива прекрасной работы… Но все это пропало в одночасье — ребенка отобрали, квартиры отсудили, а на саму Кристину завели уголовное дело по заявлению бывшего милого друга.


фото: Из личного архива

Кристина с Женей-маленьким…

Все влюбленные счастливы одинаково, а несчастливы по-разному, утверждал классик. Однако в современном мире и несчастья у многих похожи.

— Если бы я лично всех участников этой истории не знала, то подумала бы, что это сценарий какого-то сериала, — говорит подруга Кристины Наталья Талалаева.

Сама Кристина сейчас ничего сказать не может — она находится под домашним арестом. А до этого несколько дней провела в одном из столичных СИЗО.

Покорение Москвы

— Я первая переехала в Москву из Евпатории, еще в начале 2000-х, — рассказывает родная сестра Кристины Светлана Олейниченко. — А потом, в 2008-м, Кристина тоже подалась в столицу. На полуострове делать было нечего — ни работы, ни перспектив…

Зато в Москве перспектив хоть отбавляй. Первое время Кристина жила у сестры. По образованию медсестра, она быстро нашла работу — ассистентом стоматолога. Плюс у нее было второе образование — менеджер — и опыт работы в стоматологических клиниках. Это позволяло девушке претендовать на хорошие должности — администратора, коммерческого директора.

— В 2010 году ее охотно взяли в одну известную московскую стоматологическую клинику старшей медсестрой. Учредителем в ней был Евгений Игоревич Е. Там, на работе, они и познакомились.

Евгений Игоревич — импозантный, с харизмой, красиво и благородно стареющий московский богач. Он в паре со своей законной супругой владеет прибыльным бизнесом, а именно той самой клиникой.

— Он — известный в наших кругах мачо, — рассказывает Наталья Талалаева. — Я Евгения Игоревича знаю давно, работала у него администратором. Он страстный любитель приударить за молоденькими сотрудницами. Когда Кристина пришла к нам, я сразу заметила, что он ею очень заинтересовался.

Но в конечном итоге у них закрутился бурный роман. От сестры Кристина переехала в арендованную любовником квартирку недалеко от клиники. Там парочка и проводила время. Но вечером Евгений всегда уезжал домой, к жене.

— Я вообще не одобряла этот роман сестры с женатым человеком, — вспоминает Светлана. — Мы даже разругались так, что долго не общались. Но что я могла сделать? Она говорила: «Я его люблю, он самый лучший» — и все тут. Знаю, что Евгений Игоревич обещал сестре развестись с женой. Говорил, что никаких отношений между ними уже давно нет. Его супруга, Ольга Юрьевна, старше мужа на 8 лет, вместе они давно, но совместных детей так у них и не было (притом что и у него, и у нее есть по взрослому сыну от первых браков). Это тоже был его аргумент: я, мол, маленького хочу… Они решили готовиться к беременности. У Кристины заболевание — аденома гипофиза и киста головного мозга. Ей, чтобы забеременеть, пришлось пройти курс лечения. И осенью 2012 года Кристина сообщила мне, что ждет ребенка.

Все смешалось в доме…

В ноябре 2012 года счастливый будущий отец купил беременной любовнице квартиру — опять же недалеко от клиники. Сделал там ремонт по своему вкусу, обставил мебелью. Как только положение Кристины стало заметно, попросил ее оставить работу: не надо, мол, чтобы кто-нибудь из сотрудников знал — жене донесут.

— Они все тщательно скрывали, — рассказывает Светлана. — Потом, когда Кристина на пятом месяце беременности ушла с работы, Евгений Игоревич строго-настрого запретил ей общаться с кем-либо. Да и вообще лишний раз из дома выходить. Даже ко мне в гости ездила только с его разрешения. В итоге Кристина уговорила его разрешить мне переехать к ней. Я на тот момент развелась с мужем и жила одна.

27 июня 2013 года на свет появился малыш — назвали Евгений, в честь отца. Кстати, в графе «отец» никакого прочерка нет и не было — Евгений Игоревич сразу признал сына.

Первые полгода жизни маленького Женечки все шло гладко. И хотя Евгений с женой так и не развелся, он и вторую свою семью навещал регулярно — каждый день после работы. Все так же клялся в любви, баловал Кристину вниманием и дорогими подарками.

— При этом ни от кого, кроме жены, он нас не прятал. На днях рождения Кристины всегда были друзья Евгения Игоревича и даже его старший сын Антон от первого брака. На крестинах маленького Женечки также присутствовали его друзья и знакомые.

Светлана демонстрирует мне увесистую стопку фотографий. Вот счастливые родители стоят у ворот роддома с малышом, завернутым в голубое одеялко. Вот банкет по случаю дня рождения Кристины — огромный круглый стол, куча народу, счастливая именинница в обнимку с любимым…

Однако, судя по всему, совесть все же глодала «двоеженца».

— Полгода исполнилось маленькому Женечке, и вот как-то вечером Евгений Игоревич приехал к нам и заявил, что напился и признался во всем жене, Ольге Юрьевне. С этого момента начинается весь этот ад.

Читайте также:  Фигурант дела о взрыве в петербургском метро рассказал о пытках и фальсификации доказательств

Обманутая жена сразу же вычисляет адрес Кристины. Начинает звонить, приезжать, караулить у подъезда.

— Она все время названивала сестре и кричала в трубку: «Я хочу посмотреть, кого ты нам родила». Мы порой просто боялись выходить из дома. А Евгений Игоревич приезжал как ни в чем не бывало все так же каждый вечер после работы, правда, каждый раз он был все мрачнее и мрачнее.

Решено было переехать жить в другое место.

— Евгений Игоревич всегда сам выбирал квартиры. И в этот раз он присмотрел большую двухэтажную в этом же районе. Но перед тем как ее купить, он сказал, чтобы Кристина вышла замуж за его сына Антона. Так и фамилия у нее будет их, и она наконец-то сможет оформить российское гражданство, и преследования прекратятся. 7 марта 2014 года регистрируется брак (хотя можно было этого и не делать, так как 16 марта указом президента Крым присоединили к России), а через несколько дней оформляется сделка купли-продажи жилплощади за 25 миллионов рублей. Собственником становится Кристина. 22 сентября 2014 года брак был расторгнут.

Сестры переезжают в новые шикарные апартаменты, а прежнюю «однушку» Евгений Игоревич сначала просит переоформить на сестру Светлану, а в конце 2014 года находит покупателей.

— Кристине он объяснил, что деньги нужны на покупку дома, где они потом будут жить вместе. В конце 2014-го квартира продается. С работы, оказывается, сестру уволили по статье еще в январе. А в феврале 2015-го Кристина оформила 1/2 долю новой квартиры на сына, так велел Евгений Игоревич. Теперь мы понимаем, что это был хитроумный план. А тогда абсолютно ничего не подозревали. Так мы прожили еще недолго — 2 месяца. Евгений Игоревич все так же приезжал к сыну, играл с ним, купал. Старался не пропускать ужины и все требовал, чтобы он исключительно сам кормил ребенка. Мы радовались — какой заботливый отец. А получается, это все он делал не просто так.

Любовные отношения плавно превращаются… в уголовные

В начале марта 2015 года (Женечке на тот момент 1,8 года) вдруг неожиданно Евгений Игоревич дарит сестрам подарок — путевку в Таиланд, в спа-отель.


фото: Из личного архива
…и с Женей-большим.

— У меня день рождения 28 февраля, плюс не за горами 8 Марта, он говорит: съездите отдохнуть, это вам такой подарок от меня на праздники. Мы очень удивились, так как до этого ни о каких самостоятельных поездках Кристины не было и речи. Мы вызвали из Крыма маму, чтобы она сидела с ребенком, плюс была няня. Ну и сам Евгений Игоревич уверил нас, что будет смотреть за сыном и возить его на занятия в развивающую школу… Короче, мы спокойно улетели отдыхать.

Пока сестры были за границей, отец забирает ребенка. А заодно и все, что было ценного — им же подаренные бриллианты, дорогие часы, все документы, все деньги (даже с личных счетов Кристины).

— Мама позвонила нам вся в слезах и рассказала, что он увез Женечку в неизвестном направлении. Мы кинулись покупать билеты, но оказалось, что все банковские карты заблокированы. Кое-как нам все же удалось сесть на первый самолет до Москвы, и утром мы уже были дома. Но телефон Евгения Игоревича не отвечал, мы помчались к нему домой, но там тоже глухо — высокий забор и лающие на нас собаки.

Женщины тут же вызвали полицию. Но это никак не повлияло на ситуацию — ребенка увез законный отец. Что же касается пропавшего имущества, то на подарки Кристина, естественно, не смогла предоставить никаких чеков.

С той поры маленький Женечка свою маму больше не видел. С марта 2015 года Кристина судится за право быть рядом со своим ребенком. Но ничего не удалось — даже заставить Евгения Игоревича показать малыша хоть на часок.

— Наш адвокат подавал ходатайства о встрече мамы и сына чуть ли не на каждом заседании, но судья их все отклонила со словами: «У ребенка память как у рыбки, он тебя уже давно забыл. И вообще, роди себе другого». А защитник Евгения вообще поиздевался над Кристиной от души. Вот, например, их адвокатесса пишет: «Кристина, так и так, отец назначает вам встречу с сыном на такой-то день». Мы, счастливые, ждем, покупаем подарки. Но накануне встречи приходит новое письмо: «Отец и сын уехали в Сочи. Вот вам подтверждение — билеты на поезд». Кристина хватает билет на самолет, летит в Сочи, чтобы встретить поезд. Но на указанных местах никто не приезжает. А сколько мы просидели под забором у его дома… Все бесполезно.

Зато своего сына Кристина регулярно наблюдает на фотографиях в соцсети жены любовника. Вот они гуляют втроем: папа, сын и Ольга Юрьевна. Вот отмечают двухлетие мальчика, все довольные и счастливые. А под фото — едкие комментарии жены. В них она, не стесняясь, обвиняет Кристину во всех смертных грехах: «Олейниченко Кристина (теперь Е…..) работала в клинике обычной медицинской сестрой, приехавшей с Украины. Мечтала о Российском гражданстве и «аллигархе». Обычная история, каких много. Каким местом они добиваются своей цели тоже не секрет… Дальше больше, родила ребенка от возрастного руководителя. Только ребенок был для нее исключительно средством достижения поставленной цели. Она была полностью обеспечена всем, 200 000 в месяц только наличное содержание… Но это ее не устраивало. 27.02.2015 она бросила ребенка на посторонних людей и уехала отдыхать в Тайланд. Отец вынужден был забрать его на время ее отдыха. К стати фамилию Е….. она приобрела женившись на сыне отца своего ребенка. Но когда она вернулась, то не поехала за ребенком к отцу, а сразу пошла в суд. Таким поведением она показывает лишь одно — ребенок интересен, когда он дает доход….» (орфография и пунктуация автора сохранены. — «МК»).

Читайте также:  В Беларуси создают Совет исследователей коммунистического террора

А в конце поучительная приписка: «На чужой каравай рот не разевай»…

— Все это время Кристина не переставая звонит Евгению Игоревичу, все пытается поговорить и решить дело миром. И вот после одного из очередных судов он вдруг берет трубку и отвечает ей: приезжай в клинику, поговорим. Кристина, окрыленная, просит меня поехать с ней. Мы застаем в кабинете Евгения с женой и адвокатом. Тут же начинаются крики в наш адрес, нас с помощью охраны выгоняют вон. Договориться о встрече с сыном не получилось. А на следующий день Кристину вызывает участковый и сообщает, что Ольга Юрьевна подала на нее заявление — якобы моя сестра кидалась на нее с маникюрными ножницами.

В возбуждении уголовного дела было отказано, но заявление принял мировой суд. И Ольге Юрьевне удалось добиться обвинительного приговора: Кристина получает судимость и штраф в 5000 рублей за хулиганство.

— Естественно, на основании этого факта судья Новикова, рассматривающая дело о месте проживания ребенка, принимает решение в пользу отца. Апелляцию мы тоже проигрываем.

Пока Кристина судится за право видеться с ребенком, ее фиктивный муж, старший сын Евгения Игоревича Антон, подает на раздел той самой двухэтажной квартиры и получает 1/4 часть ее. А Евгений Игоревич пишет заявление о том, что Кристина — мошенница, не отдала ему деньги, которые он одолжил ей на покупку той, первой «однушки» — 7 миллионов рублей.

— Насколько я понимаю, в августе 2015 года в возбуждении уголовного дела ему отказали, так как он не смог предоставить никакой расписки о долге — ее просто нет в природе. Но через полгода — в феврале 2016-го — расписка откуда-то появилась. Дело возобновили «по вновь открывшимся обстоятельствам». Кристину объявили сначала в федеральный розыск, потом в международный. А после заочно суд вынес решение о ее аресте на время следствия. Но мы этого ничего не знали, жили все в той же квартире, никто ее не искал и повестки не приносил. Притом что летом сестра даже лежала в государственной больнице с воспалением легких. А в августе 2016-го пришел наряд полиции и арестовал мою сестру. Ее тут же поместили в СИЗО.

По счастливому стечению обстоятельств в тот день вместе с Кристиной была подруга, та самая Наталья Талалаева.

— Кристина только и успела мне отдать телефон Аллы Шейло, руководителя общественной организации «Права родителей».

Новость об аресте Кристины тут же разлетелась по сообществу. Девушки устраивали митинги под лозунгами: «Свободу Кристине!», «Верните сына матери!». К делу Кристины подключили опытного адвоката.

— Вот так под давлением общественности суд все-таки поменял предварительную меру пресечения моей сестре с СИЗО на домашний арест. Кристина дома, ей нельзя пользоваться Интернетом, телефоном, выходить на улицу. Идет следствие: допросы, объяснительные, очные ставки. А главное, теперь она не может участвовать в процессах на право общения с ребенком. Маленький Женечка наш даже и не помнит, наверное, уже маму…

Мой сын для Кристины — «коммерческий ребенок»

Адвокат Кристины Максимилиан Буров недоумевает:

— Удивительное дело: в одном суде, где решался вопрос места жительства ребенка, Евгений Игоревич рассказывал про отношения с Кристиной, про то, как приходил, гулял с ребенком, как заботился о них. А то, что она вышла за его сына Антона Е., было для него якобы большим расстройством и удивлением. А сейчас, на следствии по мошенничеству, Евгений Игоревич утверждает, что Кристина просто его случайная знакомая, с которой он имел случайную интимную близость, не более. Странная получается картина: сначала Евгений Игоревич дает, по его словам, «случайной знакомой» в долг 7 миллионов рублей на год. Но, не получив денег, покупает ей квартиру за 25 миллионов, да еще и ремонт там делает (документы, подтверждающие это, имеются).


фото: Из личного архива
Митинг в поддержку Кристины.

Когда Евгений Игоревич узнал, по какому поводу ему позвонили из редакции, то разразился бурной тирадой в адрес своей бывшей любовницы. Самое приличное из слов было «кобыла».

— Неужели у нас в стране больше заняться нечем? Бабушек бы лучше защищали! Эти девушки, хоть и крымские, но с украинскими корнями, они… Неужели вы думаете, у меня нет понятий о морали? Да я в церкви работал реставратором! У меня два взрослых сына, внучка — чемпионка по бальным танцам, я сам в прошлом спортсмен, у меня крупный бизнес, работает со мной около 200 человек, в том числе и врачи высшей категории…

— А зачем же вы связались с Кристиной?

— Я владелец крупного бизнеса, а она была моей подчиненной. Сами делайте выводы, кто с кем связался. Это все был хитроумный план, разве не понимаете? Да, ребенок родился, но он ей не нужен. Знаете, как она себя вела, пока была беременна? Я вот знаю, начитался переписок с подругами. Всю же технику я покупал, так что у меня был доступ ко всем перепискам. А когда ребенок родился, она могла купить ему подарков в магазине на 5000 рублей, а вечером в ресторане на себя потратить 16 000. Мне кажется, у нормальной матери должно быть все наоборот. Нет?

Читайте также:  Поисковые отряды показали свою эффективность

На следующий день бизнесмен сам перезвонил в редакцию, и мы пообщались уже в более спокойном тоне.

— Что значит не видит ребенка? Да она под домашним арестом находится, пусть радуется, что хотя бы не в СИЗО, дома все-таки котлеты-то пожирнее. Я не прятал и не прячу от нее ребенка. Малыш живет со мной по закону: есть решение суда, вступившее в законную силу, согласно этому документу Женечка живет со мной, она вам разве об этом не рассказала?

— Сказала, но она ведь не лишена родительских прав, значит, имеет право общаться с сыном.

— Мамаша ее тут тоже объявилась. Вы поймите, что до этого им всем ребенок был не нужен! Она вообще уехала отдыхать в Таиланд, оставив 1,5-годовалого малыша. Это нормально?

— Вы же ей сами купили путевку.

— Ну, купил, я ее еще и в Голландию отправлял, она не рассказывала? Что она за этот Таиланд зацепилась. Год прошел, она вдруг опомнилась, до этого ребенок ей был не нужен. С ноября месяца прошлого года она им не интересовалась, устраивала свою личную жизнь, а теперь вдруг опомнилась. Вы посмотрите ее Фейсбук — там фото с какими мужчинами на травке в одуванчиках, в бассейне они купаются, выпивают. Это все есть в Интернете. На Пасху ездила куда-то, развлекалась. То есть никто там не горюет по ребенку. Да, она приезжала сюда, к моему дому, но только для того, чтобы перед камерами покрасоваться. Пусть вернет деньги и идет гуляет! Ребенок — это вообще отдельная тема, лежащая в другом углу стола. Пусть сначала решит проблему с долгами, а потом придет ко мне, и мы обсудим все, что касается сына. То она мне угрожала, говоря: «Я до тебя доберусь…», то теперь мне еще какие-то эсэмэски идут с угрозами. Я просто от нее защищаюсь.

— А вы ей давали деньги под покупку квартиры?

— Конечно. Причем когда она покупала эту однокомнатную квартиру, то не была еще беременна. 12 ноября 2012-го я ей дал деньги, а 16 ноября, через 4 дня, она оформила сделку купли-продажи. Она забеременела не раньше октября, а квартиру купила уже в ноябре. Она обещала деньги вернуть, говорила, что они собираются продать квартиры в Крыму… Когда она родила ребенка, я купил ей другую квартиру, улучшив ее условия, ту самую, двухэтажную с сауной, в которой она сейчас и живет. Но ты продаешь старую квартиру третьему лицу — почему по расписке со мной тогда не рассчитываешься? Вся эта информация есть в материалах дела. Для чего опять сюда привлекать ребенка? Понятно, для того, чтобы поднять шумиху и сделать из меня людоеда. Они хотят прикрыться ребенком. Как же так, такой гад у меня все отнимает. Что я отнимаю, я понять не могу?

Затем Евгений Игоревич пускается в длинную тираду о том, как Кристина ухитрилась параллельно выйти замуж за его старшего сына ради фамилии. Как теперь они делят с сыном эту квартиру и как он, «старый дурак», не подумал сразу эти апартаменты записать на малыша?

— Но эти их дела, и я в них не лезу. У меня и так сложная ситуация в жизни сложилась, я не общаюсь теперь со старшим сыном. А с ребенком все хорошо, он ходит в дорогой частный детский сад, гуляет, общается с другими детьми. Я его вылечил, так как он был весь больной, потому что мамаша его неправильно кормила. Моя супруга специально выставила в Интернет фото, чтобы все увидели, что все хорошо. И вообще, почему мы опять скатываемся к теме ребенка? Пусть разберется с деньгами. Ребенок вырастет и сам примет решение, захочет — будет с ней общаться. Нет — значит, нет! Еще раз повторю, ей он не нужен… А квартиры у нее никто не отбирает. Все это глупый служебный роман, но девочке захотелось чего-то большего. На меня многие смотрят как на булку с маслом и на кошелек. А то понятие, которое вошло в обиход повседневный, — «коммерческий ребенок» — оно мне очень противно. Она бросила своего мужчину — сверстника и перепрыгнула сюда. Зачем? Вы посмотрите, кто я и кто она?

Все смешалось в этой истории — любовь, ненависть, дети, квартиры, миллионы… То, что такие «кривые» отношения заканчиваются войной, в которой все средства хороши, — закономерно. И жестокая развязка этого семейного сериала обязательно наступит. Для отца, который знает и говорит о морали, но при этом без зазрения совести изменяет законной жене, которую в борьбе за ребенка берет в союзницы. Для матери, которая свое покорение столицы начала с разрушения чужой семьи и быстрого способа заполучить богатство, а сегодня находится на грани тюремного заключения. А главное — для малыша, который с первых дней жизни стал яблоком раздора для родителей, которые хотели для него как лучше, а получилось как всегда, — он в любом случае самая пострадавшая сторона.

Может, эта история лишний раз напомнит людям: отношения, построенные не на любви, а на амбициях и собственном эгоизме, заканчиваются крахом…

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя