< >Новости мира


Главная » Общество » Квартирные призраки: от имени психически больных в Москве распродается недвижимость

Квартирные призраки: от имени психически больных в Москве распродается недвижимость

Четверг, 17 Ноябрь, 2016 года
Просмотров: 194
Комментариев: 0

В центре Москвы, в старом доме на Садовнической улице, жили-были супруги Ольга Степановна и Алексей Архипович Филатовы. Ольга Степановна 1954 года рождения, а Алексей Архипович 1951 года рождения.

Мать Ольги Степановны умерла, когда ей не было 3 лет. Вскоре отец снова женился. Семья жила в Калининградской области. Добиваясь прописки в Москве, отец Ольги неудачно дал взятку и оказался в тюрьме, а мачеха отдала ее в детский дом.

В этом доме в поселке Бетлица Филатова и Даниелян видели в последний раз.

Ольга была чрезвычайно активной и общительной, но училась очень плохо. В 1974 году у нее начались проблемы со здоровьем, и в конце концов врачи установили диагноз: олигофрения в степени дебильности. В 1975 году ее поставили на учет в ПНД.

Всю жизнь она работала: слесарем-сборщиком, уборщицей, почтальоном, консьержкой. Как писали в советских характеристиках, зарекомендовала себя исполнительным и трудолюбивым человеком. Однако эта трудолюбивая женщина содержала свою комнату в антисанитарном состоянии, на что постоянно жаловались несчастные соседи, и имела обыкновение, получив зарплату, тут же раздать ее друзьям и знакомым. В ее комнате всегда жили посторонние люди, которые проедали ее жалкие гроши и пропивали ее вещи.

В 1976 году Ольга от сожителя родила двойню: Любу и Машу. Сожитель ее бил и сильно пил, вскоре они расстались, поэтому отчество и фамилию детям Ольга дала свои. Судя по документам, в 1980 году Маша умерла.

Спустя 12 лет Ольга вышла замуж за Алексея Ларичкина, который взял фамилию жены и стал Филатовым. Алексей работал сборщиком на фурнитурном заводе. От этого брака на свет появились четверо детей, которые вскоре оказались в детском доме. В 1993 году Филатовы были лишены родительских прав. От чтения акта обследования жилого помещения Филатовых волосы встают дыбом. Остается только удивляться, как вообще дети Филатовых уцелели. Впоследствии все они были усыновлены и оказались кто в США, кто в Италии. Наверное, эти дети, которые сейчас вряд ли помнят свое лучезарное детство, даже не догадываются о том, как им повезло и какой участи они избежали. Кстати, одну из дочерей, родившихся в этом браке, Ольга почему-то тоже назвала Любовью.

В 1996 году Филатовы, узнав о предстоящем расселении дома, расторгли брак, чтобы впоследствии получить две квартиры. Жили они по-прежнему вместе. Однако это не помешало Ольге Степановне спустя полтора месяца после развода заключить брак с Петром Васильевичем Буряком, который приехал в столицу из Черкасской области. Какая восхитительная женщина наша Ольга Степановна: новоиспеченный муж, как и Алексей Архипович, по странному стечению обстоятельств тоже взял себе фамилию жены. Когда супруги расстались, неизвестно.

В 2005 году Ольга Филатова устроилась работать консьержкой в дом 2, корпус 1, на 8-й улице Текстильщиков. Там она и познакомилась с Татьяной Григорьевной Ермак, которая была старшей по дому.

Спустя год Ольга Филатова зарегистрировала брак с неким Ваганом Даниеляном и даже взяла его фамилию. Зачем 51-летняя дама, страдающая психическим заболеванием и алкоголизмом, снова бросилась в объятия Гименея, мы не знаем. А в 2008 году дом на Садовнической улице наконец расселили, и Ольга Даниелян получила 1-комнатную квартиру на 8-й улице Текстильщиков, дом 5в. Интересно, что ни на Садовнической улице, ни в Текстильщиках Даниелян прописан не был. Зато он был водителем скромной общественницы, старшей по дому Татьяны Ермак.


Бесследно исчезли: Ольга Даниелян…

Стоит напомнить, что, несмотря на все брачные приключения, Ольга Филатова продолжала жить со своим мужем Алексеем Филатовым.


Бесследно исчезли: Алексей Филатов…

Спустя несколько месяцев после получения ордера квартира на улице Текстильщиков была приватизирована. По доверенности Ольги Филатовой действовала некая Вера Александровна Миледина. При этом в своей новой квартире Филатова не прожила ни дня: устроившись на работу консьержкой, она и ночевала на своем рабочем месте.

А про бывшего мужа не забыли? Однокомнатную квартиру получил и Алексей Архипович. Но и он там тоже не прожил ни дня. И приватизировала эту квартиру по доверенности от его имени все та же Вера Александровна Миледина.

15 декабря 2008 года квартиру Ольги Даниелян купила Татьяна Григорьевна Ермак. Это было очень выгодное приобретение: 1-комнатная квартира в Москве за 995 тысяч рублей — чем не подарок феи…

Договор купли-продажи Даниелян подписала собственноручно, подпись четкая, крупными буквами. Зарегистрирован договор купли-продажи по доверенности от Даниелян известной нам Верой Милединой. А в мае 2009 года Ермак продала квартиру Галине Сергеевне Зазиянц.

■ ■ ■

Галина с мужем и детьми жила вместе со своими родителями на Шелепихинском шоссе. Понятно, что молодая семья мечтала о собственной квартире. Оформление сделки сопровождало ООО «Территория недвижимости СИТИ». За проверку документов взяли 300 тысяч рублей. Беда заключается в том, что риелторы — не юристы и что они там проверяют, никто не знает. Вот и напроверяли.

Дальше все было точно по Стивенсону: в феврале 2010 года семья Зазиянц получила черную метку в виде повестки из Кузьминского суда. Там они с ужасом узнали, что Ольга Даниелян обратилась в суд с иском о признании сделок с ее квартирой недействительными и истребовании ее имущества из незаконного владения, то есть у семьи Зазиянц.

В феврале 2010 года в Кузьминском суде началось слушание дела. В исковом заявлении, поданном 4 февраля 2010 года от имени Даниелян адвокатом Виктором Алексеевичем Сиваком, было написано: Ольга Степановна с детства страдает психическим расстройством, слабоумием, воспитывалась в интернате для умственно отсталых детей, злоупотребляла алкоголем, состояла на учете в НД и ПНД. Из искового заявления: «Истица лишена способности в полной мере отдавать отчет своим действиям и руководить ими… Истица не может разумно расходовать денежные средства, тратит их на покупку игрушек, бантов, альбомов раскрасок для детей дошкольного возраста… увлечена рисованием в альбомах-раскрасках, вырезанием фигурок из бумаги и проч. Часто одевается не по возрасту, в стиле ребенка (носит огромные банты в волосах)…»

Читайте также:  Зачем финны закрыли «лавочку»?

Однако сама Ольга Даниелян не появилась ни на одном судебном заседании, а слушание, надо заметить, длилось четыре года. Интересно, что к нотариусам, которые удостоверяли от ее имени доверенности для совершения сделок с квартирой, она ходила лично. И, как следует из пояснений нотариусов в суде, к ним она приходила без бантов, и никаких странностей в ее облике и поведении никто не заметил.

В суде выяснилось, что после того, как Даниелян продала Татьяне Ермак свою единственную квартиру, она оказалась зарегистрирована по адресу: Московская область, Воскресенский район, деревня Бочевино, дом 14.

Через два месяца, то есть 23 марта 2009 года, она переместилась в поселок Бетлица Куйбышевского района Калужской области. По словам соседей, на улице Октябрьской, в доме 16, квартира 1, Ольга Даниелян проживала с бывшим мужем, Алексеем Филатовым, до ноября 2009 года. У супругов даже была собачка. Как следует из документов, эта квартира была куплена на имя Ольги Даниелян.

Чтобы было понятно: квартира находилась в одноэтажном доме. Купили ее в начале 2009 года, то есть сразу после того, как Даниелян якобы продала свою квартиру Татьяне Ермак.

Как следует из искового заявления, в ноябре 2009 года Ольга Степановна «была разыскана и обнаружена ее дальними родственниками по адресу регистрации в угрожающем ее жизни и здоровью состоянии и в настоящее время находится на лечении в психиатрической больнице». В то же время в материалах дела есть справка о том, что Ольга Даниелян находилась в московской областной психиатрической больнице №17 с марта 2010 года.

Какие дальние родственники?

Известно, что доверенность адвокату Сиваку Ольга Степановна выдала в ноябре 2009 года, а в больнице №17 впервые оказалась в середине декабря и находилась там до середины января 2010 года. Потом она оказалась там еще раз, потом загремела туда в марте. Как следует из акта обследования в марте 2010 года, Даниелян объяснила, что «лежит в больнице за компанию с мужем, так как без нее он не хотел ложиться, а также для того, чтобы ей дали справку, что она ненормальная, для решения вопроса с квартирой, похищенной мошенницей».

Из этого же акта мы узнаем, что Даниелян «вычурно одевается, любит украшать голову большими детскими бантами, за собой не следит, правилами гигиены пренебрегает, одежду не стирает. Вступала в множественные браки, допускала вселение и прописку в свою 11-метровую комнату 17 человек, бродяжничала, утратила связь с родственниками, в связи с чем разыскивалась органами милиции…»

К нотариусу приходила без бантов и в чистой одежде, а тут вот что. Или кто-то врет, или кто-то смотрел и не видел ни бантов, ни грязной одежды. Я ничего не понимаю, повторяю то, что написано в заключении комиссии экспертов. Что же касается родственников, то тут все покрыто мраком неизвестности. Упоминаются, но кто — не знаем.

■ ■ ■

Теперь два слова о муже Ольги, Алексее Архиповиче Филатове.

Как мы помним, он, как и Ольга, при расселении дома тоже получил 1-комнатную квартиру по адресу: Люблинская улица, дом 9, корпус 2. Филатов эту квартиру приватизировал в сентябре 2008 года. Мы также помним, что доверенность на оформление документов он подписал на имя уже известной нам Веры Александровны Милединой.

Однако еще до регистрации права собственности он заключил предварительный договор купли-продажи этой квартиры с некой Ириной Борисовной Погореловой. Спустя две недели был подписан основной договор купли-продажи. Передача денег по этому договору осуществлялась через ячейку банка. Так вот, после регистрации договора доступ к этой ячейке имели два человека: какой-то А.Л.Шевелев и Татьяна Ермак. А собственник квартиры такого права не имел. В конце концов деньги из ячейки взяла Ермак.

А сейчас внимательно следите за поворотом сюжета.

В 2009 году, в те же дни, когда нашлась Ольга Степановна, нашелся и Алексей Архипович. Не спрашивайте, когда и при каких обстоятельствах он потерялся, потому что мы этого не знаем. Знаем только, что «в конце 2009 года он был разыскан и обнаружен его дальними родственниками по адресу регистрации в угрожающем жизни и здоровью состоянии и помещен на лечение в психиатрическую больницу». Помните, то же самое слово в слово написано в исковом заявлении Даниелян к Зазиянц.

И опять нашли какие-то дальние родственники. Чьи родственники? Как их зовут?

Продав квартиру, в которой Филатов, как и Ольга Степановна, не прожил ни одного дня, он оказался прописан сначала в деревне Бочевино, а потом в поселке Бетлица — точно как Ольга Степановна. Только она значится в документах собственником нового жилья, а он там просто зарегистрирован.

Стало быть, как только Филатов оказался в психиатрической больнице (предусмотрительно выдав перед этим судебную доверенность на имя все того же адвоката Виктора Алексеевича Сивака), от его имени в Кузьминский районный суд было подано исковое заявление к гражданке И.Б.Погореловой о признании сделки купли-продажи квартиры Филатова недействительной.

Интересно, что об этом деле адвокат Галины Зазиянц, купившей квартиру у Ольги Степановны, узнала в суде случайно: ждала начала заседания по другому делу и услышала знакомые фамилии. Чем не сюжет для художественного фильма производства киностудии «Коламбия пикчерс»?

По обоим делам была назначена судебно-психиатрическая экспертиза. Главный вопрос: в момент совершения сделок продавцы квартир отдавали отчет своим действиям?

Читайте также:  Город, где жители живут в одном доме

В обоих случаях эксперты ответили на этот вопрос однозначно: нет, поскольку бывшие супруги страдают психическими заболеваниями, а у Алексея Архиповича к тому же еще зависимость от алкоголя в последней стадии.

Естественно, что при таких обстоятельствах в обоих случаях суд вынес единственно возможное решение: признать сделки по продаже квартир недействительными и вернуть их прежним владельцам.

Вот только кому же возвращать? С того момента, когда Алексей Филатов и Ольга Даниелян оказались в психбольницах, их больше никто не видел. И в судах они ни разу не появились.

Ну и что? Не беда. Для таких каверзных случаев имеется представитель по доверенности.

Ну и вот: слушание дела по иску Филатова закончилось в ноябре 2010 года. И в декабре 2012 года исчезнувшие Филатов и его бывшая жена Ольга Даниелян были зарегистрированы в квартире, возвращенной Филатову. Получается, по старой дружбе. В это время слушание по иску Даниелян к Зазиянц было в самом разгаре. И адвокат Зазиянц уже обратилась в суд с заявлением о признании Даниелян безвестно отсутствующей. Ведь последний раз пропавших супругов видели в Бетлице, и было это в конце 2009 года. Потом они якобы попали в психиатрические больницы — и все, следы теряются.

■ ■ ■

Вы еще не запутались? Держитесь. Дальше будет еще интересней.

Вы спросите, для чего нужно было официально признать Ольгу Даниелян безвестно отсутствующей? Для того чтобы отменить действие доверенности, выданной от ее имени. Была надежда, что адвокат Виктор Сивак наконец-то предъявит Ольгу Степановну и развеет все домыслы о ее исчезновении.

Не предъявил и не развеял.

Так вот: 27 декабря 2012 года суд по первой инстанции решение об отсутствии Даниелян принял, а через полгода Сивак оспорил это решение и предъявил справку о том, что бывшие супруги зарегистрированы и проживают в квартире Филатова, зря беспокоитесь.

Тогда адвокат Зазиянц направляет в ОВД «Текстильщики» запрос о том, кто и с какого периода проживает в квартире Алексея Архиповича. И в ноябре 2013 года получает ответ: в настоящее время в квартире никто не живет, жильцы дома о Даниелян никогда ничего не слышали и кто она такая, понятия не имеют.

Кроме того, адвокату удалось выяснить, что с марта 2012 года по март 2013 года эта квартира сдавалась внаем Погореловыми, купившими ее, если помните, у Филатова. А еще выяснилось, что в августе 2013-го квартира была продана некой Галине Вороной, которая там тоже ни разу не появилась. А через два месяца квартиру продали некоему Олегу Игоревичу Кравцову. И тогда же бывших супругов выписали в Московскую область. Адрес: деревня Руза, улица Центральная, дом 7б.

Надо ли говорить, что, согласно адресному реестру, такой адрес не значится. Его просто нет на карте.

■ ■ ■

В марте 2014 года решение о признании Даниелян безвестно отсутствующей было отменено. Почему? Она что, нашлась? Нет, было еще интересней. Дело в том, что суд несколько месяцев ждал ее появления, а весной 2014 года Сивак вместо нее предъявил суду документ, который официально называется «свидетельство о нахождении в живых». Там написано: «Я, Корнаков Сергей Серафимович, нотариус нотариального округа города Дзержинский Московской области, удостоверяю, что гражданка Даниелян Ольга Степановна… находится в живых и зарегистрирована и проживает по адресу: Москва, улица Люблинская, дом 9, корпус 2… Гражданка Даниелян явилась ко мне лично сегодня, в 11 часов 10 минут. Личность ее установлена».

Вопрос: почему, проживая в Москве, немолодая и не очень здоровая женщина явилась к нотариусу в городе Дзержинском?

Ответ: это законом не запрещено.

Кроме того, нотариус Корнаков сообщил по телефону адвокату Зазиянц, что Ольга Степановна к нему действительно недавно приходила, правда, с перебинтованной головой. Но вела себя, как теперь принято говорить, адекватно.

Вот интересно: с 2009 по 2014 год от имени Ольги Даниелян разными нотариусами было удостоверено как минимум 5 нотариальных документов. И никто из них не усомнился в том, что перед ними стоит психически нездоровый человек. И ни к кому из них она ни разу не пришла с бантами и раскрасками для детей дошкольного возраста. А между тем, судя по заключению судебно-медицинских экспертов, у Даниелян было серьезное расстройство личности с ярко выраженными внешними признаками.

Кто же на самом деле приходил к нотариусам? Точно известно одно: кто-то приходил.


Администрация поселка Бетлица знает только, что Ольга Степановна и Алексей Архипович уехали…

■ ■ ■

Как мы помним, все злоключения с квартирами Ольги Даниелян и Алексея Филатова начались после знакомства с Татьяной Григорьевной Ермак, старшей по дому, в котором Даниелян работала консьержкой.

Так вот, Татьяна Григорьевна была женщиной с богатой историей. Родилась в Пятигорске в 1941 году. Из того, что нам известно, в 1998 году она носила фамилию Киш, жила в Малаховке и была вдовой. В этом же году вступила в брак с неким Михаилом Ермаком, однако после того, как она прописалась к мужу на улицу Кубинка в Москве, то есть через полгода, брак был расторгнут. И буквально через два месяца эта знойная женщина снова вышла замуж — за Юрия Александровича Арзамасова 1932 года рождения. Через пять лет молодые развелись. К этому времени Арзамасову было 70 лет, и они были зарегистрированы на 8-й улице Текстильщиков. У Арзамасова была своя квартира на улице Профсоюзной, дом 113, корпус 2. С ней тоже потом приключилась беда, как, впрочем, и со всеми квартирами, где поселялась Татьяна Григорьевна.

И представляете, развелись они в 2003 году, а Арзамасов до дня смерти был зарегистрирован на улице Текстильщиков. Правда, соседи говорят, что она всегда жила одна. Врут, наверное.

Читайте также:  Названы российские регионы с наибольшим числом алкоголиков

Государственного ума была женщина. Сама никаких неблагоразумных поступков не совершала. Выйдет замуж, пропишется к мужу, потом зарегистрирует там нужного человека, а сама с мужем переедет по новому адресу. И так много раз. Брак распался, а квартира — она же стоит, как стояла, продавай в свое удовольствие.

В ноябре 2011 года Татьяна Григорьевна Ермак умерла.

Вот почему Галина Сергеевна Зазиянц, купившая у нее тухлую квартиру, ранее принадлежавшую пропавшей Даниелян, осталась ни с чем. Теперь у матери троих детей нет ни денег, ни квартиры.

В 2011 году Кузьминский суд признал ее добросовестным приобретателем, но квартиру истребовал в пользу Даниелян.

Результат: Даниелян пропала, Ермак умерла, а Галина Зазиянц с мужем и тремя детьми оказалась на улице.

■ ■ ■

И последнее.

Помните, в истории Даниелян и Филатова глухо упоминаются какие-то дальние родственники?

Мы ничего о них не знаем, знаем только, что кто-то постоянно руководил действиями двух психически нездоровых людей. Сначала кто-то посоветовал им развестись, чтобы получить две квартиры, потом кто-то выдавал Ольгу Степановну замуж за приезжих из ближнего зарубежья, и они почему-то брали ее фамилию. А последний официальный муж Ольги, Даниелян, кстати, проживает в Дзержинском, где, как мы помним, Ольга Степановна вроде бы предстала перед нотариусом с перебинтованной головой…

У Ольги Степановны есть старшая дочь Любовь 1976 года рождения, тоже в свое время лишенная родительских прав на сына. При расселении дома на Садовнической она тоже получила отдельную квартиру на улице Юных Ленинцев, дом 45, квартира 60. Получила — и тут же продала ее некой Галине Кохно.

Невероятно, но факт: в 2011 году ей по завещанию досталась изумительная квартира в историческом центре Москвы, в Спасопесковском переулке, дом 3/1. В декабре того же года она «продала» ее Людмиле Павлушкиной и Анне Клюкас.

В 2008 году Любовь Филатова «купила» квартиру по адресу: Владимирская область, город Вязники, дом 12.

Спустя год она ее «продала» и в настоящее время зарегистрирована по адресу: Владимирская область, поселок Лукново, улица Фабричная, дом 13, квартира 8. Вместе с ней там числятся еще 5 человек, это «резиновая» квартира. Где сейчас находится Любовь Филатова — неизвестно.


Бесследно исчезли: Любовь Филатова.

■ ■ ■

Многодетная мать Галина Зазиянц, имевшая несчастье купить квартиру Ольги Даниелян, признана судом добросовестным приобретателем и с этим клеймом выброшена на улицу.

Она обратилась в суд, чтобы получить от государства хотя бы миллион рублей — эту сумму закон гарантирует добросовестным приобретателям в тех случаях, когда они не могут вернуть деньги, заплаченные за квартиру. Но и тут не вышло. Законом такая ситуация не предусмотрена. Дело в том, что Ермак умерла, и с нее не спросишь. А квартиру перед смертью она передала по договору пожизненной ренты постороннему человеку. И суд отказал Галине даже в получении этого миллиона рублей.


Галина Зазиянц, ее второй муж Арсен и их дети: Валерия, Кристина и Артур.

В Москве не существует ни одной инстанции, куда бы она не пожаловалась. У меня в руках 2 килограмма — я не поленилась, взвесила — ее писем и ответов на эти письма. Отписки. Обратились не туда, не в нашей компетенции…

7 ноября 2013 года она обратилась к Президенту России:

«Квартиру я приобретала у Ермак Т.Г., а та в свою очередь приобретена у Даниелян О.С. Я ни разу не видела Даниелян О.С.

За время рассмотрения дела в суде у меня умерли муж и мать — вся семья очень сильно переживала. Наверное, вы знаете, что квартиры в Москве стоят дорого и при их покупке отдают последнее, что у них есть. Теперь я должна отдать еще и квартиру, которую приобрела добросовестно. Другого жилья ни у меня, ни у моих несовершеннолетних детей нет. Знаю и надеюсь, что никто не может быть лишен жилища без законных к тому оснований.

По крайней мере, так гласит Конституция РФ. Уповаю на нее и взываю к Вам как гаранту Конституции».

На следующий день из Администрации Президента РФ пришел ответ: «Ваше обращение на имя Президента Российской Федерации, зарегистрированное 8.11.2013 года за №953920, в соответствии с частью 2 статьи 1 Федерального закона от 17 января 1992 года №2202-1 «О прокуратуре Российской федерации» в целях защиты прав и свобод человека и гражданина, охраняемых законом интересов общества и государства, направлено в прокуратуру г. Москвы с просьбой проинформировать Вас о результатах рассмотрения».

И подпись: главный советник департамента письменных обращений граждан и организаций Н.Саенко.

Понимаете? В целях защиты прав человека, охраняемых законом, душераздирающее письмо на имя главы государства направлено в прокуратуру, откуда уже получена отписка.

Это и называется — паралич.

А больше обращаться некуда.

И пока чиновники защищаются от выброшенной на улицу Зазиянц, ее квартиру в апреле 2016 года перепродали некой Светлане Филипс. Чтобы уж наверняка. Чтобы Галина Зазиянц про нее и думать забыла.

Все. Приплыли.

Какая-то банда отслеживает неблагополучных жителей Москвы, женит и выдает их замуж, распоряжается их жильем, и в конце концов эти люди исчезают. Никто не знает, где находятся Ольга Даниелян, Алексей Филатов и Любовь Филатова.

Не знает и знать не хочет. Зачем? Их квартиры продаются, а потом отбираются у людей, которые ничего не подозревают о страшной паутине, окутавшей Москву.

Прошу считать эту публикацию официальным обращением в Министерство внутренних дел и Следственный комитет России. Я не верю в то, что оно может остаться без ответа.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя