Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Общество » Лечение людей и бизнес есть вещи несовместимые. Платная медицина – это преступление

Лечение людей и бизнес есть вещи несовместимые. Платная медицина – это преступление

Среда, 5 Июль, 2017 года
Просмотров: 79
Комментариев: 0

К 2021–2022 годам страна по количеству больниц может достигнуть уровня Российской империи. Статья на эту тему появилась на сайте РБК.

Данные, приведенные в ней, ужасают: в результате реформы системы здравоохранения за период с 2000 по 2015 год число больниц в России сократилось в 2 раза. Закрывается в среднем по 353 больницы в год. На 27,5%, сократилось число больничных коек, на 12,7% — количество поликлиник.

Характерна реакция чиновника от здравоохранения: сокращается число коек – ну, значит, они более эффективно используются. Растёт заболеваемость – значит улучшается диагностика. Всё правильно, мы идём верным курсом.  Разумеется, «официальные лица» из телевизора всегда будут убеждать нас, что всё хорошо. Любую статистику можно вывернуть наизнанку или объявить не соответствующей действительности, приведя свои «подлинные» данные.

Мы живём в условиях «свободы слова», т.е. победившего тотального вранья. Но ведь и врачи, и их пациенты живут не на другой планете. Медицинские работники могут рассказать много интересного про «оптимизацию» здравоохранения. Ну, а я расскажу, как это выглядит глазами пациента. Плоды «оптимизации» больниц я видел своими собственными глазами в прошлом году, когда мой отец попал в городскую больницу. И если такое творится в «зажравшейся» (по мнению провинциалов) Москве, то, что же там, в далёком «Замкадье»?

Итак, Москва, район Солнцево, городская больница №17, терапевтическое отделение.

Больница старая, строилась в советское время, когда население Москвы было существенно меньше. Тогда палаты были двухместные, исходя из норм кв.метров на одного больного. Но Москва растёт, а вместо строительства новых больниц происходит «оптимизация» существующих. Поэтому в двухместной палате стоит столько коек, сколько физически способно там поместиться. Помещается четыре. Между ними узкий проход, по которому можно протиснуться боком. Если привозят на каталке лежачего больного, чтобы его завезти в палату приходится сперва вытащить в коридор койку соседа. Душный запах пота и лекарств. Хорошо, если в палате все «ходячие», можно всем выйти и проветрить, а если нет? Медперсонал тоже «оптимизирован». На 70 больных 1-2 медсестры. И вот сестра пробегает по палатам, ставит всем капельницы. Когда раствор в капельницах заканчивается, больные начинают судорожно давить на кнопки вызова персонала. Но разорваться медсестра не может. Поэтому, когда добирается до очередного больного, выслушивает в свой адрес много «приятного». Естественно, под конец смены (дежурят они сутками) сёстры злые.

Но даже при таком «рациональном использовании пространства» мест не хватает, поэтому часто терапевтического больного помещают в соседний хирургический корпус, где ситуация немного получше (хотя и там часть больных лежит в коридоре).  А т.к. врачи тоже «оптимизированы» до безобразия, то это приводит к тому, что врач при обходе до таких больных дойти не успевает. И фактически они там просто лежат, ожидая, когда в терапии освободится место.

«Оптимизация» медперсонала вынуждает родственников тяжелых больных либо дежурить в больнице самим, либо нанимать сиделок. Разумеется, никаких мест для отдыха сиделок в больнице не предусмотрено. Спят они в коридоре на стульях. Кто согласится на такую работу? Конечно же  «понаехавшие» из тех регионов бывшего СССР, где победивший капитализм особенно «прекрасен». С Украины, например. А т.к.  дружба народов осталась в нашем далёком «тоталитарном» прошлом, и ненависть москвичей к «понаехавшим» активно культивируется, то злобные выражения в адрес «хохлушек» оздоровляют и без того весьма приятную моральную атмосферу богоугодного заведения.

Немного о том, как лечили моего отца. История тоже весьма показательна. (Прошу прощения у медиков за неточность формулировок.) Где-то в течение двух лет он обращался к врачам с жалобами на ухудшение общего состояния. И его упорно лечили путём выписки направлений от одного специалиста к другому. И все говорили примерно одно и то же: «Ну, что Вы хотите? Возраст.  Э…э…э… Куда бы Вас ещё послать?» И выписывали очередное направление. За это время в правом лёгком благополучно выросла опухоль. Когда она разрослась настолько, что перекрыла пищевод, и «футболить» такого больного стало уже затруднительно, районный врач вызвал «Скорую помощь», написав диагноз «воспаление лёгких», хотя к этому моменту уже было очевидно, что ситуация гораздо хуже. Это тоже одна из отвратительных особенностей современной российской медицины. В документах пишется не то, что на самом деле, а то, что требуется по отчётности. Врач просто подобрал диагноз, при котором «Скорая помощь» обязана принять больного. Онкологического больного просто никуда бы не повезли.

Читайте также:  Осторожно: цены поднимаются!

В больнице отцу установили зонд для кормления через нос, т.к. сам питаться он уже не мог. Но, как выяснилось позже, пользоваться им правильно то ли не умели, то ли не хотели (а нам, соответственно, тоже ничего не объяснили). Вместо назначенных врачом 1,5 л. питания в день вводили 200 мл, причём вводили быстро. Времени-то мало. Это потом уже мы узнали, что искусственное питание надо вводить медленно, небольшими порциями. Желательно капельницей, а не шприцем. Иначе оно просто не усвоится. За две недели «лечения» отца довели до истощения. (Вес 50 кг при росте 180 см.) Фактически он умирал не от рака, а от голода. По прошествии двух недель сделали, наконец, компьютерную томографию. Своего томографа в больнице нет. Он есть в одной из поликлиник района. И даже пациенты из больницы должны ждать на него очередь. Диагноз по томографии – рак пищевода с проникновением в корень правого лёгкого. (Впоследствии оказалось, что всё наоборот. Как раз в пищеводе раковых клеток нет. А результаты гистологического исследования, которые и должны были это показать, благополучно потеряли то ли в больнице, то ли в лаборатории. На «выбивание» дубликата ушло потом ещё две недели.) Увидев такой диагноз, зав. отделением заявил, что онкологических они не лечат, и постановил освободить койку в течение трёх часов. Естественно, была составлена бумага о том, что «больной в экстренной помощи не нуждается».  За три часа мне требовалось добраться с работы домой за верхней одеждой, потом в больницу, в район Солнцево, где пока нет  метро. Не такая простая задача, в конце рабочего дня, когда Москва стоит в пробках. Хорошо ещё, что кое-где есть выделенные полосы для автобусов. Добирался я где-то на автобусах, где-то бегом. В больницу вбежал за 15 минут до требуемого срока освобождения койки. Кстати, в больнице есть транспортная служба для перевозки тяжёлых больных. Но там машину нужно заказывать за сутки. А «внезапно выздоровевшего» больного выписывают гораздо быстрее.

Далее всё было не менее интересно. Истощённого человека онкологи лечить не будут. Он не выдержит ни операции, ни химиотерапии. Сперва нужно наладить питание, для чего либо восстановить проходимость пищевода, либо установить гастростому.  Для этого предстояло пройти следующий путь.

<ol>

  • Районный терапевт выписывает направление к районному онкологу.
  • Районный онколог выписывает направление в онкологический диспансер.
  • Врач диспансера пишет заключение о необходимости проведения операции.
  • Районный терапевт выписывает направление к районному хирургу.
  • Районный хирург выписывает направление в больницу.
  • Читайте также:  Мусорные страдания сельчан Астраханской области

    </ol>

    Очередь на каждом этапе до двух недель. Причём врач тоже человек, он может заболеть, уйти в отпуск и т.п., а подмены нет. Об отмене приёма вам никто не сообщит, просто придя в назначенное время, вы обнаружите на двери лаконичную надпись «Сегодня приёма нет». Почему нет, и когда будет,  выясняйте самостоятельно.

    В нашем случае шансов дожить до окончания этой бумажной «сказки про репку» у отца было немного. Поэтому районные врачи снова вызвали «Скорую помощь». (Теперь в бумажке написали, что засорился назальный зонд.) На этот раз повезло больше. Повезли в больницу №64, где врачи оказались более добросовестными, хотя и не менее «оптимизированными». Прокапали глюкозу и восстановили проходимость пищевода с помощью стента эндопротеза. Позже была и химиотерапия и радиология. Сейчас положение удалось стабилизировать. Но всё равно путь от постановки диагноза до начала химиотерапии занял 4 месяца. Не при каждой болезни можно ждать такой срок. Но «оптимизированная» система здравоохранения неумолима.

    Журналисты РБК записались к врачу в Рыбинске и установили, что реальный больной ждал бы помощи 3 недели. Но они забыли написать, что весьма вероятно, через 3 недели он получил бы не помощь, а направление, по которому ещё через 3 недели получил бы направление, по которому ещё через 3 недели получил бы направление… ОРЗ прошло бы само. А более серьёзная болезнь привела бы к тяжелым последствиям. А насколько короче были бы очереди к врачам, если бы не эти бесконечные бумажки… бумажки… бумажки? Зато как эффективно работает интернет-служба emias.info!

    Отдельная тема это анализы. Их можно сделать бесплатно в городской поликлинике. Но есть нюансы. Моему ребёнку четыре раза делали в поликлинике общий анализ крови. Причём один раз испортили пробу (кровь свернулась), и один раз потеряли результаты. Зато и процветают платные медицинские лаборатории: Гемотест, Инвитро, CMD  и др. Их отделения есть в каждом микрорайоне. Там тот же анализ делается за сутки (в поликлинике – за неделю) и почему-то ничего не теряется. Вообще, потеря медицинской документации в поликлиниках настолько частое явление, что многие пациенты предпочитают хранить карты дома, вопреки всем «строгим» запретам. Так надёжнее. Это к вопросу «мирного сосуществования» платной и бесплатной медицины, прописанного в нашей Конституции.

    Но, если вы думаете, что за деньги можно лечиться, вы ошибаетесь. Услуги платного онколога стоят 4 тыс.руб в час. За этот час мы получили милую беседу и рекомендацию ехать в НИИ Онкологии (на Каширку) и предлагать там взятку за операцию. Кто бы ни расхваливал платную медицину в противовес  бесплатной, там всё решают финансовые соображения, а не интересы больного. Это не лечение, это «оказание медицинских услуг».

    Ясно, что страдающий от болезни человек готов отдать всё за излечение. И с точки зрения капитализма грех не воспользоваться этим для бизнеса. Спрос рождает предложение. Зайдите на сайт www.paseka.com.ua и почитайте про чудесную пасеку в Крыму, где нетрадиционными способами лечат  (во всяком случае, до присоединения Крыма к РФ лечили) онкологические заболевания. Оказывается, чтобы победить болезнь, с которой веками не может справиться земная наука, надо всего лишь принимать продукты пчеловодства (специальный «иммунный мёд»), спать на ульях с пчёлами (лечение «биополем пчёл»), а самое главное, не забыть заплатить за это 2,5 тыс. долларов. Разработал это лечение некто Савин, доктор философии коррекции полевых структур (Крымско-Татарский Аллах ведает, что сие означает). Можно, конечно посмеяться над глупостью тех, кто проходил такое «лечение», но ведь если хоть одного человека этот «доктор наук» сумел отговорить от необходимой операции или химиотерапии, то он уже убийца. И в этом нет ничего смешного. Кроме того, не все «нетрадиционные методы лечения» столь анекдотичны. Есть и более прилично выглядящие, так что не специалисту действительно трудно разобраться. В рекламе всевозможных чудодейственных препаратов от всех болезней или специальных методик от Доктора такого-то недостатка нет.

    Читайте также:  "Фунфырикам" позволят вернуться

    Лечение людей и бизнес есть вещи несовместимые. Платная медицина – это преступление. Причём тяжкое преступление, ибо речь идёт буквально о жизни и смерти человека. А бесплатная медицина в результате «оптимизаций» постепенно превращается в пугало, служащее для убеждения граждан в безальтернативности платной медицины.

    О перегруженности врачей районных поликлиник говорят и пишут немало. Даже президент что-то про это слышал. А как «оптимизация» решает эту проблему?

    Раньше в каждой поликлинике был полный набор основных врачей специалистов. Теперь один специалист на группу поликлиник. В нашей поликлинике, например, нет лора, а для посещения невролога необходимо сначала получить направление у терапевта, отстояв две очереди вместо одной.

    Норма времени на приём больного терапевтом сокращается. Ещё недавно было 15 мин., теперь 12 (для педиатра — 10). За это время врач успевает написать в карте, что он обследовал больного, измерил температуру и давление, и даже придумать полученные показания. Вот только на реальную помощь больному времени хватает не всегда. Но это ведь не главное. Главное – правильная отчётность. (Загляните в свою медицинскую карту. Узнаете о себе много интересного. Как вас обследовали, какие болезни нашли. Причём, наши врачи настолько профессиональны, что иногда способны сделать всё это заочно.) А куда пойдёт недолеченный больной? Правильно, снова к врачу. Количество посещений поликлиник возрастает. Так, может быть, лучше бы было 20 минут, но с оказанием реальной помощи?

    Более того, привыкнув к тому, что можно наврать в карте, а в действительности никаких исследований не делать, врач будет так поступать всегда. Так ведь проще. И сломать эту систему, пропитанную халтурой, будет потом очень сложно.

    Травмопункты в Москве переводят с круглосуточного режима на дневной. Дескать, в остальное время можно вызвать скорую помощь. Я слабо себе представляю, что бригада «скорой помощи» будет делать при переломе. Надо ведь сперва сделать рентген. Значит, повезут в больницу, где всё и так «оптимизировано», и врач до вновь прибывшего больного добирается несколько часов. А, скорее всего, никуда не повезут, заявив, что это «не наш случай».  А т.к. свято место пусто не бывает, то уже появились частные круглосуточные травмопункты. Верной дорогой идём, господа: богатым людям гипс в любое время наложат, а быдло и до утра потерпит.

    Во время «Прямой линии» к президенту обратилась тяжело больная девушка из г.Апатиты, у которой тоже, благодаря «своевременной» и «качественной» диагностике упустили рак. Рассказала, что у них в городе закрыли роддом, хирургическое отделение, кардиологию, «скорая помощь» не всегда успевает довести больных в соседний город Кировск. В ответ Путин стал рассказывать, сколько тысяч новых медицинских объектов построено по его данным за последние три года. Вы ещё не верите в параллельную реальность?

    Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


    Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
    Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
    Загрузка...
    КОММЕНТАРИИ

    Комментариев пока нет.

    • Оставить комментарий
       
      Имя