< >Новости мира


Главная » Культура » Лидер Therr Maitz Антон Беляев: «Формат – это зло»

Лидер Therr Maitz Антон Беляев: «Формат – это зло»

Воскресенье, 31 Июль, 2016 года
Просмотров: 256
Комментариев: 0

Изящные мелодичные конструкции из живых и электронных инструментов, стильные англоязычные тексты, которые в случае с этой командой редко вызывают претензии по поводу их иностранного происхождения и органично вписываются в концепцию звучания, — все это музыкальное кружево плетут участники независимой команды Therr Maitz. Играя интеллектуальные композиции «не для всех» эти ребята все-таки попали на большую сцену и собирают не менее внушительные залы, чем топовые поп-стары. В этом году группе исполняется пять лет. «ЗД» поздравила Антона Беляева с днем рождения его детища и узнала о том, каково записывать альбом на крыше японского небоскреба, почему рынок сбыта работает против музыкантов, чем плохо определение «актуальная музыка» и что нужно для успеха, кроме таланта.

Фото: пресс-служба группы.

— Антон, с какими мыслями вы подошли к первому юбилею Therr Maitz?

— Можно, конечно, вспоминать все полученные регалии, выигранные и не выигранные  номинации, но я считаю нашим главным достижением то, что мы сумели сохранить наш оригинальный состав за эти годы. Работа в коллективе, сотворчество – это всегда очень непросто, и умение наладить контакт, возможность продуктивно развиваться вместе дорогого стоят.

— У вас есть четкое распределение функций в группе: например, вы – лидер-идеолог, Илья Лукашев – звукорежиссер, саунд-дизайнер, другие выполняют свои задачи…?

— Да, конечно: творческий процесс не обходится без некоего тоталитаризма, демократия у нас не поощряется (смеется). На самом деле, мы по-прежнему вместе как раз потому, что нашли верную пропорцию, баланс в наших творческих взаимоотношениях. Есть какие-то вещи, о которых со мной в группе не спорят, в других – я прислушиваюсь к коллегам. Всем не бывает одинаково хорошо — это утопия, но золотая середина, мне кажется, найдена.

— А бывает такое, что кто-то из участников неожиданно предлагает блестящую идею, которую вы принимаете и поддерживаете?

— Это происходит постоянно. Каждый может предложить свою идею, просто их потом нужно воплощать, и здесь уже включается менеджерский механизм: все должны работать. У творческих людей всегда так: они привыкли фонтанировать идеями, но когда дело доходит до их реализации, начинаются сложности. Реализовать идею хорошо, на все сто процентов — еще сложнее. Поэтому нужно четко понимать, кто управляет процессом, кто несет ответственность. В Therr Maitz ее несу я, а в остальном я открыт различным предложениям, и, кстати, это тоже одно из важных качеств для лидера команды – уметь иногда выдавать чужие мысли за свои (смеется). 

— Понятно, что группа – это не фабрика по производству песен, работающая, как механизм, но видно, что Therr Maitz амбициозны и четко ставят перед собой конкретные задачи. Какие из них за пять лет пока остались нереализованными?

— Мы уже долгое время не можем выпустить одну большую концертную запись, потому что график не становится расслабленнее, к тому же нам не очень нравится, как мы сыграли в тот раз. Мы пытаемся найти решение, как сделать так, чтобы все это прозвучало достойно, и очень мучаемся по этому поводу. Вот, пожалуй, единственное из нереализованного. Все остальное, к счастью, происходит органично и своевременно.


Фото: пресс-служба группы.

—  Какие моменты стали особенно значимыми в вашей истории?

— Самое главное – что мы вообще собрались вместе. Это произошло довольно неожиданно: изначально у нас не было цели собрать группу, просто мы встретились в процессе какой-то студийной работы в разных ипостасях и поняли, что нам интересно друг с другом. В какой-то момент стало очевидно, что мы уже представляем из себя единый организм, сообщество. Потом был такой период, когда мы нащупывали дальнейшие пути развития, определяли опытным путем, что мы можем делать вместе и с музыкой вообще. В таком состоянии мы находились примерно год, после чего стало понятно, что все работает, но мы также осознавали, что наша аудитория на тот момент была очень невелика. При этом мы прикладывали очень много усилий, чтобы изменить ситуацию, но происходило это медленно. Тогда я осознанно принял участие в шоу «Голос», чтобы расширить аудиторию Therr Maitz. И оно дало нам ту аудиторию, которую мы хотели, с которой мы работаем и сейчас, хотя я до сих пор помню в лицо самых первых поклонников, тех 200-300 человек, которые приходили нас поддержать в самом начале. Впоследствии они по-своему воспитывали новых поклонников. И я очень хочу увидеть их глаза на юбилейном концерте 5 августа в центре современного искусства Винзавод. Следующим знаковым событием после телешоу и расширения фан-клуба стал выход пластинки. Для группы, которая делает все достаточно медленно, это произошло не так давно – в прошлом году. Также мы отыграли несколько крупных и важных концертов, которые помогли нам закрепиться в определенном статусе, в статусе артистов, которые способны собирать многотысячные залы и развлекать людей в большом количестве.

— Сегодня многие музыканты отказываются от выпуска полноформатных пластинок. Скорость жизни увеличивается, а внимание слушателей ослабевает: им удобнее и проще получать музыкальную информацию дозированно, поэтому сегодня так популярны EP. Что дал вам выход альбома «Unicorn»?

— Тогда была сложная ситуация: мы стали большой заметной группой, вообще не имея авторского материала. Люди, которые шли на наш концерт, не слышали, что мы играем, поэтому было просто необходимо исправить эту «погрешность». Нужно было собраться и записать пластинку, создать свой материал, чтобы человек мог идентифицировать нас по каким-то записям. Тогда мы за пять месяцев собрали «Unicorn», и, по-моему, все получилось достойно.


Фото: пресс-служба группы.

— Как на вас влияет успех – он расхолаживает или мотивирует?

— Выяснилось, что успех совершенно не расслабляет, наоборот. Пока ты играешь на гитаре, сидя на диване со своими дружками, кажется, что вот-вот будут большие залы, тысячу людей придут на твой концерт, и наконец-то ты сможешь расслабиться. На самом деле ты становишься более собранным, потому что чем больше ответственность, тем острее ее ощущаешь. Я осознаю, что каждый мой шаг вперед лишает меня возможности сделать что-то хуже, а постоянно делать все хорошо – тяжело. Это своеобразная ловушка, в которую ты попадаешь абсолютно осознано. И ты уже не можешь себе позволить выступить в баре перед сотней человек, хотя иногда очень хочется. Есть и свои плюсы. Мы много занимаемся самообразованием, звукорежиссурой. Развитие заметно, и чем лучше все происходит технически, тем больше я расслабляюсь энергетически. При этом я достаточно критичен в работе. Еще раз возвращаясь к альбому «Unicorn», это поспешно собранная за 50 дней версия, и я слышу, что мы сделали не все, что было нужно. Сейчас мы учимся делать лучше.

— На чем учитесь?

— Мы давно хотели сделать работу, в которой было бы больше души, чем скрипящих синтезаторов, и наконец нам удалось записать акустический мини-альбом «Tokyo Roof». Как очевидно из названия, мы записали его в японской столице, поучаствовав в любопытном проекте «Позитив ведет дальше». Есть команда, которая помогает людям реализовать их мечту, естественно, снимая весь процесс на камеру. Когда они спросили, какая мечта у меня, я, конечно, сразу сказал о том, что хочу сделать концерт в Мэдисон-сквер-гарден (смеется). Они ответили, что пока такого бюджета у них нет, и тогда случилось Токио. Идея была в том, чтобы записать EP на крыше небоскреба. Эта поездка не была легкой и расслабленной, нам пришлось справиться со многими трудностями, но мы все-таки забрались на эту крышу, поставили необходимое оборудование и записали там 4 песни, которые и вошли в микро-альбом. Мне нравится, как все получилось. Это такая чистая, не загрязненная интеллектуальным звучанием история. Я всегда стремлюсь к тому, чтобы музыка была более теплой, и эта пластинка получилась именно такой. По сути, в записи приняли участие два человека – один играет на фортепиано и поет, второй играет на гитаре. Вокруг – Токио: ветер дует в микрофоны, у кого-то на фоне решающего дубля падает оборудование – и все это есть в записи, такое живое дыхание. Она детально передает то, что с нами там происходило, и мне кажется, это уникально. Для Therr Maitz – это серьезный шаг навстречу душе. Таких записей у нас еще не было.

— На видео есть момент, когда вы стоите на крыше и просите японского человека в костюме разрешить вам там сыграть. Сначала он резко вам отказывает, но, услышав, как вы поете, улыбается, дает добро, и вы, счастливые, даже обнимаетесь с ним. Понятно, что эти кадры – постановочные, но складывается ощущение, что вам на самом деле пришлось столкнуться с непростым японским менталитетом…

— Так оно и было. Представьте себе, каково в столице Японии договориться о том, чтобы затащить рояль, оборудование и сделать запись на крыше офисного здания, в котором находится огромное количество компаний, работают люди. Понятно, что тем, кто отвечает за здание, это совершенно не нужно. Так что нам пришлось решить множество «бюрократических» вопросов, пройти через различные согласования. Сначала нам было довольно сложно общаться с человеком, которого вы видели на видео, – он действительно был организатором процесса, но как-то раз мы пошли с ним в бар, выпили там много саке, и это нас очень сблизило. Так что, на самом деле, то, что вы увидели на видео, — история развития наших отношений за неделю, сжатая в несколько секунд. Оказалось к тому же, что этот человек – друг Sigur Ros, у нас много точек соприкосновения, и мы теперь отлично общаемся.

— Творчество Therr Maitz – интернационально и может быть интересно аудитории из разных стран, о чем вы сами не единожды говорили. Как продвигаются дела на этом поприще?

— В этом году мы, как и планировали, активно выбираемся на международную арену – в августе, например, выступаем на крупном европейском фестивале, в сентябре выпускаем новую песню и видео на нее для слушателей из самых разных стран. Это станет еще одной нашей трансформацией: обычно я тяготею к серьезной и «одухотворенной» музыке, но этот трек — достаточно легкомысленный. В нем мы как раз не пытаемся выглядеть серьезно, он нацелен на развлечение аудитории. Видео очень смешное, но мы никогда не сможем снять такой простой клип, как, например группа «Ленинград», — у нас все равно всегда есть какие-то скрытые коды. Я думаю, это движение в сторону аудитории важно для группы, считающей, что она достойна большого внимания. При этом мы не ломаем себя, нам тоже иногда хочется подурачиться.


Фото: пресс-служба группы.

— Вы говорите, что много внимания уделяете звукорежиссуре, работе в студии, при этом Therr Maitz – активно гастролирующий коллектив. Как удается найти баланс времени и энергии?

— Тяжко. Но прелесть в том, что это абсолютно разные виды деятельности. Я рад, что у меня есть возможность их чередовать. За счет переключения с одной задачи на другую не возникает интеллектуальной усталости. Иногда бывает физическая усталость, но это естественный процесс.

— К разговору о разных видах деятельности: вы довольно долго занимались музыкальным продюсированием и были по другую сторону баррикад. Что дал вам этот опыт?

— На самом деле я не был по другую сторону, я был по ту же. Меня всегда раздражало влияние работников рынков сбыта на творчество. Я считаю, что музыка должна в первую очередь показывать уникальность человека, ее нельзя загонять в узкие рамки. Формат – это зло. Я искренне так считаю, но был вынужден работать в нем, потому что за это мне платили деньги. Я признаю, что своими руками создал несколько ужасных вещей, до сих пор ругаю себя за это и просыпаюсь в холодном поту. Это абсолютно неправильно и ломает психику как артистов, так и слушателей. Желательно, чтобы каждое последующее свершение, появление нового артиста кардинально отличалось от предыдущего, но рынок работает немного по-другому. Это похоже на фастфуд, куда все равно приходят люди, чтобы почувствовать тот вкус, к которому они привыкли, заплатив определенное количество денег. Закон работы рынка в том, чтобы продавать потребителю то, чего он ожидает. То же самое с музыкой: часто человек, платя за песню, хочет получить нечто узнаваемое, где будет привычное ему «тынц-тынц», понятный вокал и знакомые, незамысловатые мелодии. Эта система очень хорошо работает на деньги, и плохо работает на музыкантов и творчество.

— Therr Maitz своим примером удалось переломить эту историю и показать, что, делая качественную, интеллектуальную музыку, можно также собирать многотысячные залы. Это исключение из правил?

— К сожалению, да. И это не только наша заслуга. Когда артист думает, что стал успешным исключительно из-за своей гениальности, он заблуждается. Большую роль в нашем деле играет везение. Пять лет назад я, по сути, делал то же самое, что и сегодня, но ничего не происходило. Очень важно показать себя в нужное время и в нужном месте, должно совпасть множество разных факторов. Дальше уже все, конечно, зависит от того, насколько ты сможешь удержать внимание аудитории на длительное время, не наскучить людям. Тут уже вступают в силу немного другие законы: чтобы все получалось и дальше важно любить то, что делаешь. Публику очень легко напугать своей усталостью, а для нас — не бремя ездить по городам и петь одни и те же песни из концерта в концерт. Люди это чувствуют и продолжают приходить на выступления Therr Maitz. Умение не потерять ощущение свежести – это своеобразное ремесло, а само наше присутствие на большой современной сцене – это чистой воды фортуна.

— Многие музыканты говорят о том, что публика в регионах России – очень разная. Вы это чувствуете?

— Безусловно, но есть важное «но». Мы идентифицируем свою аудиторию не по возрасту или половому признаку, скорее — дело в интеллекте и разборчивости. Люди, которые приходят на наши концерты, хотят понять немного больше, чем те, кто идет, например, на выступление Макса Коржа. Наша публика – это и мужчины, и женщины, и дети, и даже пожилые люди, но все они одного склада, на одной волне, из какого города они бы ни были.

— Therr Maitz часто называют «актуальной группой». Вы сами чувствуете себя законодателями музыкальных трендов?

— Мне не нравится определение «актуальная» — оно опасно, звучит как «модная», а я считаю, что быть модными плохо. Если мы попадаем в цель, это здорово, но у нас никогда не было цели создавать конъюнктурную музыку, которая была бы актуальна только здесь и сейчас. Мы играем очень разные вещи и не пытаемся быть на пике моды: наши композиции могут нравиться, могут нет… Я думаю, такой путь развития — более долговечный вариант для группы. Именно поэтому нам уже пять лет. Если бы мы были супермодными, наша музыка очень быстро приелась бы людям.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя