< >Новости мира
Главная » Политика » Наведет ли Эрдоган порядок на Южном Кавказе?

Наведет ли Эрдоган порядок на Южном Кавказе?

Четверг, 2 Сентябрь, 2021 года
Просмотров: 31
Комментариев: 0

Идея создать альянс наследницы Османской империи с РФ, Ираном и странами региона теоретически перспективна, но может на практике закончиться турецкой экспансией.

Везде поспевает президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Дело ему есть до Сирии, Афганистана, Ирана и т. д., где «турецкий фактор» имеет разную степень влияния и значимости, а в случае с Россией — перманентную смычку с элементами соперничества. Неудивительно, что он не равнодушен и к Южному Кавказу — ведь Турция имеет с этим регионом общую границу на участках с Арменией и Грузией. А с Азербайджаном у нее и вовсе братские, не разлей вода, отношения. Вплоть до провозглашенного Эрдоганом постулата «Два государства — одна нация», подтвержденного Анкарой не на словах, а на деле: она помогла Азербайджану выиграть вторую карабахскую войну.

Что дальше? В постконфликтной зоне сейчас мира больше, чем войны. Но настолько ли долговечен этот относительный штиль? И что следует предпринять для того, чтобы «погода» на Южном Кавказе и граничащими с ним странами была относительно мягкой? Придумал Эрдоган — он инициировал некую политико-экономическую конфигурацию, позволяющую региону обрести, по его словам, «спокойствие».

Не будем спорить, что появилось раньше — яйцо или курица. То есть, кто кому первым подал «сигналы» готовности к налаживанию отношений: Армения — Турции, или наоборот. Ведь армянский премьер Никол Пашинян говорит, что его страна позитивно отреагировала на турецкие «сигналы», а Эрдоган — что его страна уловила «примирительные заявления», исходящие из Еревана.

Напомним, Армения и Турция, несмотря на общую границу, дипломатических отношений не имеют. В 2009 году появилась надежда на то, что они появятся — стороны подписали в Цюрихе протоколы об их установлении и о принципах взаимоотношений, однако они так и не были ратифицированы, и в 2018 году Армения объявила об аннулировании документов. Кроме того, власти РА неоднократно выражали свое возмущение военной помощью Турции Азербайджану, утверждали, что Анкара перебрасывала в регион во время второй карабахской войны боевиков с Ближнего Востока. Ну и, понятно, Ереван так и не дождался от Турции признания геноцида армян в Османской империи.

Итак, Эрдоган сделал, можно сказать, сенсационное заявление о готовности своей страны к нормализации отношений с Арменией. Но его «великодушие», надо думать, имеет «двойное дно», о чем будет сказано ниже. Как сообщает РИА «Новости», в беседе с журналистами в самолете, на котором турецкий лидер возвращался из Сараево, он пожелал новому правительству Армении успехов, подчеркнув, что «региону нужен конструктивный подход». И даже при наличии разногласий соседские отношения следует развивать «на основе уважения к территориальной целостности и суверенитету».

«Поэтому, — сказал Эрдоган, — мы можем постепенно нормализовать отношения с Арменией, новое правительство которой заявило о готовности двигаться в этом направлении». Но, разумеется, подчеркнул турецкий лидер, развитие экономических отношений и создание условий для сотрудничества возможно только после обеспечения стабильного мира, к чему готов Азербайджан, предлагающий начать переговоры с Арменией для достижения всеобъемлющего мирного соглашения. По словам Эрдогана, такой подход даст новые возможности для развития Южного Кавказа и «исторический шанс» для армян.

Но, заметим, речь не идет только о «тройке» — то есть Турции, Азербайджане и Армении. «На повестке — наше предложение о создании „Платформы пяти“ или „Платформы шести“ с участием Турции, Азербайджана, России, Ирана и Армении. Мы предположили включить сюда и Грузию», — сказал турецкий лидер.

Кто — «мы»? Со слов Эрдогана, соответствующие вопросы он обсудил с президентами России и Азербайджана, и стороны «пришли к согласию». В Иране, сказал он, сменился президент, «и с ним мы эту тему тоже обсудим». О том, готова ли Грузия «включиться», почему-то упомянуто не было. В общем, пока «сообразили на троих». Для начала, как видно из прямой речи президента, речь идет о прокладке железнодорожных и автомобильных дорог, которые «свяжут страны и, таким образом, многие проблемы будут решены».

С решением «многих проблем» торгово-экономического, транспортного и логистического характера посредством строительства дорог, конечно, трудно не согласиться, но Армения еще не дозрела до реализации проектов, инициированных Азербайджаном и поддерживаемых Турцией. Хотя Еревану полюбовно договориться с Баку и Анкарой — прямой резон с точки зрения прорыва региональной изоляции.

Между тем Пашинян, представляя парламенту программу своего правительства на ближайшую пятилетку, заверил, что Армения готова приложить усилия для нормализации отношений с Турцией, как отвечающие «интересам стабильности экономического развития в регионе». Он также подчеркнул, что стороны должны работать сообща и «двигаться вперед без предварительных условий».

Значит ли это, что торг по поводу установления дипломатических отношений и признания Турцией геноцида армян отменяется? И что подразумевал Пашинян, говоря о том, что, получив «некоторые позитивные сигналы из Турции», Ереван «ответит на них положительными сигналами»?

И еще вопрос: почему Эрдоган расширяет повестку урегулирования отношений с Арменией с формата, так сказать, «тройки», то есть плюс Азербайджан, до широко регионального — «пятерки» или даже «шестерки».

Говоря о нормализации отношений с Арменией, Турция отдает себе отчет в том, что без ее согласия невозможной станет реализация положений прошлогоднего заявления президентов РФ, АР и РА, положившего конец активным военным действиям и предусматривающего разблокировку транспортных коридоров, в частности, Зангезурского с выходом на Турцию. А это минус из «копилки» Анкары, старающейся закрепиться на Южном Кавказе и для начала уравнять свое влияние на нем с Россией.

С другой стороны, участие РФ в «платформе» дает Турции возможность контролировать российские «шаги» в регионе и выборочно, если это устраивает Баку и Анкару, синхронизировать с ней свои действия. То обстоятельство, что Россия вооружает Армению, а Турция — Азербайджан, вероятно, уже никого не должно смущать: и в таких условиях можно жить-поживать и добра наживать, что, собственно, и делается.

Кстати, согласно последним данным, Эрдоган заявил о готовности Турции приобрести у России второй полк ЗРС С-400. Напомним, стороны заключили контракт на поставку четырех дивизионов С-400 на 2,5 млрд в валюте США. И Турция поплатилась за это отказом США продать ей свои комплексы Patriot.

В общем, в большой политике никто ничем не смущается, и если инициированное Эрдоганом создание платформы «пяти» — не трескучие слова, отчего России не присоединиться к ней, чтобы контролировать, в свою очередь, Турцию и распространение ее влияния в регионе, равно как «поведение» других участников альянса. В частности, Армении, которая хоть и является членом ОДКБ и ЕАЭС, но в то же время поглядывает на Запад и сотрудничает с НАТО и ЕС в большей степени, чем того желает Россия. А сближение члена НАТО — Турции с Арменией может, так или иначе, способствовать большей смычке последней с Североатлантическим альянсом.

Что касается Ирана. У него новый президент и довольно неоднородный парламент: в консервативных кругах отношение и к России, и к Турции — двойственное. Сохранят ли Москва и Тегеран «стратегическое партнерство», или оно будет ситуационным? С сегодняшнего видения Москва не имеет на ИРИ былого политического влияния. Торгово-экономические отношения тоже не на высоте. Товарооборот между двумя странами не превышает $1,7 млрд в год. Тут можно возразить — дескать, Иран вот-вот вступит в Шанхайскую организацию сотрудничества. Но, заметим, в ШОС его интересует отнюдь не Россия, а Китай с его многомиллиардными «щедротами».

Но вернемся к «платформе». У Ирана не должно быть резона сближать Армению с Турцией в силу очевидности его противоположного турецкому интереса к РА хотя бы на почве задействования железнодорожного сообщения Тегеран — Джульфа — Ерасах — Ереван — Тбилиси — Черное море. Есть у ИРИ и другие проекты с Арменией, которые не совпадают с «видением» развития транспортных магистралей, энергетики и других сфер с Турцией и Азербайджаном. Поэтому, скорее всего, Иран лишь формально примет «платформу пяти» Эрдогана, а реально будет взаимодействовать с Арменией и другими государствами региона на двусторонней основе.

А говорить об участии Грузии в «платформе шести» вообще лишено смысла, несмотря на то, что ее важнейшими партнерами являются и Турция, и Азербайджан. Для отпугивания Грузии от предлагаемого Эрдоганом альянса достаточно уже участия в нем России, с которой у республики нет дипломатических отношений, но есть претензии, связанные с признанием Москвой суверенитета Абхазии и Южной Осетии. Тбилиси также, имея в виду отношения США с Ираном, своего стратегического партнера злить не станет.

Так что стоит за инициативой Эрдогана — стремление к реальному улучшению политической и экономической ситуации в регионе или пустословие? Вероятно, в полной мере — ни одно, ни другое. Не пригласить Россию в «пятерку» он не мог из дипломатических, да и стратегических соображений. Полностью игнорировать Иран также было бы ошибкой. А вот склонить на собственную орбиту (хотя бы частично) Армению — мысль конструктивная. Но опять же — не без оглядки на Россию.

Таким образом, ждать очень многого от взаимных любезностей Пашиняна и Эрдогана не стоит. Но рассчитывать на формирование базового минимума отношений между Арменией и Турцией при благоприятном развитии событий, то есть выполнении конкретных армяно-азербайджанских договоренностей — отчего бы и нет.

Но дальше базового минимума с открытием коммуникаций, в которых заинтересована еще и Россия, дело вряд ли пойдет. И Москва, и Тегеран будут тормозить распространение влияния Турции в регионе с хорошей миной при посредственной игре.

 

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя