< >Новости мира


Главная » Политика » Новая жертва Евгении Васильевой: 2,5 года тюрьмы за покупку квартиры

Новая жертва Евгении Васильевой: 2,5 года тюрьмы за покупку квартиры

Четверг, 29 Сентябрь, 2016 года
Просмотров: 228
Комментариев: 0

На днях по делу Миноборонсервиса была осуждена москвичка Юлия Перегуда. Ее обвинили в мошенническом хищении квартиры военных очередников.

Это лишь одно из крошечных ответвлений многоголовой гидры Миноборонсервиса. Вся вина Юлии, бывшего финансового директора одной из московских фирм и матери двух малолетних детей, заключается в том, что… она просто купила квартиру от старого, сердюковского Минобороны.


фото: pixabay.com

По этой схеме были привлечены к уголовной ответственности несколько сот человек по всей России. Только в деле Юлии Перегуды — 13 фигурантов. Они получили реальные сроки от 2 до 8 лет.

Теперь мать осужденной требует вызвать на допрос в Следственный Комитет РФ Васильеву и Сердюкова. «Потому что эти люди должны отвечать перед законом, а не моя дочь», — уверена Людмила Перегуда.

«Как могли осудить Юлю по этому делу, если даже два гражданских суда признали за моей дочерью право на это жилье?» — не перестает задавать себе этот вопрос 63-летняя Людмила Михайловна.

Никакого отношения к армии Юлия Перегуда не имела. Возможно, она даже и слов таких не знала — Миноборонсервис. По рассказу матери, дело обстояло следующим образом: в 2011-м году дочка решила улучшить жилищные условия. У нее самой подрастала маленькая Яна, ожидалось еще пополнение и знакомые предложили приобрести «двушку» на Лухмановской улице, от которой, дескать, ранее отказались военные очередники. За квадратные метры Юлия Перегуда заплатила порядка трех миллионов рублей — что, конечно, мало по московским меркам, но кто сможет упрекнуть человека в том, что ему повезло купить квартиру задешево?

Читайте также:  Ставка Путина на алжирских генералов

Юлия Перегуда зарегистрировалась, сделала ремонт, родила еще сына, оформила приватизацию, получила от Регистрационной палаты Москвы свидетельство о собственности. То есть сделала все, что положено по закону — но в итоге оказалась преступницей.

По версии следствия, начиная с 2010-го года участники преступного сообщества во главе с прапорщиком Валерием Даниеляном массово фабриковали документы на военные квартиры, которые затем переводили в личную собственность и реализовывали на жилищном рынке — дешевле, чем они того стоили (та же двушка Юлии коммерчески оценивалась где-то в шесть миллионов). Понятно, что такие сомнительные квартирки улетали как горячие пирожки. Понятно, что прикрывало эти аферы самое высокое начальство. Но ни один риэлтер не придрался бы — по документам все было оформлено грамотно, и, для того, чтобы раскрутить эту схему надо было копать с самого верха.

И вот в конце 2012-го года вся страна узнала о розовых тапочках Евгении Васильевой… Миллиардные хищения Миноборонсервиса множились и множились. Началось и расследование обстоятельств ухода налево сотен военных квартир.

В отношении 13 собственников московского жилья, в числе которых и Юлия Перегуда, возбудили отдельное уголовное дело. Из него следовало, что все эти граждане были прекрасно осведомлены о происхождении недвижимости, но все равно вступили в «…преступный сговор, направленный на совершение путем обмана и злоупотребления доверием из корыстных побуждений незаконного приобретения квартиры, принадлежащей государству в лице департамента городского имущества Москвы и Министерства обороны РФ».

— Дочку арестовали в начале этого августа. На меня свалился весь этот ужас… У нее осталось двое детей, Яне — 8 лет, Диме всего 3, на нашем попечении престарелые пенсионеры — Юлины дедушка и бабушка, одному 88 лет, другой 84, у мамы сломана шейка бедра, папа — ветеран войны, я сама уже на пенсии, но следователи даже слушать не пожелали, что дочка — единственный кормилец, — не сдерживает слез Людмила Михайловна Перегуда. — Единственная дочка. Единственная внучка… Растила ее без мужа. Выучилась на экономиста, работа хорошая была в фирме. Юля до последнего меня щадила и не посвящала в эти дела. Поэтому сейчас я в абсолютной растерянности, куда бежать? К кому обратиться за помощью?

Читайте также:  Народ узнал, как мало он зарабатывает

Насколько я понимаю, было несколько гражданских судов, иск Департамента городского имущества Москвы к Юлии Перегуде о возврате квартиры в собственность города, и закон встал на сторону вашей дочери. Квартиру сохранили за ней.

Да, Мосгорсуд оставил эту жилплощадь за Юлей и детьми, мы были уверены, что это доказательство того, что она ни в чем не виновата. Но все закончилось плохо. Я знаю, что среди таких же как дочка покупателей был даже один доктор наук, который тоже попался. Если надо, заберите эту вашу квартиру — верните только мою дочь.

Насколько я понимаю, сейчас вы хотите, чтобы Евгению Васильеву и бывшего министра обороны Анатолия Сердюкова допросили в связи с делом вашей дочери? Хотя они, может быть, вообще были не в курсе происходящего — слишком уж это мелко.

Да, я хочу, чтобы их допросили. Чтобы они тоже понесли ответственность. У Васильевой нет детей. Она не знает, что это такое, когда мать отрывают от ребенка. Внуки до сих пор спрашивают: где наша мама? Я пока обманываю Яночку, говорю, что мама в больнице. «Но почему мы не ходим ее навещать?» — как мне ответить на слова внучки, она уже взрослая, она рано или поздно все узнает. Моя дочь не преступница. А настоящие преступники, растратившие миллиарды из госбюджета, прекрасно провели время под домашнем арестом в элитном жилье в центре Москвы или вовсе избежали наказания. Я надеялась на то, что Юлю отпустят или дадут условно, но не так, не так… — пожилая женщина не может говорить из-за слез.

Читайте также:  Росстат выяснил, что четверть россиян «вообще никогда не работали»

«Наш закон действительно позволяет позволяет отсрочить исполнение наказания, если есть малолетние дети до 14 лет, но в случае с Юлией Перегудой этого сделано не было, — утверждает Мария Баст, председатель Ассоциации адвокатов России по правам человека. — Наверное, это все-таки вопрос гуманизма. Что касается самого дела, то чиновники к уголовной ответственности не привлекались, а уголовные дела возбуждались в отношении простых граждан, тем самым создавая прикрытие одними уголовными делами других при расхищении бюджетных средств, выделенных на строительство военного жилья».

Пять лет должна была провести в местах лишения свободы 37-летняя глава Миноборонсервиса Евгения Васильева — но реальный срок ей скостили до полутра месяцев в московском СИЗО и 34 днях во Владимирской колонии, после чего сановная дама благополучно вышла на свободу.

Ее ровесницу 37-летнюю Юлию Перегуду ждут 2,5 года настоящей колонии общего режима.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя