< >Новости мира


Главная » Общество » Операция «Пьяные хирурги»: в крупнейшей больнице творятся страшные вещи

Операция «Пьяные хирурги»: в крупнейшей больнице творятся страшные вещи

Четверг, 28 Июль, 2016 года
Просмотров: 184
Комментариев: 0

Видеоролик «О злоупотреблении алкоголем врачами в хирургическом отделении ИКБ №2 под руководством зав. отделением Евсюкова О.А.» висит в Интернете с прошлого года.

Судя по видео, хирурги ИКБ №2 в среднем выпивают по 15–18 рюмок водки или коньяка за сутки. Зайдут в ординаторскую, пропустят по 2–3 рюмки, закусят, посидят и обратно к больным — оперировать и консультировать.

Как отражается такой распорядок трудового дня на их работе? Неужели руководство позволяет им пить, и стоит ли беспокоиться пациентам? В поисках ответа на эти и другие волнительные вопросы «МК» провел собственное расследование.


фото: Алексей Меринов

ИКБ №2 — это один из крупнейших стационаров Москвы, предназначенный для лечения особо опасных инфекций.

В больницу ложатся люди с хроническими инфекциями, которые нуждаются в стационарном медицинском обслуживании — например, больные с ВИЧ. Кроме того, во 2-ю больницу везут всех больных с подозрением на инфекцию.

В больнице соблюдается режим строжайшей закрытости. Он обусловлен необходимостью изолировать заразных больных, чтоб не дать инфекции распространиться. На территорию нельзя пройти никому, кроме сотрудников. Навестить больного и поговорить с врачом — нельзя тем более.

Есть отделения, где пациенты лежат в запертых боксах, выйти оттуда невозможно. В их числе — хирургическое.

Пациента выпускают из бокса только после выписки. Тогда его выводят к лифту по наружному балкону. Во внутренние помещения, где обитает медперсонал, он не попадает никогда и никогда не видит, что там происходит.

В боксах есть кнопки вызова медперсонала. Но, как говорят те, кто в больнице лежал, толку от них немного. Больные зовут медперсонал, стуча ложкой по чашке в окно, через которое им подают завтраки-обеды. Похоже на тюрьму, да. Но и чашка не всегда работает, ждать порой приходится часами.

Главным врачом ИКБ №2 долгое время был Вячеслав Анатольевич Мясников. Летом прошлого года его сменила Краснова Светлана Васильевна. Мясников ушел на должность главврача 1-й инфекционной больницы, но проработал там только до осени и уволился по собственному желанию. Как поясняли в Департаменте здравоохранения Москвы, его уход может быть связан с тем, что во 2-й ИКБ прошли проверки, в ходе которых были выявлены нарушения на 30 млн рублей, относившиеся к тому времени, когда больницей руководил Мясников.


Здание 2-й инфекционной клинической больницы. Фото: Елена Пастушенко.

■ ■ ■

«26 марта 2013 г. в 21.30 в нашем 411-м боксе был сделан обход дежурным врачом Анастасией Николаевной и процедурной медсестрой.

Моя соседка Светлана С. жаловалась на сильную головную боль и тошноту. Врачом были сделаны дополнительные назначения инъекций. После укола Светлана уснула, но в 1.00 ночи ей стало плохо, были сильные боли и ее рвало».

Так начинается объяснительная записка бывшей пациентки хирургического отделения 2-й инфекционной больницы Елены К., лежавшей в одном боксе с другой бывшей пациенткой Светланой С. (у «МК» есть копия записки и фамилия Елены).

«Мною была приглашена постовая медсестра Лариса, она сделала укол, заменила повязку на груди Светланы, т.к. она сильно кровоточила. Потом Лариса, выходя из бокса, закрыла нас на ключ.

Где-то в 3 часа ночи Светлана начала метаться по кровати, кричать и плакать от боли, ее опять рвало. Но к нам в бокс никто не заходил до самого утра. Поднять шум и крик на весь этаж в 3 часа ночи значило нарушение покоя, а дозваться медперсонал нет возможности, мы ведь закрыты!

Читайте также:  Кадыров потребовал найти авторов фейков о жертвах пожара в ТЦ «Гранд Парк»

В 6 часов пришла медсестра Лариса брать кровь у Светланы, но она плакала и просила о помощи, ей было очень плохо! Но Лариса взяла кровь и ушла.

Пациентке Светлане вообще стало хуже, у нее была сильная рвота, и она, вытираясь пеленкой, нечаянно сорвала катетер на шее. У Светланы открылось кровотечение, я начала звать медсестру, она пришла, сделала перевязку.

Затем минут через 20 пришла в бокс врач Анастасия Николаевна, я, увидев врача, успокоилась, что Светлане наконец-то будет оказана помощь, и уснула.

В 9 утра я проснулась от голоса Светланы Николаевны (это лечащий врач Светланы С). Она пришла в бокс, увидела рвотные массы в тазике и начала возмущаться, что до сих пор не приняты меры, не оказана помощь пациентке Светлане!

Светлана Николаевна пригласила в бокс хирурга, заведующего хирургическим отделением, после осмотра Светланы было принято решение перевести ее в реанимацию. Ее уложили на каталку и увезли из бокса».

Эта история произошла три года назад. Но главный герой «пьяного» видеоролика Евсюков уже тогда заведовал отделением, и, как говорят наши источники, порядки в его отделении в те времена были точно такие же, как на видео. Они там вообще не меняются последние лет десять.

А Светлана С. умерла спустя два дня после описанных событий. Она была тяжелой больной, поэтому должна была постоянно находиться под наблюдением врачей. Ответственный хирург, который дежурил в ту ночь, обязан был каждые три часа ее осматривать, однако с девяти вечера до шести утра врачи к ней не подходили. Со Светланой оставалась только Елена К., послеоперационная больная, убиравшая за ней рвоту и в отчаянии колотившая кулаками в дверь, пытаясь дозваться врачей. Но у врачей, очевидно, были важные дела. В ординаторской.

Утром пришла на работу лечащий врач Светланы С. и на утренней конференции услышала от дежурившего той ночью Евсюкова, что давление у ее больной нормальное, изменений в состоянии не произошло. После конференции зашла к ней в бокс и увидела тот кошмар, что описан Еленой К.

В распоряжении редакции «МК» есть расшифровка аудиозаписи ее разговора с женщинами в боксе. «Это ужас, — говорит Елена К. — Нас вообще закрыли. Заходила только Лариса в 6 утра. Мы боялись. Господи, да что же это. Я ее поднять-то не могу». «А видела доктор, что катетера нет у Светланы?» — спрашивает лечащий врач. «Да, — отвечает Елена. — Света уже без катетера была, сама случайно полотенцем сдернула, стала вытираться, вся в крови…» — «И что сделала врач?» — «Светлана Николаевна, я же вам говорю, что ничего, — рыдает Светлана С. — Вон сколько салфеток в крови. Я сама не могу вытереть. Я встать не могу. Никому ничего на хрен не надо было».

Читайте также:  Юнармейцы Тывы поздравили Путина, преклонив колени


Врач Евсюков — один из «героев» шокирующей видеозаписи.

■ ■ ■

В «МК» есть документы, касающиеся еще двух больных, получивших во 2-й ИКБ неадекватное хирургическое лечение.

1) Выписка из приказа главврача Мясникова от 07.06.2011 года об объявлении выговора Евсюкову и еще четырем врачам «за нарушение стандартов оказания медицинской помощи и недооценки тяжести больной А., 44 лет».

В выписке объясняется, что А. умерла от ущемленной паховой грыжи, осложнившейся некрозом кишки и перитонитом ввиду длительного консервативного лечения и несвоевременной операции.

Проще говоря, ее надо было срочно оперировать, а никто не мог. Ординаторская забрала у хирургов все силы. А когда силы восстановились, уже было поздно.

Разбор этой истории был проведен по распоряжению Департамента здравоохранения — в ответ на жалобу мужа умершей.

2) Другой приказ Мясникова — от 18.04.2011 года «О недостатках в оказании медицинской помощи больной Р. и наказании виновных».

Р. тоже была тяжелой больной. Ее пару раз переводили из реанимации в хирургическое отделение и обратно. 3 марта в хирургическом отделении по распоряжению Евсюкова ей было проведено внутривенное вливание жидкости, что не соответствовало показаниям консилиума и было категорически противопоказано при ее состоянии. Сделать такое назначение на трезвую голову было совершенно невозможно.

В результате у больной наступило ухудшение состояния и развился отек легких. Она тоже умерла.

По итогам разбирательства Евсюкову был объявлен выговор за назначение противопоказанной терапии, а трем врачам-гинекологам — выговоры за то, что они ее «не предотвратили». В их числе Татьяна Арсеньевна Крахмалова, заместитель главврача по акушерству и гинекологии, которая в это время вообще-то находилась в отпуске.

Спустя месяц главврач снял с Евсюкова выговор как сыгравший воспитательную роль. А Крахмалову уволили.

Она восстановилась по суду, но вскорости ее уволили снова, и больше она не стала судиться, вышла на пенсию.

Татьяна Арсеньевна передала нам приказы главврача, оставшиеся у нее после судебного разбирательства, потому что увидела в Сети видеоролик «О злоупотреблении алкоголем врачами хирургического отделения ИКБ №2» и поняла, что там все по-старому.  

Вернее, сначала она обратилась не в газету, а в Министерство здравоохранения Российской Федерации. Вот текст ее обращения: «На протяжении длительного времени (около 10 лет) хирурги инфекционной клинической больницы №2 работают (дежурят) только в состоянии алкогольного опьянения. К ним частенько присоединяются анестезиологи-реаниматологи и ответственный администратор.

На размещенном в Ютубе видеоролике «Пьяные врачи ИКБ №2» показаны дежурства заведующего отделением Евсюкова О.А. в окружении дежурных врачей. За сутки употребляется 5–7 бутылок водки, коньяка в перерывах между приемом больных и проведением операций. Бывший главный врач Мясников В.А. поддерживал эту традицию, а новый главный врач Краснова еще не успела узнать о наклонностях хирургов и реаниматологов.

Данные доказательства пьянства хирургов на работе размещены в Интернете еще в ноябре 2015-го, но реакции вышестоящих органов пока нет. Надеюсь, что данная жалоба произведет впечатление на руководителей здравоохранения».

Ответ Минздрава РФ за номером 17-8/3033858-15756 пришел 14 апреля 2016 года. Подписан он заместителем директора Департамента Минздрава РФ Т.Ч.Касаевой: «Ваше обращение направлено для рассмотрения в Департамент здравоохранения Москвы. О результатах рассмотрения Вам будет сообщено дополнительно Департаментом здравоохранения Москвы».

Читайте также:  Русь хтоническая: синдром доцента Соколова

С тех пор прошло три с половиной месяца. Никаких «сообщений» от органов госвласти, отвечающих за охрану здоровья, Татьяна Арсеньевна Крахмалова, бывший зам. главврача ИКБ №2 по акушерству и гинекологии, так и не получила.

■ ■ ■

Как выяснил «МК», скрытую видеокамеру в ординаторской установила сотрудница хирургического отделения. Когда об этом стало известно, ее уволили. Но видео в Сети осталось.

К сожалению, мы не смогли найти эту отчаянную сотрудницу — даже не знаем, врач она или медсестра. Но нам удалось пообщаться с другой сотрудницей ИКБ №2, которая проработала там много лет и продолжает работать сейчас. Свое имя она просила не называть, будем звать ее Н.

Как и вся больница, Н. посмотрела видеоролик про хирургов. По ее словам, на сегодняшний день в хирургическом отделении картина не изменилась.

Проверки в больницах бывают, и даже внезапные, но, если хирурги в плохой форме, коллеги говорят проверяющим, что они сейчас на операции, отвлекать их нельзя.

Алкоголь в отделении не переводится: передают родственники больных.

«Конечно, никто его поведение не одобряет, — объяснила Н. — Но жаловаться боятся. Прежний главврач запугал всех так, что больница живет в страхе. Не дай бог сказать лишнее — уволят с такими рекомендациями, что больше никуда не возьмут. К тому же весь средний медперсонал у нас из области, а там устроиться еще труднее, да и зарплаты гораздо ниже. Вот все и молчат».

А кто, как Татьяна Крахмалова, не боится и не молчит, того увольняют и не замечают. Делают вид, что не слышат.  

■ ■ ■

Вся медицина стоит на строгих правилах ведения больных, в которых расписано, что должен делать врач в том или ином случае.

Обязанность врача — следовать этим правилам, величайший грех — их нарушать.

Задача медицинского начальства — следить за соблюдением правил, а за нарушения строго наказывать.

В нашей медицине произошла подмена этой задачи. Величайшим грехом считается не нарушение правил, а привлечение к нарушениям стороннего внимания. Вынесение сора из избы.

Наказывают не тех, кто не соблюдает правила, а тех, кто жалуется на их несоблюдение, поднимает вопросы, обращается в газеты, вывешивает видео.

За нарушение правил — выговор. За вынос сора — увольнение.

В результате людям становится опасно ложиться в больницу. Особенно в такую закрытую — со строгим режимом, — как 2-я инфекционная.

А ведь оказаться там может каждый.

Если с вами, к примеру, случится аппендицит и в придачу к нему еще и понос (а так часто бывает), «скорая» повезет вас на Соколиную гору, увидев признаки возможного инфекционного заболевания. Но если потом окажется, что инфекции нет, а аппендицит есть, переводить в другую больницу вас никто не станет.

Оперировать вас будут веселые хирурги: между первой и второй перерывчик небольшой.

Можете даже посмотреть на них заранее. Вывешенное в Сети видео «О злоупотреблении алкоголем врачами хирургического отделения ИКБ №2» предоставляет такую возможность всем желающим.

https://novostimira24.ru/

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя