< >Новости мира
Главная » Общество » Отдать и забыть: куда идут миллиарды, собираемые на капремонт жилья

Отдать и забыть: куда идут миллиарды, собираемые на капремонт жилья

Суббота, 26 Сентябрь, 2020 года
Просмотров: 54
Комментариев: 0

Если до вас капремонт еще не добрался, не огорчайтесь – программа рассчитана на 30 лет, и рано или поздно каждый многоквартирный дом в России своё получит. Возможно, даже раньше, чем ожидалось, — чиновники региональных Фондов капремонта часто преподносят внеплановые сюрпризы.

СПАСИТЕ УТОПАЮЩИХ!

Большой «сюрприз» сейчас расхлебывают жители дома 14/18 по ул. Большая Зеленина в Санкт-Петербурге. Им полгода назад начали перекрывать крышу, но до осенней непогоды с горем пополам перекрыли только половину. Терпящие бедствие жильцы посылают во все инстанции сигналы SOS.

— Тонем натурально,- рассказал «Новым Известиям» зампред. совета дома Михаил Плотников. – Как только дождь, у нас потоп с седьмого до первого этажа, 10 квартир из 104 уже испорчены. Спать ложимся под зонтами, каждые полчаса выливаем воду из тазов и ведер.

По словам Михаила, старая крыша, хоть и дышала на ладан, но таких неприятностей не доставляла. Жители продлевали ей жизнь, как могли,- сами чистили от снега, без этих вот ломов и кирок, которые так любят гастарбайтеры, и дырки заделывали на совесть, чтобы не капало. Не сказать, чтобы дом на Большой Зелениной стоял первым на капремонт, но в каких-то списках ФКР, видимо, числился и в разгар эпидемии коронавируса попался на глаза.

— К нам пришли неожиданно, 15 апреля, — рассказывает Михаил. – Почти все стройки в Питере стояли, а нам как бы в порядке исключения Фонд решил до начала сентября заменить крышу. Почему-то не было ни сметы, ни обсуждения ремонта с жителями… Просто пришли рабочие и начали отдирать кровлю. Совет дома заволновался, стали выяснять, кто такие, почему без документов. Товарищи по-русски почти не понимают…В фонде капремонта, куда мы обратились, нас же еще и отругали: дескать, для вас старались, а вы тут с претензиями. Перенаправили к подрядчику – в выбранное ими ООО «АЛЕВ СТРОЙ». Оттуда футболили к субподрядчику — тоже ООО, но с другим названием – «Прометей». Субподрядчик поручился за рабочих, которые будто бы сами знают, что и как делать. Где этих «мастеров» набрали, выяснить не удалось. Вот так мы мечемся полгода и только успеваем уворачиваться от балок, которые летят сверху, когда рабочие сидят на крыше, и расставлять тазы в квартирах, когда их неделями там нет.

ЗА ДИТЁМ СЛЕДЯТ ВПОЛГЛАЗА

Короче, зампред. совета дома (кстати, студент одного из питерских вузов) Михаил Плотников очень сильно засомневался в эффективности регионального фонда и обличительно пишет нам в редакцию – «Считаем данное поведение по отношению к жителям дома не допустимым, а отношение к работам халатным и безответственным». Вряд ли Михаила утешит такой ответ, но бывалые люди, уже побывавшие в объятиях ФКР, во множестве оставляют в соцсетях вот такие примерно отзывы.

Сергей Сагалович: Смешной какой-то подход! Как-будто ФКР создан для обеспечения качественного капремонта. Неужели до сих пор не понятно, что эта контора создана только для того, чтоб морочить голову собственникам квартир?

Интересно, что практически такие же выводы сделал Минстрой, заваленный жалобами на региональные ФКРы, некоторые из них дождались публичной выволочки от зам. министра Андрея Чибиса за неожиданные исчезновения подрядчиков с объектов и брошенные в плачевном состоянии дома, за бесконечные суды, в которых жильцы вынуждены добиваться от ФКР согласования с ними планов ремонта; а рабочие – выплаты зарплат.

Генеральная прокуратуры и Счетная палаты РФ дважды за последние два года (по поручению президента РФ) проверяла Фонды. Работа большинства из них названа провальной. Отмечены многочисленные факты нецелевого расходования средств ФКР и боле 9 тысяч других нарушений. По итогам проверок было возбуждено 62 уголовных дела. Большинство из них закончились как обычно — кадровым перестановками и чисто символическими наказаниями.

 

То есть за расшалившимся детищем сверху как бы и присматривают, но в пол-глаза. Пересматривать подходы к сложившейся системе финансирования и ремонта жилья государство не торопится, несмотря на явные косяки системы и на непрекращающиеся споры о законности введения сборов на капремонт. Наоборот, все идет к тому, что «перевоспитание» структуры окончательно повесят на население, и этот процесс россиянам тоже придется оплатить собственными нервами и из своего кармана.

В 2019 году, по официальным данным было отремонтировано более 37 тысяч многоквартирных домов на сумму в 146 миллиардов рублей. А при принятии поправок к Жилищному кодексу в 2012 году было озвучено, что в 2020 году будет необходим ремонт для 1,7 миллиарда кв.м. жилья, на что потребуется 5 триллионов рублей. И это без учета выросших за восемь лет цен на строительные материалы. Таким образом, между суммарным объемом взносов за 2019 год и предполагаемой требуемой суммой на 2020 — огромная пропасть. Преодолеть ее без сокращения объемов ремонта можно только увеличив размер поборов, взимаемых с граждан. Собственно, это и было сделано 1 января нынешнего года.

КОПИМ НА ЗОЛОТЫЕ КУПОЛА

Минимальный размер взноса на капремонт в 2020 году в Москве составляет 18,86 рублей за кв.(в прошлом году было 18,19 руб.).

На Колыме тоже установили новый минимум – было 9 руб. за кв м, стало 9,9 руб.. Состояние жилого фонда, как сообщают местные жители, такое, что ни один дом не доживет до капремонта, даже если он случится в самое ближайшее время. Смысл побора неясен, разве что продлить существование фонда КР в Магадане.

В Якутии с 2020 года жители деревянных, отживших свой век бараков платят по 5,61 руб. за 1 кв. м в месяц, в каменных домах без лифтов — 7,91 руб., с лифтами 10,50 руб. (увеличение по всем позициям больше чем на рубль с прошлого года). Жители Приморья за капитальный ремонт многоквартирных домов с 1 января платят по 8 руб. с кв. м. (было 7,73 руб.) В Томской области плата выросла на 5 %. ( 7,46 рубля за кв.метр). .В Калининградской оброк подняли на рубль. В Удмуртии — на полтора рубля или на 19,2% — для жителей домов с лифтом и на 19,4% — для домов без лифта.

В Тульской области сумма взносов на капремонт не менялась три года. При этом по реализации программы регион занимает 2-е место в РФ. Продолжение успеха обойдется жителям взносом, проиндексированным на размер инфляции в стране. На Среднем Урале минимальный взнос также увеличился в пределах прогнозируемого индекса инфляции – 3,8%, а фактически подрос до десяти рублей с квадратного метра. Это, как считает правительство Свердловской области, позволит региону своевременно выполнять все запланированные работы.

Вроде бы оброк для жителей возрос не сильно – от копеек до рубля.. Но сложите зернышко к зернышку и подсчитайте, сколько каждый из вас заплатит за капремонт своего дома и на что можно в итоге рассчитывать . Москвич Евгений Терентьев своими подсчетами в поделился на страничке в социальных сетях. Читаем, наслаждаемся.

«Оплатил 1147 рублей за капремонт дома. Посмотрел на сайте Правительства Москвы, мой дом будут ремонтировать в 2033 году (через 18 лет с начала программы). Общая площадь дома, по данным того же сайта, равна 56778 кв. м. А теперь моё любимое. Считаем:

За 18 лет я заплачу: 1147 руб * 12 мес * 18 лет = 247’752 рубля.

За 18 лет весь мой дом заплатит 153’300’600 рублей.

Я думал, нам просто трубы и крышу отремонтируют (так на сайте у них сказано), но, судя по сумме ремонта, уже в 2033 году на моем доме будут золотые купола, минимум две вертолетные площадки, бронированные окна, скоростные лифты, кевларовые стены и платиновое напыление на перилах, ну чисто для красоты.Выражаю искреннюю благодарность всем, кто придумал или имеет хотя бы какое-то отношение к авторству этой замечательной, своевременной и такой щедрой социальной программы. Низкий вам поклон», — подвел итоги своих расчетов Терентьев.

НЕ ХОЧЕШЬ — ДА УКРАДЕШЬ

По данным Минстроя, собираемость средств в среднем по стране составляет 92%. Ежегодно россияне перечисляют на капремонт до 150 млрд рублей (только за первые шесть месяцев этого года собрано 83 млрд. руб., , несмотря на ковид и сокращение зарплат у трети трудоспособных граждан). Эксперты общественного движения «Жилищная солидарность» подсчитали: если бы собираемые с жителей средства не расходовались вовсе, то за 6–8 лет типовая панелька вполне могла бы накопить на строительство нового дома и не париться с ремонтом старого.

— Вы представляете, какие миллиарды вот уже не первый год проходят через руки чиновников и расходуются практически бесконтрольно? – поделилась с «НИ» ведущий эксперт по жилищной политике межрегионального Центра по борьбе с коррупцией Наталья Пшеничная. – Наблюдая за этой картиной, могу сказать: как бы аккуратно жители многоквартирных домов не платили взносы, «золотых куполов на крыше» они дождутся. А вот у тех , кто придумал всю эту схему с капремонтом, она давно золотая. Многие эксперты, и я в том числе, поддерживаем депутатов «Справедливой России» и КПРФ, предлагающих «заморозку» поборов с населения хотя бы до тех пор, пока не будут отлажены механизмы контроля за деятельностью ФКР и расходованием средств населения. Вот простейший вопрос, на который невозможно добиться ответа: собирают со всех и отправляю «в общую копилку», а-кто получает проценты с этих денег? Ведь они же не лежат «без движения годами» — так? Или все-таки лежат, если учесть, что на этот год в стране запланирован ремонт 51 740 домов плюс ещё 10 750 домов, оставшихся неотремонтированными с прошлых лет, а по состоянию на 1 июля в общей сложности было отремонтировано всего чуть более 10 тысяч домов. Куда торопиться, если для чиновников работает принцип: месяц прошёл – денежки от граждан капнули в фонд? Как написал один гражданин в социальных сетях: схема такая, что прямо вопит «Укради меня!»

 

Людям надо дать какие-то вразумительные разъяснения, почему в квитанциях по ЖКХ теперь две строки – текущий и капитальный ремонт, практически совпадающие по суммам. Но этого разъяснения нет, как нет и пояснения, почему принудительный взнос на капремонт, попадая на счета ФКР, согласно его уставу, называются ПОЖЕРТВОВАНИЕМ.

По законам РФ фонд — это НКО, цитирую: «…не имеющая членства некоммерческая организация, учрежденная гражданами и (или) юридическими лицами на основе добровольных имущественных взносов, преследующая социальные, благотворительные, культурные, образовательные или иные общественно полезные цели». ФКР — добровольная некоммерческая организация? Но тогда объясните, почему неплательщиков преследуют судебные приставы, почему им назначаются гигантские штрафы и пени за просрочку, а у фондов нет договоров со своими «жертвователями». В некоторых регионах, чтобы обойти эту досадную оплошность, поступали так: на обратной стороне квитанции за ЖКХ бисерным шрифтом печатали текст договора с ФКР, в котором было сказано, что договор является автоматически заключенным, если человек оплачивает первую квитанцию. Но и это ещё не всё.

Поскольку фонд объявлен «негосударственным», то он, как и все НКО, не подпадает под действие закона о госзакупках. Что это значит? Тендеры по выбору подрядных организаций регфонды проводят по собственным правилам, руководствуясь своими же внутренними инструкциями. Так что, как они ищут подрядчиков, какие откаты берут за выгодные объекты и непрозрачные сметы, никто не знает. Очередность домов на капремонт в большинстве регионов тоже вешь весьма условная.

Обследование жилого фонда практически нигде не проводилось, значит и нет четкого представления, какие дома остро нуждаются в ремонте, а каким на него еще копить да копить. Руководителю фонда достаточно немного пошевелить пальцами, чтобы один дом включить в план ремонта немедленно, другой — позже, третий — еще позже, и соответственно, повлиять на конкурс подрядчиков.

От себя добавлю: относительно невысокая зарплата руководителей ФКР стимулирует этот «хватательный» процесс. Хотя не поворачивается язык назвать зарплату в ФКР «невысокой». Формально существует запрет использовать «пожертвования» населения на зарплаты сотрудников региональных фондов. Отчасти он соблюдается, оклады ФКР назначают региональные власти, они же, как учредители, несут ответственность за деятельность своих фондов. Согласно нашим данным, вознаграждение за труды ФКР повсеместно на высочайшем уровне. Когда мы указали Минстрою на этот дисбаланс, получили от них такой ответ: « А вы хотите, чтобы люди, которые ворочают миллиардами, получали зарплату на уровне средней по региону? За 30 тысяч в месяц мы таких добровольцев не найдем».

То есть коррупция и кумовство как норма закладывалась еще на стадии поправок в Жилищный кодекс и формирования ФКР. Правозащитники дошли до Верховного суда, доказывая сомнительные правовые основания для введения в России самого института капремонта. Вначале нас активно поддерживала Генеральная прокуратура, но на заключительном этапе их возражения были отозваны. В результате мы сейчас имеем то, что имеем.

КАПИТУЛЯЦИЯ БЕЗ БОЯ

Ключевой момент среди того, «что имеем», — никаких критериев по расчёту величины взноса за капремонт не существует. Об этом «Новым Известиям» рассказали в попечительском совете некоммерческого партнерства «ЖКХ Контроль» — «Все на волю местных организаций и в интересах своих ФКР». Более того, даже тарифы для капремонта в одном и том же регионе могут отличаться: где-то они разнятся в зависимости от возраста домов, где-то – в зависимости от типа строительных материалов и т.п. Самые «затейливые» тарифы сегодня действуют в Улан-Удэ: городские власти напридумывали их несколько десятков. Не меньшими выдумщиками оказались и чиновники в Самаре – там действовало более 40 разных тарифов – клок шерсти брали даже с людей, проживающих в строительных вагончиках.

Тем временем, по экспертным оценкам, до 30% всего жилого фонда в стране находится в собственности муниципалитетов, и именно муниципалитеты на сегодняшний день являются основными должниками по взносам за капремонт.

 

Как так? Совсем недавно справлялись с ремонтом огромной массы жилья, а теперь даже на взнос в ФКР не хватает? Один из авторов поправок в Жилищный кодекс, депутат ГосДумы Павел Качкаев, критикуя реализацию программы по капремонту, привел такие цифры:

«С 2008 по 2013 годы мы набрали хороший темп по капитальному ремонту жилья — 70 миллионов квадратных метров в год. А по итогам 2014 года эта цифра составила 34 миллиона квадратных метров — то есть вдвое меньше!» Это «непростительное падение», по его мнению, связано с неразберихой в законодательстве и поспешным уходом государства «с поля боя».

Какой уж тут бой! Капитуляция. В 2012 году государство призналось, что не в состоянии больше нести бремя за капитальный ремонт жилья. Если до этого действовали различные схемы двойного или тройного софинансирования, когда львиная доля расходов ложилась на федеральный бюджет, то с принятием поправок в Жилищный кодекс почетное право ремонтировать свои дома присвоили жильцам, а свои обременительные обязанности за это дело государство постепенно сводит к нулю. Причем, даже в таких сложных городах в плане капремонта как Петербург.

В центре много исторических зданий, требующих ремонта особой сложности по высоким расценкам, а жилой фонд сильно изношен. Депутат петербургского ЗакСобрания Алексей Ковалев уверен, что плохое состояние домов в Северной столице — головная боль не только и не столько петербуржцев. «Виноваты в этом не граждане, которые нерадиво содержали свои дома. Еще в СССР эксплуатации зданий не уделяли должного внимания, и поэтому они пришли в такую негодность. Возлагать на петербуржцев этот недоремонт, накопившийся десятилетиями, недопустимо», — считает парламентарий.

На круглом столе в агентстве Росбалт представители Смольного и регионального оператора отвергли этот тезис. «Жители должны считать своим имуществом не только квартиру, но и многоквартирный дом в целом. Им принадлежит все: кровля, подвалы, лифты. И за это нужно платить. Такое ощущение, что сейчас люди этого не понимают», — посетовал первый зампред Жилищного комитета Сергей Шарлаев.

Ну почему же, люди по своему карману чувствуют, что город – тоже собственник немалого количества жилых зданий, свою ответственность за их содержание потихоньку перекладывает на всех. Например, в прошлом году на капремонт Смольный направил 4,3 млрд рублей, а с жителей собрали 4,7 млрд рублей. В 2020-м пропорция изменилась: из городской казны на ремонт домов пойдет только 3 млрд, в то время как с собственников планируют собрать уже 10 млрд рублей. Взносы в ФКР Санкт-Петербурга уже «подпрыгнули» — с четырех-пяти рублей до восьми-девяти. Нетрудно догадаться, что удар по кошельку петербуржцев чувствительный: за стандартную квартиру в «хрущевке» вместо 120 рублей в месяц придется платить 240, за «трешку» в старом фонде – 810 вместо 450.

Назвали на круглом столе и другие интересные цифры: с 2014 года петербуржцы собрали на капремонт 18 млрд.. Общий же объем стоимости программы до 2038 года составляет 700 с лишним млрд рублей. Вопрос – где взять деньги? – в Смольном, похоже, уже решен. «Взносы на капитальный ремонт в Петербурге будут увеличиваться каждый год» — , озвучил перспективы помощник губернатора Владислав Воронков.

Позволим себе вставить шпильку: если взносы будут также осваиваться, как это происходит сейчас на утопающем доме на ул. Большая Зеленина, то лучше их вообще отменить – питерская недвижимость, возможно, будет целее. Хотя бы потому, что люди самостоятельно и за свои деньги, станут о ней заботиться, а не «выполнять региональную программу капремонта» под пистолетом властей.

ГРАЖДАНСКАЯ АКТИВНОСТЬ СОЗРЕВАЕТ В ПОДВАЛАХ

Идея открыть спецсчет и ремонтировать свой дом самостоятельно – самая, вроде бы, привлекательная и логичная. Но в Москве ее реализовали всего 1,5% собственников, а по России и вовсе 1%. В Минстрое как будто специально позаботились о том, чтобы подавляющее большинство россиян копили средства на ремонт именно в региональных фондах, а не на спечсчетах своих домов.

— Процедура перехода на спечсчет очень затруднена, — подтверждает юрист Любовь Гаврюшина из НП «ЖКХ Контроль». – Необходимо решение общего собрания собственников и неимоверное количество голосов «за». Но что интересно: если жители сейчас всё же наберут необходимые голоса и решат копить деньги на спецсчёте, уже уплаченные в фонд средства им не вернут. А вот если те, кто копил взносы на спецсчёте, решат перейти в фонд, то деньги со спецсчёта придётся отдать. При этом многие жители, уже успев оценить качество этого самого ремонта, сегодня всеми силами пытаются его избежать. Ну или сделать его менее разрушительным или даже вполне себе качественным, если в доме есть крепкий актив и поддержка депутатов.

В Москве за годы борьбы с ФКР сформировался большой отряд добровольцев, которые не только видят порочную систему изнутри, но и научились защищать жителей от стихийного бедствия, противостоять халтуре и казнокрадству на всех этапах капитального ремонта.

— Надо воздать должное и самому фонду, — рассказывает муниципальный депутат района Филевский парк Ольга Мостинская. — С 2015 года в Москве ему удалось многое. Он успешно борется с атомизацией горожан, объединяя когда-то незнакомых соседей в сплоченные и дружные отряды сопротивления. Благодаря его деятельности тысячи гуманитариев получили базовое строительное образование и могут без шпаргалки перечислить слои пирога под отмосткой, знают нормативное расстояние радиаторов в МОПах от стен и пола, шаг установки опор магистралей, отличают мауэрлат от ендовы. Многим Фонд привил любовь к театру. Ведь ФКР – это еще и антреприза, и лучшие из виденных лично мной спектаклей были разыграны за последние три года на комиссиях по приему выполненных работ.

По словам Мстинской, отчасти проблема в том, что ФКР не в состоянии прожевать кусок, на который замахнулся, а на рынке нет нужного количества квалифицированных подрядчиков. Инженеры надзора ведут по 30-40 (и больше) домов в разных районах. Они не проверяют ни техническое заключение, ни проекты, не следят за соблюдением формальных процедур. Рабочая группа Фонда, которая принимает все оперативные решения (расторжение, переигровка, увеличение предельной стоимости), может рассматривать вопрос по полтора года. Нет системы оценки и ранжирования подрядчиков. Нет запрета на субподряд, тендеры выигрывают фирмы с двумя сотрудниками, непрофильной специализации, на домах чаще всего работает субподряд третьего и даже четвертого уровня. Эти люди в глаза не видели проект, получают копейки, живут в подвалах и не обладают даже базовой квалификацией. В сезон подрядчики, бывает, неделями по всей стране ищут сварщиков или слесарей. Проектирование как правило отдается на субподряд, так что после приемки проекта вы этого проектировщика больше никогда не увидите. Чуть не забыла – контринтуитивно, но Московская государственная экспертиза не проверяет соответствие проекта дому. Вообще не выезжает на место – проводит “кабинетное исследование”. Поэтому в проекте может не совпасть высотность дома или количество подъездов.

В этой грустной реальности проходит существенная часть депутатской жизни. Но несмотря на всю безнадегу, коммунальные права москвичей удается защитить, если общественность каждого конкретного дома готова по шесть часов лазить по подвалам, сверяя выполненные работы со сметой, насмерть стоять и не подписывать акты, пока подрядчик не исправит все косяки, не вестись на крокодиловы слезы, что у подрядчика перемрет с голоду вся семья, если жильцы не согласятся подписать акт в обмен на гарантийное письмо когда-нибудь доделать недоделанное.

Не у всех хватает характера и силы воли.

— У нас один дом угодил в ловушку на всех скоростях, подписали акт приемки работ, поддавшись на уговоры. В другом доме жители стояли стойко: никаких уступок, выполняйте все формальности, — рассказал «НИ» Сергей Петриков, общественный контролер из Чертаново. – Те, кто подписал, уже год живут в разрушенных подъездах, рабочие сняли плитку, ободрали стены и смылись. А у стойких – все чин чинарем.

Депутат Мосгордумы Любовь Никитина из собственного опыта добавила красок к рассказу: « Работа в домах, которые попали под контроль депутатов, идет согласно протокола, без дураков и с привлечением собственников в качестве контролеров. Все сверяем, все исправляем, публикуем в ФБ – это документ, между прочим. И это должны знать всякие подрядчики и те, кто привык пилить на капремонте. С одним подрядчиком в Северном Чертаново решили расстаться и стрясти обратно уже полученные им деньги. А как бы вы хотели? Берёте деньги — делайте хорошо. Плохо мы и сами можем, да не хотим. Нам тут жить.

Похоже, и впрямь: благодаря фонду капремонта гражданский активизм в Москве растет прямо на глазах и вот-вот поднимет даже мертвых. Моему собственному дому это бы не помешало – у нас на Рязанке активного контингента все меньше, в основном, жители глубоко за 70, а то и за 85+. Не представляю, как они будут контролировать смету и драться с подрядчиком за подвалы. Районные депутаты такой же половой зрелости, а Мосгордуме от нас сидит Елена Николаева, которая когда-то будучи депутатом Госдумы и крупным деятелем Общероссийского народного фронта, толкала в массы идею по созданию ФКР и пожертвований в «кассу взаимопощи» на капужды наших домов. Вот только на это и вся надежда, что случись в нашем доме капремонт, сама Николаева возглавит престарелых бойцов на борьбу против собственного детища. Но чтоб не до смерти напугать депутата, — капремонт в домах на Рязанке начнется не раньше 2036 года. К тому времени половину домов снесут, а то и все, судя по активности, с которой наш депутат со всех трибун топит теперь за реновацию.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя