< >Новости мира


Главная » Политика » Партия трубы против партии станка

Партия трубы против партии станка

Четверг, 15 Сентябрь, 2016 года
Просмотров: 220
Комментариев: 0

Неожиданно большое количество арестованных накануне выборов высокопоставленных коррупционеров (из свежего — плюс 300 миллионов обнаруженных евро на швейцарских счетах полковника-миллиардера Д. Захарченко) вызывает больше вопросов, чем ответов. Неужели рейтинг партии власти настолько плох, что без показательных посадок аккурат перед выборами уже невозможно обеспечить уверенное большинство в парламенте? Да нет, конечно. Возможно. Но уже не столько за счет партийных списков, сколько благодаря одномандатникам. Собственно, ради этого и затевалось изменение законодательства с возвращением «мажоритарки» — чтобы подстраховаться на случай вероятных проблем в отечественной экономике. Другой вопрос, насколько сильна зависимость провластных одномандатников от федерального центра? Ведь именно мажоритарщики первыми бежали продавать власть своего на тот момент еще патрона в ситуации революционного форс-мажора в одной близкой нам недавно стране.


фото: Геннадий Черкасов

Но основная проблема не в этом – как объяснить избирателю сохранение большинства в Думе за партией власти в условиях падения доверия населения к ней? Для этого как раз и необходимы «трэшовые» истории, заставляющие электорат в очередной раз «сплотиться» перед лицом внешних (и внутренних) угроз.

Высказывания экспертов тщательно готовят избирателя к сохранению «статус кво» четырех партий («Единая Россия», КПРФ, ЛДПР, «Справедливая Россия») в парламенте с небольшим и крайне сомнительным изменением – перемены мест второй и третьей силы. С упорной непосредственностью нам в который раз (как и перед прошлыми думскими выборами) пытаются внушить, будто партия, возглавляемая профессиональным клоуном-шовинистом, вопреки известному неприятию в национальных республиках и с некоторых пор на Урале может занять второе место в общем зачете. Но суть ожидаемых после 18 сентября изменений даже не в этом.

Читайте также:  Опубликованы итоги расследования убийства российских журналистов в ЦАР

Думскими выборами, по большому счету, открывается кампания подготовки к выборам Президента. По Конституции (исходя из продленного 6-летнего президентского срока) они намечены на март 2018 года. Но нельзя исключать того, что проведены они могут быть чуть раньше – в единый день голосования (третье воскресенье сентября) уже 2017 года. Новые выборы, по меткому выражению В.В.Путина, одного «молодого, но зрелого президента» должны начаться кампанией сторонников «четвертого срока» (2017/2018-2023/2024). А теперь главный вопрос: кто из непроворовавшихся (ещё) чиновников готов составить костяк этих сторонников?

Президент вынужден идти на серьезные кадровые перестановки, потому что видит очевидное – многие из преданных и проверенных годами совместной работы коллег банально не справляются. Это не так сильно бросалось в глаза в период бума нефтяных цен. Но в условиях усиливающегося экономического спада терпеть тотальный непрофессионализм и вопиющую некомпетентность исполнителей становится опасно для президентского рейтинга. С учетом того, что нынешнюю политическую систему можно назвать социологической демократией (где по ключевым решениям власть предпочитает узнавать мнение населения), мы видим, как в режиме спецоперации неожиданно меняются полпреды и губернаторы, а замена главы Администрации Президента преподносится как чуть ли не технический вопрос. Новое поколение выращенных системой технократов готовят к тому, чтобы сделать одним из столпов «четвертого срока» Президента. Но хватит ли их?

Читайте также:  Euronews: британцы скупают всё перед брекситом, как перед войной.

На наших глазах — чем дальше, тем больше – происходит разрыв прежней постельцинской элиты с Путиным. По очевидным причинам, Президент ей не может доверять. В том числе, потому что знает крайне сомнительную историю её происхождения. Говоря совсем просто, в большинстве своем, это «партия трубы» — сообщество людей из бизнеса, ориентированных на экспорт российских природных ресурсов на Запад. В недавнем прошлом «пармезаны на госслужбе», они формально приняли новые политические реалии после возвращения Крыма. Но в силу естественного противоречия собственных бизнес-интересов на Западе (не говоря уже о добровольно-принудительно заброшенных виллах где-то на «Лазурке»), они не могут быть органичными сторонниками новой путинской посткрымской политики. Поэтому их придется менять. И эти выборы – хороший повод это сделать.

Посмотрите, какой большой процент крупных бизнесменов – представителей региональных кланов вынужден был покинуть проходные места в списках основных партий перед выборами. Здесь и владелец крупной инвестиционной кампании, собственник 500-метровой усадьбы в Конго Михаил Слипенчук, и основатель известнейшего московского автодилера, один из спонсоров «белоленточных» протестов Сергей Петров, и один из основных экспортеров российской стали за границу Борис Зубицкий. Список можно продолжать. Разве эти и подобные им люди могут быть «партией четвертого срока»?

Настоящая линия противостояния на этих выборах проходит между «партией трубы» и «партией станка». Результатом волеизъявления может стать, перефразируя известный фильм Говорухина, «конец олигархической эпохи». Ведь именно олигархи – не такие, как забытый Ходорковский, а самые настоящие крупные региональные дельцы, контролирующие бизнес целых регионов, представляли на протяжении десятилетий интересы многих субъектов в законодательной власти страны. Сейчас эта эпоха закончилась. Им на смену приходят представители наемного труда – «партия станка»: «производственники», лоббисты интересов «оборонки» и промышленности, науки и сельского хозяйства, образования и культуры. Не бизнес-ориентированные, а социально мотивированные депутаты, не представляющие себя вне своей сферы и ее интересов. Именно они могут стать вскоре «партией четвертого срока» — проблема только в том, что в правящей партии на данный момент таких меньшинство. Значит, придется искать их в оппозиции. Учиться прислушиваться к альтернативным точкам зрения, советоваться, делиться полномочиями, делегировать ответственность – словом, заниматься всем тем, что так не свойственно нынешним чиновникам.

Читайте также:  Эта война никому не интересна

В новейшей истории России уже был такой пример – когда после дефолта и последующего за ним экономического кризиса 1998 года Борис Ельцин был вынужден создать народоориентированное правительство во главе с Евгением Примаковым и Юрием Маслюковым, представителем на тот момент крайне оппозиционной КПРФ. Сегодня, исходя из ухудшающейся экономической ситуации, мы близки к повторению истории.

В противном случае выводить страну из углубляющегося кризиса придется уже следующей власти.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя