< >Новости мира
Главная » Общество » «Плавать не умел»: родители рассказали о погибших в Карелии детях

«Плавать не умел»: родители рассказали о погибших в Карелии детях

Среда, 22 Июнь, 2016 года
Просмотров: 571
Комментариев: 0

Почти все дети, погибшие на Сямозере — из больших небогатых семей. С утра до вечера шум-гам, родителям вечно некогда, за младшими глаз да глаз… До гулянья ли тут? Не удивительно, что, когда власти предложили бесплатные путевки в Карелию, были счастливы и взрослые, и подростки…

Мы узнали о прошлом погибших ребят, поговорив с их родителями.

Фото: vk.com/kareliaopen

Маша Макарова росла в многодетной семье — брату 15 лет, а сестре — 7. Семья малообеспеченная: папа Михаил Юрьевич безработный, мама — уборщица. В «Парк-Отель Сямозеро» Маша мечтала отправиться еще в прошлом году, но не было путевок. А в этом году нашлось местечко — соцзащита заранее проинформировала семейство, которое очень обрадовалось. Путевка была бесплатной.

— Опознали дочку, едем вот в поезде с сыном из Карелии, — мужчине трудно сдержать слезы. — Маша ходила в бассейн, была спортивной девочкой. Но я посмотрел на это озеро — там выплыть невозможно даже взрослому. Инструктора — сами дети — старше ее на 7 лет…Не хочу говорить об этом, тяжело. Ребенка никто мне не вернет. Хоронить будем на Хованском кладбище, выделили нам участок.

Амалию Широких и двух ее братьев-сестер (им 5 и 9 лет) тянула одна мама. Папа живет в Молдове, от выплаты алиментов уклоняется. Путевку также выдали бесплатно. В этот лагерь девочка поехала первый раз — в предыдущий год Амалия отдыхала в другом лагере.


Амалия Широких.

— Амалия плавать почти не умела. Ходила раз в неделю в бассейн при школе, и все. Представляю, как она испугалась! Я позвонила родне в Молдову, рассказал о горе. Но отец не приедет на похороны — у него проблемы с въездом в страну. Собирается лишь бабушка, — говорит мама Анна Викторовна.

Педагоги Арины Кочневой на сайте гимназии разместили некролог: «Жизнь Арины была недолгой, но заметной и радостной. Судьба отмерила ей всего двенадцать коротких, промелькнувших лет. Хорошистка, умница, активистка – так характеризовали Арину учителя и педагоги Гимназии. Добрая, дружелюбная, отзывчивая – говорили о ней ее друзья и одноклассники. Учителя возлагали на Арину большие надежды, которым, к огромному нашему сожалению, не суждено было сбыться. Мы скорбим в связи с трагической гибелью Арины и выражаем глубочайшие соболезнования ее семье».

До сих пор нет никаких вестей про Женю Романова. 13-летний школьник не найден. Мама Жени сидит как на иголках, ждет звонка из Следственного комитета.

— Нам сказали, что всех опознали. Поэтому мы и не поехали в Карелию. Ждали прибытия тел в Москву. А Жени не оказалось, — плачет мама Валентина Владимировна. — Он во второй раз поехал в лагерь — отдыхал там в прошлом году. Приехал в восторге, довольный. 16 июня мы созванивались. Сказал, что идет в поход. Они и раньше ходили в лес, жили в палатках. 17 июня прислал СМС, с тем же сообщением, что они в походе.

О том, что они будут сплавляться — мне не было сказано ни единого слова. Хотя этим летом они раза 3-4 выходили на каноэ на этом озере — Женя рассказывал. Вообще он мог испугаться и не сесть с другими ребятами. Женя — подросток с трудным характером. Он под опекой с нами уже 10 лет. Есть две старшие родные дочки (самой младшей — 18 лет). Женя умеет держаться на воде, правда, плохо. Надо бы спросить у других ребят — видел ли его кто на озере? Вдруг он жив — прячется в лесу? Как бы я хотела, чтобы он вернулся домой.

Максим Ходосевич путевку в лагерь получил нежданно-негаданно — позвонили из центра помощи детям, куда семья встала в свое время на учет как малообеспеченная. Мама, главный специалист-эксперт в Пенсионном фонде, даже удивилась вниманию — из списков семью вычеркнули год назад, когда уровень дохода стал выше минимального. Глава семейства — кладовщик.


Максим Ходосевич.

— Плавать Максим не умел: на море под водой проплывал пару метров, и все. В пятницу сын звонил с телефона друга, про четырехдневный поход сказал. Я не встревожилась — по озеру ребята катались уже.

Сестре Максима — моей второй дочке, 21 июня исполнилось 5 лет…

12-летний Сеня Балакирев был спортивным мальчиком. Четыре года занимался самбо, по словам тренера, имел хорошие перспективы. Три года — в бассейне . Причем профессионально — 3 раза в неделю по 1,5 часа.

— Сын держался на воде, как дельфин, — говорит его мама. — Почему он не выплыл — до сих пор загадка для меня. Сознание потерял от удара? В этом лагере ему не очень нравилось. Позвонил и пожаловался на ущербное питание, попросил выслать посылку с едой. Я не могла это сделать — лежала в больнице со второй дочерью, ей 7 лет. Попросила отца Сени это сделать. С ним мы в разводе. Он сказал, что отправил тысячу рублей. Раньше он не интересовался жизнью детей, не оказывал поддержки, а смерть сына нас объединила. Он ездил в Карелию на опознание.

Денис Гришин, 12 лет, воспитывался в семье из 4-х детей. Отец трагически погиб в 2006 году, всех тянет мама Татьяна. Женщине тяжело вспоминать гибель сына, тем более, в среду похороны.

— Морально готовлюсь к погребению. Не хочу отвлекаться. Психологи поработали со мной, спасибо им. Первый раз Денис поехал в лагерь — и такая огромная беда.

Много трогательных отзывов оставили в соцсети друзья. Приводим один из них (автор Станислав) (орфография и пунктуация сохранены): ”Денис, я долгое время к тебе плохо относился, начиная с 2 класса, заканчивая серединой 5-го. Были разные причины и ситуации, не сомнено, хорошо что мы с тобой нашли под конец общий язык. Ты ушёл для всех слишком рано и не-ожиданно, и самое главное, абсолютно не заслуженно… На моей памяти ты почти не разу никого не оскорбил, тем более не ввязывался в драку. Вероятней всего, ты не увидишь того что мы тебе пишем, возможно ты переродился в совершенно другого человека, и снова начинаешь свой жизненный путь, но знай: мы о тебе помним».

13-летний Василий Дудоров был полным сиротой. Жил в центре содействия семейному воспитанию. «Ребенок потерян, это трагедия. Вася — обычный мальчик. Числился в банке детей-сирот. В Карелию мы не ездили, но плотно работаем с СК», — пояснили наставники.

Похожая история жизни и 12-летнего Севы Заслонова. Мальчик из многодетной семьи (другим детям — 21 и 10 лет). Родительница трудится мерчендайзером на кондитерской фабрике, воспитывает детей одна. В карельский лагерь, как и многие, поехал впервые.


Сева Заслонов.

Рекомендация были хорошие, дети ездили, говорили, что единственная проблема этого лагеря — воровство, — рассказывает мама.

Хуже всего маме 12-летнего Игоря Фомина — мальчик был единственным ребенком в семье. Отец Игоря умер, поэтому семья состояла на учете в органах соцзащиты.

— Игорь профессионально занимался культуризмом, греблей. Завоевывал награды. Плавал отлично. Я так поняла — получил удар по голове и лишился чувств. Тяжело это все воспринимать — сын был единственной отрадой в жизни, — говорит мать мальчика.

Читайте материал «Родители погибших в Карелии детей рыдали: «Хоронить не на что»

Смотрите видео по теме «Эвакуированные из «Сямозера» 160 детей прибыли в Москву»

В Москву поездом «Петрозаводск — Москва» прибыли 78 мальчиков и 82 девочки из лагеря «Парк-Отель Сямозеро», где в минувшие выходные погибли 14 детей. В пути дети и сопровождавшие их взрослые были обеспечены всем необходимым, за их состоянием продолжают наблюдать психологи и врачи, сообщили в МЧС.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя