< >Новости мира
Главная » Общество » По «санитарному делу» арестованы на 2 месяца Олег Навальный, Любовь Соболь,…

По «санитарному делу» арестованы на 2 месяца Олег Навальный, Любовь Соболь,…

Понедельник, 1 Февраль, 2021 года
Просмотров: 21
Комментариев: 0

Тверской районный суд в пятницу, 29 января, в рамках «санитарного дела» отправил под стражу сроком на два месяца брата Алексея Навального Олега Навального, координатора московского штаба Навального Олега Степанова, продюсера «Навальный Live» Любовь Соболь, главу «Альянса врачей» Анастасию Васильеву, а также активистку Марию Алехину. Все они будут находиться под домашним арестом до 23 марта 2021 года.

Как сообщили в пресс-службе Московских судов, 29 января Тверским районным судом города Москвы вынесено постановление об избрании меры пресечения в виде домашнего ареста в отношении Олега Навального, подозреваемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ, на срок до 23 марта 2021 года. Любовь Соболь отправлена под арест по делу о нарушении санитарно-эпидемических норм за призывы к митингу в пандемию коронавируса.

 

Именно о таких сроках под стражей для обвиняемых и ходатайствовало следствие. Арестованным запрещено покидать квартиру, общаться с кем-либо кроме адвоката и близких родственников, пользоваться почтой, интернетом и телефоном (кроме вызова экстренных служб).

Статью 236 УК РФ «Нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступления таких последствий» впервые стали применять в России в целях политического преследования после массовых митингов 23 января.

В среду, 27 января, полиция провела обыски по этому делу как минимум по 15 адресам, в том числе в квартире у супруги Навального Юлии, студии YouTube-канала «Навальный Live» и офисе Фонда борьбы с коррупцией (ФБК, (признан в России организацией, выполняющей функции иностранного агента).

Согласно ходатайству следователя, которое опубликовал адвокат Любови Соболь Владимир Воронин, подозреваемые вместе с «неустановленными лицами» через соцсети разместили посты с призывами выходить на акцию 23 января.

«Действуя по вышеуказанному призыву, группа лиц, численностью не менее 500 человек, в том числе лица, которые… были обязаны находиться в режиме изоляции по местам проживаний, проследовали на Пушкинскую площадь, где участвовали в массовой несогласованной акции, нарушив санитарно-эпидемиологические правила, создав угрозу массового заболевания людей по неосторожности», — говорится в документе.

Как следует из документов, опубликованных адвокатами подозреваемых, в деле есть показания кассира KFC Арсения Хесина, который рассказал, что пошел на акцию, имея положительный тест на COVID-19, безработного Дмитрия Рощектаева, который заявил, что пришел на Пушкинскую «чтобы увидеть и зафиксировать несанкционированные действия протестующих», а также свидетеля по фамилии Карасев, отметившего, что силовики на митинге «были максимально вежливы» и «сами первыми не начинали стычки».

После акции в Москве городской департамент здравоохранения со ссылкой на данные приложения «Социальный мониторинг» сообщал, что в мероприятии участвовали 19 человек с подтвержденным коронавирусом.

Согласно фрагменту допроса Соболь, который также публиковал адвокат Воронин, в связи с нарушением санитарно-эпидемиологических норм следователи интересовались не только активистами, но и деятелями культуры, в том числе актрисами Александрой Бортич, Яной Трояновой и Варварой Шмыковой, режиссером Иваном Вырыпаевым и писателем Дмитрием Глуховским, напоминает Русская служба BBC.

Часть 1 ст. 236 УК РФ вводит санкции за «нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступления таких последствий». Наказание по ней предусматривает штрафы в размере от 500 тыс. до 700 тыс. рублей, а также лишение свободы на срок до двух лет.

Согласно нормам уголовно-процессуального кодекса (УПК), помещать в СИЗО фигурантов этого дела нельзя — применять такую меру пресечения можно только к тем, кому грозит больше трех лет колонии. Однако и домашний арест в качестве меры пресечения по данному составу, по мнению адвоката Соболь Воронина, является необоснованным. «По нетяжкому составу, ранее не судимой, с малолетней дочкой… Бред», — написал он в Twitter.

 

 

Cпециалист по уголовному праву, управляющий партнер петербургского офиса коллегии адвокатов Pen&Paper Алексей Добрынин в интервью «Фонтанке» прокомментировал действия силовиков и потенциал применения статьи 236 УК РФ.

Статья 236 УК РФ была ужесточена весной 2020 года. Власти объясняли это тем, что многие жители России не соблюдают правила, введенные из-за пандемии коронавируса. До поправок максимальное наказание за нарушение санитарно-эпидемиологических норм не превышало года колонии. После изменения закона его увеличили до двух лет лишения свободы. Нарушителям могут запретить занимать определенные должности. Кроме того, им могут назначить принудительные работы или штраф до 700 тысяч рублей.

В том случае, если выяснится, что из-за нарушения санитарных правил погиб человек, потенциальное наказание увеличивается до пяти лет колонии. При гибели более двух человек — до семи лет.

Как отметил юрист, после мартовских изменений уголовная ответственность по этой статье стала наступать не только за действия, которые привели к реальным фактам заражения людей, но и за действия, создавшие лишь угрозу наступления таких последствий. А учитывая, что «угроза» — понятие оценочное или дискретное, следственные органы России на практике «творят чудеса из норм закона», и признаки состава преступления теперь могут быть усмотрены практически в любом (!) нарушении санитарных правил в общественных местах с большим скоплением людей.

Адвокат Добрынин обратил внимание на решение пленума Верховного суда, указавшего, что ответственность может наступать «только в случае реальности угрозы, когда массовое заболевание или отравление людей не произошло лишь в результате вовремя принятых органами государственной власти мер, направленных на предотвращение распространения заболевания (отравления)».

Однако, не понятно, чем именно и как собственно следствие собирается подтверждать наличие угрозы массового заражения людей. Определенного стандарта доказывания не существует, а практика по обновленной ст. 236 УК РФ еще не выработана, сказал юрист, отметив, что «она формируется прямо сейчас, на наших глазах».

Согласно статистике судебного департамента при Верховном суде, за первые шесть месяцев 2020 года до суда дошли семь дел, возбужденных по первой части 236-й статьи. В четырех случаях суды пошли по процедуре назначения судебного штрафа — в этом случае подсудимых освобождают от уголовного преследования. В трех случаях приговоры были вынесены, но в качестве наказания тоже назначили штраф — в колонию никого не отправили. По второй и третьей части статьи — они предполагают, что из-за нарушения правил кто-то погиб — приговоров вынесено пока не было.

 

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя