< >Новости мира


Главная » Политика » Почему в пророссийской Сербии у власти находятся прозападные силы

Почему в пророссийской Сербии у власти находятся прозападные силы

Среда, 16 Ноябрь, 2016 года
Просмотров: 132
Комментариев: 0

На прошлой неделе в Сербии завершились учения «Славянское братство — 2016», в котором приняли участие военные России, Белоруссии и Сербии. В то же время начальник Генштаба Сербии Любиша Дикович подписал в Брюсселе ноту о присоединении страны к боевой тактической группе Евросоюза «Хелброк», в которую уже входят Греция, Болгария, Кипр, Румыния и… Украина. Кто-то может решить, что это политическая шизофрения, но таков реальный курс Сербии. Почему страна, население которой настроено пророссийски, так стремится войти в ЕС и НАТО? К чему приведет попытка сербской элиты «усидеть на двух стульях»? В этом попыталась разобраться обозреватель МК.


фото: Марина Перевозкина

Неожиданная Сербия

…«Вьюн над водой, ой, вьюн да над водой, вьюн над водой расстилается….» Девочка на сцене поет грустную песню о деве, которая отказалась и от веселых хороводов, и от жениха – добра молодца, и выбрала судьбу монахини. Потому что так ей богом суждено. Песня русская, девочка – сербская, место действия – Белград, Детский культурный центр. Идет конкурс «Русская песня», в котором участвуют ученики белградских школ. Поражает, как точно юная исполнительница передает глубину и красоту этой народной песни, малейшие нюансы интонации и особенности казачьего говора. Потом были и «Подмосковные вечера», и «Рябинушка» в разных вариациях, и «Калинка-малинка», и много чего еще, но лично для меня песня «Вьюн над водой» стала самым сильным впечатлением этого дня. Так считало и жюри. Но главное не в том, кто победил, а в том, что сербские дети еще раз сумели показать, насколько близки Россия и Сербия — близки по духу, по культуре и языку.

Детский конкурс был всего лишь одним из эпизодов очень насыщенной событиями Недели русского языка и культуры, которая в конце октября проходила сразу в нескольких сербских городах — в Белграде, Нови-Саде, Крушеваце и Сремских Карловцах. Белградский университет встречал гостей из Москвы — лекторов, преподавателей, имеющих опыт обучения русскому языку иностранных студентов. Аудитории были заполнены до отказа: послушать московских гостей приходила как сербская молодежь – студенты и школьники, так и люди старшего поколения, интересующиеся Россией, а также преподаватели русского языка из сербских школ и вузов.

— Сербия, Словакия и Черногории – это три славянские страны, где всегда было прекрасное отношение к русским. – доктор филологических наук Елена Маркова делит свою жизнь между Россией и Словакией: она профессор сразу двух вузов — Московского государственного областного университета (МГОУ) и словацкого Университета Кирилла и Мефодия в городе Трнавы. – В конце 20 – начале 21 века все мы пережили непростой период. В школах стран бывшего «социалистического лагеря» было запрещено обязательное преподавание русского языка, во многих вузах закрылись кафедры русистики. Однако сейчас мы опять наблюдаем всплеск интереса к русскому языку. Он становится серьезным конкурентом немецкому и французскому в качестве второго иностранного. В славянских станах русский язык сейчас стоит на втором месте по популярности, конечно, после английского, который вне конкуренции.

Лекции профессора Марковой и ее коллеги-русистки из Московского городского педагогического университета Ларисы Аткиной о современных тенденциях в русском языке, о методиках его преподавания вызвали огромных интерес. Свободных мест в аудиториях не было.


фото: Марина Перевозкина

Не стал исключением и городок Сремские Карловцы, где послушать лекции и посмотреть фильм о бароне Врангеле пришли в здание муниципалитета в том числе и изучающие русский язык ученики местной гимназии – к слову, старейшей в Сербии. Этот маленький (9 тысяч жителей) древний городок на берегу Дуная по сути является духовным и историческим центром Сербии – в 1848 году здесь состоялось провозглашение Сербской Воеводины (автономии внутри Австрийской империи), с 1794 года здесь работает семинария – одна из двух старейших в православном мире. Для нас же Карловцы интересны тем, что в 20-е годы прошлого века город стал политическим и духовным центром белой эмиграции. Здесь нашли приют бежавшие из России вместе с бароном Петром Врангелем белогвардейцы. О тех днях напоминают памятник Врангелю, мемориальная доска на доме, в котором он жил, и могилы на русском кладбище. Местный мэр Ненад Миленкович надеется открыть в городе российский культурный центр.

— Мы очень гордимся тем, что Сербия оказалась приютом для белогвардейцев, что сербы протянули русским руку дружбы, как и русские протягивали ее нам неоднократно. – сказал нам господин Миленкович. — Это говорит о том, что мы братский народ. Мы стараемся сохранять наши связи и дать нашим отношениям новый импульс. Здесь, в Сремских Карловцах, мы стараемся сохранять исторические памятники, напоминающие о пребывании русских на нашей земле.

«Хозяевами» форума были активисты Ассоциации граждан «Наша Сербия». Оператором – московский университет «Синергия». В течение недели проводились самые разнообразные акции: лекции, конференции, дискуссии и фестивали. Все это проходило в рамках проекта «Русские гуманитарные экспедиции», кураторами которого выступают МИД РФ и «Россотрудничество». Проект, целью которого является продвижение русского языка, культуры, а также российской системы образования за рубежом, является одним из элементов того, что кратко описывается термином soft power («мягкая сила»). С 2014 года подобные экспедиции прошли уже в 30 европейских городах. До сих пор по части «мягкой силы» РФ сильно уступала Западу. Изменилась ли ситуация сегодня?

Читайте также:  Сирия начала продвигаться на курдские территории, чтобы противостоять «турецкой агрессии

Между Россией и Америкой

«Сербы и русские – братья навек». Все мы, конечно, это слышали. Однако, не побывав в Сербии, трудно даже представить, насколько это близкое родство. Можно свободно читать уличные вывески: почти все понятно, а пообщавшись пару часов с сербами, начинаешь понимать их речь без переводчика. Сербский язык очень похож на русский, хотя некоторые привычные нам слова могут иметь для сербов совершенно иной смысл. Это происходит потому, что сербский язык намного ближе к нашему общему «праязыку». Например, что находится в здании, на котором красуется вывеска: «Српско народно позориште»? Сербский национальный театр, конечно. А «позорищем» он может стать только из-за бездарной игры актеров. «Матерни език» — это всего лишь «родной язык», а совсем не то, что вы подумали. А если в книжном магазине вы обнаружите роман с совершенно неприличным для русского читателя названием « Prohujalo sa vihorom » (читается как «Прохуяло са вихором»), то знайте: перед вами шедевр Маргарет Митчелл «Унесенные ветром».

Когда на улицах Белграда вам потребуется узнать дорогу, можно попробовать обратиться к прохожему на русском языке. Если перед вами представитель старшего поколения, есть вероятность, что он ответит. Однако к молодым лучше обращаться по-английски. Тем не менее связь с Россией ощущается, пусть и в каких-то намеках. Это может быть меню на русском языке в уличном кафе, или указатель-стрелка на столбе старинной улочки Скадарлия, на котором написано: «Старый Арбат».


фото: Марина Перевозкина

Зато Америка присутствует в Сербии «весомо, грубо, зримо». О ней напоминают разрушенные натовскими бомбардировками здания в центре Белграда. На пересечении улиц Неманьиной и Кнеза Милоша стоят разбомбленные здания, в которых прежде находились Генштаб и Минобороны Сербии. Их решили не восстанавливать, оставить как напоминание о тех страшных событиях. Недалеко от храма Святой Троицы находится разрушенное здание радио и телевидения Сербии. 23 апреля 1999 года здесь на своих рабочих местах были убиты 16 сотрудников телерадиоцентра. А перед зданием Народной скупщины – сербского парламента – установлены стенды со множеством фотографий. Надпись на английском языке поясняет, что это «жертвы албанских террористов из УЧК и агрессии НАТО».

— Стенды установили, конечно, не власти, а гражданские активисты. Нашему правительству не очень-то нравится, что эти фотографии находятся перед парламентом. – говорит Младжан Джорджевич, основатель патриотических организаций «Наша Сербия» и «Сербский код». – Власти хотят самых лучших отношений с Европой и НАТО. А людей на фотографиях убили как раз те самые Европа и НАТО, куда мы так хотим попасть. И это далеко не все жертвы. Полный список еще не составлен. В Сербии до сих пор около полутора тысяч человек числятся без вести пропавшими. Из них тысяча – с территории Косова и Метохии.

«Наша Сербия» — это некоммерческая организация, которая возникла в 2000-м году, после натовских бомбардировок. Ее цель – оказание финансовой, социальной и психологической помощи детям, которые остались сиротами в результате боевых действий на территории бывшей Югославии. С 1991 по 2000 год войны в Хорватии, Боснии и Герцеговине, Косово и Метохии, а также бомбардировки НАТО лишили одного или обоих родителей примерно 50 тысяч сербских детей. «Наша Сербия» находила спонсоров, которые помогали этим детям финансово, а также специалистов, которые оказывали их семьям психологическую помощь. В дальнейшем помогала им устроиться на учебу, получить стипендию. Организация ежегодно проводит летние лагеря, в которых с 2013 года участвуют и дети из России. В эти лагеря приезжали также дети из Приднестровья и Донбасса.

«Сербский код» — тоже неправительственная организация, но она работает с контингентом постарше. Это патриотическая молодежь и студенты, прежде всего те, кто симпатизирует России и хочет установить контакты с российскими сверстниками. В 2014 году члены организации участвовали в работе молодежного форума «Таврида» в Крыму, организованного федеральным агентством по делам молодежи («Росмолодежь»). Активисты «Сербского кода» обучаются в в Москве в школе политологов, созданной РИСИ (Российским институтом стратегических исследований). В сотрудничестве с РИСИ «Сербский код» восстановил Русское кладбище в Кикинде, на котором покоятся бежавшие после революции в Сербию белоэмигранты. Организация помогает получать стипендии для учебы в России, с другой стороны, она часто приглашает к себе представителей российской молодежи, которые хотят ближе познакомиться с Сербией.

— Ставите ли вы перед собой какие-то политические цели? – спросила я Младжана Джорджевича.

— «Сербский код» — да. Молодежь, с которой мы работаем, изначально настроена патриотически. Когда ребята взрослеют, они хотят участвовать в политической жизни страны, становятся участниками каких-то партий или объединений. Наша организация активно поддерживала присоединение Крыма к РФ, мы организовали митинг поддержки перед российским посольством. На этом митинге мы осудили преступления, которые были совершены украинскими фашистами против русских в Одессе, когда были сожжены люди в Доме профсоюзов. Наша миссия состоит в том, чтобы перенять опыт России в борьбе за ее идентичность. У Сербии есть похожие проблемы. Интеграция в НАТО и европейские структуры ломает национальную идентичность сербов. Мы находимся в этой мясорубке уже десятилетиями.

Читайте также:  Таксист отказался везти Петра Порошенко после Штайнмайер-Майдана

«Слава нации, стоп – оккупации!»

Белград довольно мрачен. Может быть, это было связано с тем, что наш визит пришелся на позднюю осень, но мне показалось, что и на городе, и в целом на всей стране лежит какой-то отпечаток депрессии и обреченности. Для европейской столицы в центре Белграда вечерами слишком мало народу. Даже на богемной улочке Скадарлия, родственнице нашего Старого Арбата и парижского Монмартра, нет той атмосферы радостного оживления, которая обычно присуща подобным местам. Серые «спальные» районы похожи на наши, как две капли воды. Магазины примерно те же, что и в Москве, выхлопные газы и…пробки. Средняя зарплата в Сербии составляет около 400 евро. Но работу даже за такие деньги найти сложно. Нет ничего удивительного в том, что образованная молодежь ищет счастья за границей: в Европе, США, Канаде… Многие семьи выживают за счет родственников, работающих за рубежом, в первую очередь в Германии, где существует большая сербская диаспора.

Все это время меня не отпускало какое-то странное чувство, которое я сформулировала бы так: Сербия – это побежденная страна. Это ощущается буквально во всем. И эта мрачная атмосфера, и эта затянувшаяся депрессия – последствия национального унижения. Не успела я об этом подумать, как мой взгляд упал на одно из настенных граффити: «Слава нации, стоп оккупации!» Такие надписи довольно часто можно увидеть на стенах сербских домов. Их стирают, но они появляются вновь. Видела я также надписи «Православие».

— Да, это и есть настоящая оккупация. – уверен Младжан Джорджевич. — Фактически наше государство в оккупации держат три посольства: американское, британское и германское. Но представители запада находятся не только в посольствах. Они присутствуют в государственных учреждениях, силовых структурах, в университетах, в неправительственных организациях, в спорте – во всех значимых сферах жизни у них есть свои люди, которые проводят их влияние.


фото: Марина Перевозкина

В кафе отеля «Москва» в центре Белграда я беседую с группой патриотически настроенных сербских интеллектуалов. Все они выступают за сближение с Россией, однако она, по их мнению, в последние годы совершила в своей внешней политике немало трагических ошибок.

— Для России очень важно говорить не только с официальными властями страны, но и с неправительственными организациями, с гражданским обществом. – уверен профессор Белградского университета Мило Ломпар. — Большая ошибка русской политики состоит в том, что Москва устанавливает связи только с правительством и с официальными структурами. Россия должна действовать, как Америка. Влияние России здесь должно быть намного больше, чем сейчас.

В начале нынешнего года в Сербии прошли досрочные парламентские выборы. Победу на них одержала коалиция «Сербия побеждает» во главе с действующим премьер-министром Александром Вучичем. Примечательно, что коалиция шла к победе под патриотическими и антизападными лозунгами. Но придя к власти, нынешние руководители Сербии стали самыми большими «европейцами». Сегодняшний их лозунг: «У Европы нет альтернативы».

— Нынешнее правительство поставлено Западом, чтобы окончательно закрыть вопрос об отделении Косово. – утверждает Младжан Джорджевич. – Также в их задачу входит отдаление от России. Если они откажутся проводить этот курс, Запад их сменит. У них подготовлены целые «комплекты» политиков на замену, и в случае ухода одного правительства у них всегда есть, кем его заменить. А российская мягкая сила почти незаметна в Сербии, и это трагично.

— Реально ли поменять политический курс путем выборов?

— Без своих СМИ, без серьезного финансирования ни одна политическая партия не может добиться успехов. А в Сербии практически все СМИ контролируются Западом. В руках Запада находятся также финансовые ресурсы. Запад проводит в Сербии довольно обдуманную политику. Он контролирует весь общественный сектор. Финансирует СМИ и сотни неправительственных организаций, контролирует политические партии, которые работают в его интересах. Запад приводит к власти людей, которые публично утверждают, что они и есть самые рьяные патриоты. Самое страшное, что нынешнее правительство изображает из себя самых больших русофилов. Народу они представляют дело так, что чуть ли не Россия привела их к власти. Но в тот момент, когда НАТО хочет напасть на Россию, они хвалятся дружбой с НАТО. Это абсурдная ситуация.

«Новое поколение сербов ненавидит США»

Бывший депутат Скупщины, профессор международного права Деян Мирович ныне преподает в университете Косовской Митровицы. Город разделен на две части: северную сербскую и южную албанскую, между которыми протекает река Ибар. Дяен, бывший советник председателя Сербской радикальной партии Воислава Шешеля, считает, что настоящий патриот должен быть там, где тяжело. А сербам, живущим в Косово, сейчас тяжело, им нужна помощь.

Читайте также:  Младшие братья как бедные родственники

— Северная часть Косово до сих пор фактически принадлежит Сербии. – рассказывает он. — Законы Приштины там не работают. У нас там есть школы, есть здравоохранение, лично я работаю по законам Сербии и получаю зарплату из бюджета Сербии. В южной части края создано квазигосударство. Его центром является американская военная база Bondsteel . Американский посол в Приштине, по-моему, и есть настоящий президент этого квазигосударства. На нас давит с одной стороны Запад, а с другой – правительство в Белграде, которое хочет вступить в Евросоюз. Но наш премьер понимает, что если он открыто объявит о признании независимости Косово, то лишится поддержки народа. Поэтому они придумали, как сделать это незаметно и постепенно. Премьер-министр Вучич подписал так называемый Брюссельский договор, по которому Сербия фактически соглашается с тем, что Косово – субъект международного права и может быть членом любых международных организаций. Это правительство признало результаты выборов, которые проводились в Косово, и призывало проживающих там сербов в них участвовать.

— Все это делается, видимо, ради вступления в ЕС. Каковы же реальные перспективы этого?

— Первое условие вступления в ЕС – признание Косово независимым государством. Второе – надо выполнить все условия ЕС касательно нашей экономики и культуры. Третье – это присоединиться к санкциям в отношении России. Эта идея у нас также не популярна.

— В чем, на ваш взгляд, корни конфликта в Косово?

— Этот конфликт создан США. Если бы не вмешательство Запада, то войны бы не было. Мы очень долго мирно жили вместе с албанцами. Но УЧК (освободительная армия Косово) – это настоящее бандформирование, как в Чечне. Оно состояло не только из албанцев. В нем воевали мусульманские террористы из стран Ближнего Востока, из Боснии. УЧК терроризировало не только сербов, но и местное албанское население. Если кто-то из албанцев работал в сербской школе или больнице, они убивали его, как предателя. Эта война была очень похожа на нынешнюю войну в Сирии. Кстати, на юге Сербии до сих пор живет около 60 тысяч албанцев, и никто их не трогает.

— Как в Сербии сейчас относятся к России?

— Не знаю, успели ли вы заметить, но у нас сейчас сумасшедшая популярность Путина. В одном опросе люди назвали его самым лучшим политиком Сербии. Народ очень хорошо относится к России. Но политическая элита практически полностью прозападная. События в Крыму и на Украине нас потрясли. Все заговорили о том, что Россия уже не такая, как во времена Ельцина. Мы поняли, что существует сила, с которой Запад ничего не может сделать.

— Что вы можете сказать о нынешней сербской молодежи, какая она? Она отличается от старшего поколения?

— Да, она совсем другая. Новая генерация молодежи помнит натовские бомбардировки. Старшее поколение, которое жило во времена Тито, думало, что на Западе рай. У нас была любовь к Западу. Уже известно, чем объясняется «югославский феномен». Югославия должна была стать примером для СССР, чтобы вы поняли, что можно быть коммунистической страной и при этом — другом Запада. На это были потрачены огромные деньги. Наше видимое благополучие обеспечивалось не развитием экономики, а западными кредитами. Сейчас у Сербии огромный внешний долг, фактически вся экономика работает на этот долг. Новое поколение испытывает ненависть к Западу и США.

— Как вы оцениваете фигуру Милошевича? Было ли его свержение ошибкой?

— Милошевич не был ангелом, но он проводил самостоятельную политику. Народ тогда просто устал от Милошевича. Думали, что если его не будет, то у нас сразу наступит рай. Оппозиция говорила, что сразу после ухода Милошевича нам дадут огромные кредиты, не будет отделения Черногории и Косово, но все это была ложь. Так же говорили и украинцам: вы только уберите Януковича, и все будет хорошо. Те силы, которые сделали революцию, быстро потеряли популярность. Поэтому Запад решил поставить у власти бывших патриотов, националистов, чтобы они проводили курс евроинтеграции. Это как если бы поставили Захарченко в Донецке в качестве евроинтегратора.

Часто говорят, что сербы – это «балканские русские». Слушая моих белградских собеседников, я думала о том, что Сербия, эта маленькая, но так похожая на Россию страна, стала жертвой жестокого эксперимента. Сначала на федеративной Югославии, в состав которой она входила, были отработаны технологии расчленения крупного европейского государства, стравливания населяющих его народов. Затем технологии цветной революции. И, наконец, проведен успешный опыт по приведению к власти ориентированных на Запад политиков под маской националистов. Думаю, России стоит проанализировать опыт Сербии, чтобы не повторить ее судьбу. Наши контакты с этой страной должны развиваться на всех уровнях, и в этом плане проект «Гуманитарные экспедиции» очень полезен.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя