Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Общество » Правозащитница Элла Полякова: в Литву я приезжала как из тюрьмы

Правозащитница Элла Полякова: в Литву я приезжала как из тюрьмы

Суббота, 13 Январь, 2018 года
Просмотров: 30
Комментариев: 0

13 января 1991 года, когда советские танки давили мирных людей в Вильнюсе, содрогнулся не только Вильнюс, но и тогдашний Ленинград, где общественники стали собирать медикаменты и другие необходимые вещи для пострадавших у вильнюсской телебашни.

«Представьте, я была в декабре в мирном Вильнюсе, а потом приехала в январе и ужаснулась! Сейчас мы уже привыкли к танкам на улице, а тогда это была дикость», — в интервью DELFI рассказывает известная российская правозащитница Элла Полякова.

Портал DELFI в рамках проекта «100 лет с Литвой» публикует серию статей о выдающихся людях, которые внесли свой вклад в становление государственности Литвы.

Элла Михайловна Полякова — видная российская правозащитница, член Совета при президенте России по правам человека. Она является председателем правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга», является лауреатом премии имени Галины Старовойтовой и других премий. В 2005 году Полякова была номинирована на Нобелевскую премию мира. Она также награждена литовским знаком отличия — медалью памяти 13 января.

Мы вышли из своих ящиков

В интервью DELFI Элла Полякова вспоминает, как накануне трагических событий — в восьмидесятые годы — в советском обществе назрела необходимость перемен. В те времена на пике популярности была песня Виктора Цоя «Перемен». И хотя сам автор песню не задумывал как клич эпохи, в контексте событий тех лет, перестройки, она именно так и воспринималась: как требование социальных, если не политических преобразований.

«Мы хотим перемен! Да, именно так звучала эта песня, — вспоминает Элла Михайловна. — Действительно, это было необходимо, это был колоссальный энергетический запал в обществе. Именно тогда мы вышли из своих ящиков. Был такой роман Кобо Абэ «Человек-ящик» — человек просто надел на себя ящик, жил в нём, смотрел в прорезь и ни с кем не общался, настолько тяжело было жить в то время. И для меня сигналом выйти из этого состояния стали тбилисские события. Тогда очень многие люди, как и солист группы, вылупились из своей скорлупы. Тогда мы начали организовывать народные фронты по типу литовского «Саюдиса», — рассказывает Полякова.

Зимой 1990-1991 годов Ленинградским народным фронтом был создан «Комитет поддержки Балтии». Активное участие в его работе принимала Элла Полякова, ныне возглавляющая общественную правозащитную организацию «Солдатские матери Санкт-Петербурга».

«Я счастливый человек — меня пригласили на съезд «Саюдиса», тогда Литва была для нас примером. Мы тогда были в Народном фронде тогдашнего Ленинграда и нас пригласили на съезд Саюдиса. В Литву я приезжала как из тюрьмы. Это страна с великолепными храмами, великолепной архитектурой, великолепными улочками, великолепными людьми. Да и вообще вся Балтия была для меня чем-то таким настоящим. Люди сохранили свою идентичность, они ценили, уважали друг друга», — рассказывает Элла Полякова.

Взять с собой веру, чеснок и трудолюбие

Российская правозащитница вспоминает, как на съезде «Саюдиса» прозвучали важные слова о том, что когда литовцев изгоняли в ссылку, тогда их спасли бабушки, которые взяли с собой веру, чеснок и трудолюбие.

«Мы были воодушевлены примером народных фронтов Балтии, и поддерживали с ними связь. Когда мы начали действовать в своих народных фронтах, то увидели, что у нас очень много проблем, которые чиновники просто не решают. Это и продовольствие, и жилье, и конфликты на границах империи, очень много проблем. И мы пытались понять, что делать», — делится воспоминаниями собеседница DELFI.

Она с особым чувством вспоминает Балтийский путь, который называет «движением человеческих сердец».

Читайте также:  Украинский блогер раскритиковал идею "укротить" Россию санкциями

«В Ленинграде это движение отставало, хотя и ощущалось недовольство. Но тогда впервые в Петербурге провели большую международную правозащитную конференцию, которая сначала планировалась в Вильнюсе, но М.Горбачев ее запретил. И в ее провели в Ленинграде, куда съехались правозащитники со всего мира, хотя о правах в СССР вообще не говорили. Выступал даже Вацлав Гавел. А помогали нам ее организовать наши друзья из Литвы. Конференция была очень успешная, очень шумная, ее активно пытались срывать», — продолжает свой рассказ Элла Полякова.

Она подчеркивает, что именно благодаря странам Балтии, в России увидели страдания солдат, «потому что в Балтии человеческую жизнь ценят». Полякова вспоминает и так называемое дело Сакалаускаса — дело о расстреле в феврале 1987 года рядовым внутренних войск Артурасом Сакалаускасом шестерых сослуживцев, а также прапорщика и гражданского проводника. Причиной послужили постоянные издевательства над Артурасом со стороны этих сослуживцев.

«Это было на наших глазах, когда хорошего мальчика буквально насиловали, и он расстрелял своих обидчиков, а потом на него устроили охоту. Весь Ленинград перекрыли, под окнами стояли вооруженные люди, его ловили, как зверя. А потом его просто закололи уколами в психиатрической больнице. Вот тогда мы начали углубляться в реальные проблемы», — рассказывает Элла Михайловна.

Она констатирует, что в декабре 1990 года в Ленинграде сложилась очень сложная обстановка, совершались аресты, кто-то бежал из страны, кто-то погиб. «У меня было такое ощущение, что я, как муха, ползаю по стеклу», — вспоминает те времена правозащитница.

Пришло сообщение: погибли люди

Еще накануне роковой вильнюсской ночи 13 января в Ленинграде активисты организовали «бдения» — активно общались и сидели на проводе в Риге, Вильнюсе, Таллинне, Москве и Ленинграде. Активисты поддерживали друг друга и делились информацией. Чтобы поддерживать связь, были организованы дежурства, в том числе и ночные. В эти дни и ночи, кстати, проявили себя литовские студенты, живущие в Ленинграде.

«И тут из Москвы позвонили дежурным и сообщили, что в Вильнюсе пошли танки. Ночью я позвонила друзьям в Вильнюс и говорю: у вас танки пошли. Это было часа в два ночи, но мне ответили, что мы-де только что вышли из парламента — там все тихо. Но, к сожалению, всё было не так, а утром пошли сообщения, что погибли люди», — рассказывает активистка.

Она с болью вспоминает, что в декабре 1990 года, за месяц до кровавых событий, была в Вильнюсе на конференции в Доме писателя. Город, по ее воспоминаниям, был очень красивый, шли интересные обсуждения: «Представьте, я была в декабре в мирном Вильнюсе, а потом приехала и ужаснулась! Сейчас мы уже привыкли к танкам на улице а тогда это была дикость».

Активистка поняла, что медлить нельзя и обратилась в Красный крест в Ленинграде, но там не откликнулись на просьбы о помощи. Тогда активисты сами стали собирать перевязочные материалы, медикаменты, чтобы помогать людям Литве.

«Мы ведь тогда работали все, но в выходные садились на поезд и ехали со всеми этими вещами в Вильнюс. Мы приезжали в парламент и передавали все эти медикаменты и возвращались домой на работу», — говорит общественный деятель.

И вот в ближайшие выходные после событий 13 января Элла Полякова с Юлией Кондратьевой приехала в Вильнюс и отправилась к Дому печати.

«Дом печати выглядел ужасно, рядом стояли солдаты, свечи. Люди погибли, совершенно чудовищные ситуация. Я подошла к солдатам и стала спрашивать, что вы тут охраняете? А там стояли совершенные мальчишки. Что они мне могли сказать? Мы были вдвоём с Юлией, к сожалению, ее уже нет в живых, она была тогда помощница депутата Верховного Совета Юрия Бондарева. Вернулись мы в Ленинград и поняли что надо дальше что-то делать, дальше помогать», — рассказывает активистка.

Читайте также:  Глава Минобрнауки велела проверить диссертации подчиненных на плагиат

Листовки: убивайте литовцев — они изнасилуют вашу сестру

А дальше была новая поездка в Вильнюс. Поляковой помогала уже не только подруга, но и журналисты, и депутаты.

«И вот мы большой компанией снова поехали в Вильнюс, чтобы расследовать, что же там произошло. Мы пришли в Горком партии, на входе стояли охранники, автоматчики, там суетились какие-то испуганные люди. Мы попали к секретарю, а у него на столе лежат совершенно омерзительные листовки, на которых написано: «Убивайте литовцев — они изнасилуют вашу сестру». Вот такая мразь. Но он их быстренько убрал, спрятал, а нам сказал, что они тут ни причём», — разводит руками Элла Михайловна.

Далее приезжие отправились в ЦК КПЛ, где хотели прямо спросить: кому это нужно? Зачем убивать людей, зачем танки? Но когда она прошли внутрь, то снова увидели автоматчиков в спортивных костюмах.

«Ермалавичюс к нам вышел, а нас было человек семь. Мы расспрашивали, он делился воспоминаниями. Но среди нас были журналисты, которые записывали разговор, и когда это заметили, то нас быстро выпроводили», — рассказывает собеседница DELFI.

Группа активистов снова вернулась в Ленинград, куда привезла литовские газеты. Тогда Юлия Кондартьева предложила провести пикет: по российскому телевидению активно шла пропаганда, что литовцы — фашисты, что те, кто погибли, сами упали, рассказывает Полякова.

«У Казанского собора мы вывесили литовский флаг, взяли громкоговоритель и стали призывать людей писать солдатам, находящимся в Вильнюсе. Письма были разные, но во всех была одна мысль: не убивайте мирных жителей, вернитесь живыми. Мы эти письма собрали и в следующие выходные снова поехали в Вильнюс, в военный городок».

Когда идут люди с молитвами — страшно

Активистки и снова приехали в Вильнюс и снова пришли в Верховный Совет. Там им пообещали письма военным не передать, а перебросить через забор.

«В Северном городке мы стали добиваться встречи с командующим Владимиром Усхопчиком. Вышел дежурный офицер и нас провел на совещание военных, они пообещали устроить встречу, но никакой встречи не было. Нам дали офицера, который проводил нас обратно. Мы с ним разговорились, он сам из Беларуси. Офицер сказал, что им по телевидению показывают, что здесь все враги: по тревоге ночью поднимают, мы летим, а неизвестно куда, там стреляют, мы стреляем и нам нестрашно. А здесь к нам навстречу идут люди с молитвой, с цветами — и нам страшно.

И тут я многое поняла, например, то, что ненасилие — это страшно. Потом это все подтвердилось, армию действительно подставили», — вспоминает Полякова.

Позже активисты побывали и у телебашни. «Там были установлены плащ-палатки, в одной из них сидел солдат с автоматом. Я ему рассказала, что я из Ленинграда, говорю, вот тебе сигареты, вот тебе газеты. Спросила, откуда он. Но тут его оттащили и закрыли окно досками», — рассказывает правозащитница.

Как выяснилось позже, в Литву были переброшены и телецетр атаковали сотрудники спецподразделения «Альфа», Псковской дивизии ВДВ и других частей. Полякова решила встретиться с военными Псковской дивизии.

«Мы решили поехать туда, опять же на выходных. Там нас местные ребята встретили и говорят, что в комиссионных магазинах города появилась профессиональная техника. Подгулявшие офицеры в ресторане заказывали песню, и музыкантам, чтобы расплатиться, дают профессиональный микрофон. Откуда это все? Потом уже, когда мы проводили расследовали, выяснили, что они грабили вильнюсскую телебашню, Дом печати и привозили инвентарь. Мы с этим микрофоном пошли в военную прокуратуру и хотели опровергнуть в том числе и распространявшуюся версию, что там в Вильнюсе люди чуть ли не сами падали. А в это время у дежурного прокурора был здоровый такой десантник, который, видимо, об этих же событиях и рассказывал. И надо было видеть, какими глазами он на нас смотрел. Он готов был нас растерзать!», — вспоминает Полякова.

Читайте также:  Митрополит Иларион: церковь оценивает правителей не по продолжительности их правления

Полякова отправилась встретиться и с военным, который участвовал в событиях 13 января.

«Этот раненый находился в комнатке, бывшем туалете. То есть никаких условий человеческой жизни. И запах там был ужасный. Молодой симпатичный офицер, который с отличием закончил рязанское училище. Его ранили у вильнюсского Дома печати. И когда мы спросили, а зачем вы брали Дом печали, он не мог ответить. Он просто исполнял приказ бездумно. Потом уже было проведено расследование и этот опыт нам очень пригодился, когда потом ГКЧП пришло к нам, в Россию», — завершает свой рассказ Элла Полякова.

«Литва, прости нас»

Трагические события в Вильнюсе всколыхнули и Москву, жители которой приходили к посольству Литвы, чтобы выразить поддержку и соболезнования, а затем участвовали в многотысячном митинге на Манежной площади.

Бывший временный поверенный в делах Литовской Республики в Москве, сигнатар (подписант) Акта о восстановлении независимости Литвы Эгидиюс Бичкаускас сожалеет, что не делал записи в своем дневнике именно в те дни, но женщину с ребенком, стоящих напротив посольства с плакатом «Литва, прости нас», не забудет никогда.

«Этот как-то успокоило меня самого. Если я в какой-то мере боялся, что что-то физически произойдет в эту ночь с нами, с посольством, зная, что происходит в Литве, то увидев эту женщину, я успокоился. После этого появились люди десятками, сотнями, а потом и тысячами у посольства, и я понял, что просто люди спасут нас», — вспоминает 13 января и последующие дни в Москве Эгидиюс Бичкаускас.

«Я думаю, что и сама Россия понимала, что если что-то неладное произойдет в Вильнюсе, то это скажется и на всей дальнейшей истории самой России, на все процессы демократизации. Они поддерживали нас и в то же время поддерживали себя, те процессы, которые происходили», — говорит в видеоинтервью DELFI экс-посл Литвы в России Эгидиюс Бичкаускас.

13 января отмечается в Литве как День защитников свободы.

В ночь на 13 января 1991 года в результате действий советских военных у Дома печати, телебашни и здания Литовского радио и ТВ было убито 14 гражданских лиц. Сотни людей получили ранения.

В деле 13 января было 66 обвиняемых. Из всех обвиняемых в процессе участвуют лишь двое, остальные пока недоступны для правоохранительных органов. Литовские законы разрешают рассматривать дела в отсутствие обвиняемых, если они избегают судебных заседаний.

Большинство обвиняемых проживает в России и Беларуси, эти страны отказываются предоставить Литве правовую помощь.

Самая объемная часть дела 13 января о событиях, когда была предпринята попытка агрессией и силой вернуть восстановившую независимость Литву в состав СССР, рассматривается в суде уже более полутора лет. Более 800 человек признаны пострадавшими.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя