< >Новости мира
Главная » Культура » Председатель жюри «Кинотавра» Николай Лебедев выступил в защиту зрительского кино

Председатель жюри «Кинотавра» Николай Лебедев выступил в защиту зрительского кино

Воскресенье, 19 Июнь, 2016 года
Просмотров: 283
Комментариев: 0

Гран-при 27-го Открытого российского кинофестиваля «Кинотавр», проходившего в Сочи, получила картина «Хороший мальчик» Оксаны Карас. Ее бурно встречала публика, а критики даже не упомянули.


фото: Геннадий Авраменко

Оксана Карас, обладательница Гран-при «Кинотавра».

«Кинотавр» долгие годы считался оплотом авторского кино. Руководство фестиваля обвиняли в потворстве чернухе и артхаусу. В итоге восторжествовал там полный мейнстрим. Фестиваль развернулся в сторону зрителей. Один из членов жюри — продюсер и режиссер Джаник Файзиев, когда-то работавший в авторском кино, хорошо усвоивший законы телебизнеса, — произнес убийственные слова: «Если бы я был министром культуры, то меньше бы тратил денег на авторское кино. Задача государства — на каждый вложенный доллар в кинематографе получать максимальное количество зрителей». В то же самое время критики констатировали, что в воздухе запахло керосином, уровень представленных работ ниже среднего, так что впору отказаться от присуждения призов.

Председатель жюри основного конкурса кинорежиссер Николай Лебедев рассказал «МК» о своих впечатлениях.

— Гильдия киноведов и кинокритиков была близка к тому, чтобы вообще никому не присуждать приз. А в вашем жюри не рождалось таких настроений?

— Нет. Потому что существует регламент фестиваля. Странно было бы сравнивать конкурсные фильмы с картинами «8 ½» Феллини, «Броненосец «Потемкин», «Гражданин Кейн»… Мы выстраивали приоритеты, исходя из анализа тех 14 картин, которые участвовали в конкурсе. Такая задача перед нами стояла, и мы ей неукоснительно следовали.

— Звучит совсем уж по-солдатски.

— Не по-солдатски, а по-человечески. Мы же кинематографисты и понимаем, какой это труд. Кинопроцесс — не вольница, а увеличительное стекло, отражение того, что происходит в обществе и кино. Мы не могли сказать: «Ах, не станем присуждать награду, мы такие утонченные…» Жюри обсуждало работы своих коллег, которых любит. Сегодня важно всем нам понять, что, играя в фильмы, которые непонятны никому, кроме трех отдельно взятых эстетов, мы проиграем все. Победившие в разные годы на «Кинотавре» «Кавказский пленник», «Брат», «Особенности национальной охоты», «Война» не упирались в эскапистский артхаус, когда непонятно, кино смотришь или галлюцинации. Меня радовало, что в конкурсных фильмах было стремление общаться со зрительской аудиторией. Подчеркиваю: не заискивая, не угождая. Что толку говорить о важных вещах, если их никто не слушает? Попытка найти общий язык со зрителем — очень важна. Это назревшая проблема. Хотим мы этого или нет, нужно решить ее в нашем кинематографе. Если мы этого не сделаем, то получим пустые залы. Кино просто перестанет существовать.

— Это и определило первенство «Хорошего мальчика»?

— Мы спорили, но у нас не было драк и конфликтов. Нас семеро в жюри. У каждого своя позиция. Все уважаемые люди, настоящие профессионалы. Мы пытались понять друг друга. У меня было право второго голоса, но я ни разу им не воспользовался.

В свою очередь Оксана Карас, кинорежиссер, обладательница Гран-при «Кинотавра», сказала «МК»:

— Мне интересно снимать авторский мейнстрим, такие картины, которые понятны и близки зрителю, героям которых можно сопереживать. Но при этом важен почерк автора, что у него болит, а не сделано по заказу. Фильмы Вуди Аллена — авторские, но при этом они зрительские. Не подумайте, что я себя с ним равняю. Он — мой кумир. И в России есть такие режиссеры. Когда я готовилась к съемкам «Хорошего мальчика», то ориентировалась на старый добрый советский кинематограф, который люблю за его искреннюю интонацию и простодушие. «Хороший мальчик» вырос из «Родни» Михалкова, «Курьера» Шахназарова», «Плюмбума» Абдрашитова, «Полетов во сне и наяву» Балаяна… Зритель соскучился по такой интонации. «Хороший мальчик» — актерское кино, и очень простое, без снобизма и морализаторства. Это искренняя история о взрослении одного человека.

Я бы не противопоставляла нашу картину и «Ученика» Кирилла Серебренникова. Да, они о школе. Только что проспорила мороженое исполнителю главной роли в нашем фильме Семену Трескунову. Я была уверена: «Ученику» дадут главный приз. Это авторские картины, потому что мы говорим о том, что у нас болит. Просто у Серебренникова болело одно, а у меня — другое. Но мы оба искренни.

Документалист Денис Шабаев, отмеченный за лучший дебют, поделился с «МК»:

— Я не ожидал наград, потому что документальное кино всегда как изгой.

— Не позвонили еще своему герою?

— Позвоню. У него сейчас трудная ситуация. Его должны депортировать — когда-то он не заплатил штраф в размере 500- 1000 рублей. Я много ездил по Средней Азии, снимал там фильм про разминирование. Это удивительная культура и люди. Мне больно, когда я вижу, как мы к ним относимся. Они — такие же как и мы, а не люди второго сорта, и гораздо нравственнее и честнее нас. С героями «Чужой работы» я дружу, помогаю, чем могу. Мама одного из них консервирует овощи, выращивает картошку и всем этим делится со мной. У игрового и документального кино ощущение правды жизни разное. Игровики многое выдумывают из головы, но зато у них есть бюджет.

— А вы начинаете снимать, не имея денег?

Уже полгода снимаю за свой счет, пытаюсь найти какие-то деньги. Их надо брать так, чтобы кино не испортить. Важно сделать то, что ты хочешь. А если брать деньги у случайных людей, неизвестно, чем это закончится. Может и не получитЬся ничего.

Своими мыслями о качестве нашего кино поделился немецкий киновед, отборщик русской программы кинофестиваля в Котбусе Марсель Майга:

— Я не ожидал, что увижу так много разных картин. Для своего фестиваля мы выбираем зрительское кино. Коммерческое кино нам тоже интересно. Я и сам — не только отборщик, но и зритель, поэтому фильм должен произвести на меня впечатление. Тема любви, человеческих отношений востребована в России и Германии. Всегда привлекает местный колорит. Жизнь в России отличается от ситуации в других странах. Сегодня у вас совсем не то кино, каким оно было пять лет назад. В этом году я бы отметил средний уровень, но несколько фильмов мне понравились. Есть картины мирового уровня, но большая часть рассчитана исключительно на российского зрителя. Легкие фильмы, сделанные с юмором, понятным для вас, не всегда может понять немецкий зритель. Мне понравилась «Зоология» — это пример того, что мы живем в обществе индивидуалистов, где семья не считается чем-то важным, и в этом большая проблема. Если у тебя хвост и ты не похож на других, с этим трудно жить. Нам постоянно внушают, какими мы должны быть, что носить и как думать. И если ты выбиваешься из нормы, то жизнь становится невыносима. «Человек из будущего» — только на первый взгляд легкий и смешной фильм. В нем подняты серьезные темы о вере, о том, как общество принимает человека, о конце света, наконец. В «Огнях большой деревни» немало абсурда, это веселая, жанровая картина. В ней поднимается тема спасения культуры. Закрывается кинотеатр, но это может быть театр или музыкальная школа. У государства всегда проблемы в секторе культуры. В «Разбуди меня» затронута тема коррупции, актуальная во всем мире. Главная проблема конкурсных фильмов — в сценариях. В них часто нет логики, иногда ты не понимаешь, что вообще происходит. В тоже время, в России жизнь такая яркая, и она дает интересные, не надуманные темы.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя