< >Новости мира
Главная » Политика » Приключения бензина в России

Приключения бензина в России

Среда, 14 Ноябрь, 2018 года
Просмотров: 137
Комментариев: 0

Нефть дорожает — бензин дорожает.
Нефть дешевеет — бензин дорожает.
Бензин целеустремлённый.
Будь как бензин.

Шутки шутками, а происходящая вокруг бензина история и впрямь крайне интересна. Причём не только с чисто практической точки зрения — на сколько и когда он опять подорожает, но и как отражение того, что на самом деле происходит в России и российской экономике.

Раскручивать этот клубок лучше с конца — с 2018 года, в котором цены на бензин прибавили сразу 11%. Разумеется, бензин дорожал и до этого (в 2014 92-й стоил 29,45 а сейчас — 42,45) однако так резко и без видимых причин — никогда.

<hr/>

УЛЬТИМАТУМ 

Разумеется, правительство озаботилось ценой на бензин. Не потому, что очень сильно заботится о населении, конечно же, а потому, что, во-первых, ещё не отгремели протесты по поводу пенсионной реформы (за 9 месяцев в России прошло 2154 акции протеста, из них 46,5% — по поводу пенсионного возраста), и, во-вторых, такой резкий рост никак не соответствует официально заявленному уровню инфляции в 4% — холопы могут что-то заподозрить и возмутиться.

Что цены на бензин уже сейчас сдерживаются искусственно, видно по тому, что происходит с мелкооптовыми покупателями: скидки по топливным картам грузоперевозчиков отменяются, а оптовые цены в ряде случаев оказываются выше розничных. К тому же, со следующего года повышается НДС на 2%, что автоматически приведёт к повышению цены как минимум на эту сумму. Кроме того, планировалось поднять акциз на бензин, но это теперь под вопросом. В общем, правительство пошло к нефтяникам и вежливо поинтересовалось, в чём, собственно дело. Некоторые СМИ писали: «вице-премьер Дмитрий Козак пригрозил / дал указание / поставил ультиматум нефтяникам», но вы в эту чушь не верьте, пожалуйста.

Нефтяники это, в том числе, Роснефть — корпорация-монстр с Сечиным во главе. А, как мы хорошо знаем, каждый, кто пытается задеть его интересы, имеет хорошие шансы оказаться на тюремной параше рядом с Улюкаевым. Поэтому ни о каких ультиматумах и речи быть не может, а все эти громкие заявления — лишь дрянная комедия, которую ломают перед нами, чтобы скрыть то, что происходит на самом деле.

Нефтяники, разумеется, в два счёта объяснили правительству, что происходит. Во-первых, вы, господа чиновники, зажрались — в цене бензина только НДПИ, НДС и акциз составляют 55%, а вместе с остальными налогами — под 65%. Хотите дешёвый бензин — умерьте свои аппетиты и снизьте акцизы. Попробуйте тратить меньше на силовиков и не пытайтесь зачем-то сделать бюджет профицитным.

Во-вторых, вы заигрались в геополитику. В течение длительного времени курс рубля к доллару, как привязанный, следовал за котировкой барреля нефти. Поэтому стоимость барреля в рублях оставалась стабильной и плавно колебалась в интервале от 3000 до 4000. Сейчас, благодаря санкциям, рубль отвязался от нефти (то есть на самом деле просто обвалился относительно неё) и баррель стоит от 5000 до 6000 рублей. И если раньше в стоимости литра бензина нефть составляла около 8 рублей, то теперь — все 16 и прямо сейчас литр 92го должен стоить около 50 рублей.

Правительство промычало в ответ что-то невнятное, но акциз временно снизило — на 3 рубля, чего явно недостаточно, чтобы компенсировать рост себестоимости. Ещё 5 нужно было где-то взять. Просто так, из филантропических соображений, нефтяники эту дельту оплачивать из своего кармана, разумеется, не согласились.

Читайте также:  Комиссия по Конституции отчитается перед Путиным

Правительство тут же начало искать, за чей счёт это можно провернуть, если народ не желает платить больше, а нефтяники — получать меньше. Поискало и, как это ни странно, нашло.

<hr/>

НА РАСТЕРЗАНИЕ 

За временное (до марта 2019 года) удержание цены на топливо правительство решило расплатиться с нефтяниками независимыми сетями АЗС — фактически поставить их в безвыходное положение и дать возможность крупным нефтяным компаниям заполучить за бесценок топливную розницу — 15 из 25 тысяч заправок по стране.

Как это делается: с июня 2018 года розничную цену топлива в АЗС зафиксировали, привязав к официальному уровню инфляции, и ограничив этим маржу независимых АЗС сверху. А буквально на днях правительство запретило трейдерам участвовать в биржевых торгах бензином — мол, это из-за них, спекулянтов проклятых, цены растут.

Не буду напоминать, как в СССР боролись со спекулянтами, и что из этого вышло. Здесь всё ещё хуже: наценка трейдера — сущие копейки, не сравнимые с жирным куском налогов, который забирает себе правительство. Зато трейдеры продают бензин независимым АЗС мелкими партиями и с отсрочкой платежа. И если до сих пор АЗС могла (условно) взять у трейдера один бензовоз топлива в месяц, продать его и рассчитаться, то теперь ей придётся идти к крупным НПЗ, которые скажут: бери железнодорожную цистерну и плати за неё сразу, да ещё и втридорога, потому что ты, в отличие от трейдера, мелкий покупатель.

Понятно, что для многих небольших сетей это смерти подобно — те, кто не сможет найти альтернативных поставщиков и оборотных средств, будут вынуждены закрываться.

В общем, в ближайшие полгода огромное число АЗС поменяет хозяев. Станет ли нам от этого лучше? Нет, разумеется. Рынок монополизируется и конкуренты уничтожаются не для того, чтобы раздавать населению бензин за бесценок, а для того, чтобы на этом зарабатывать. Поэтому когда передел АЗС закончится, цены снова пойдут вверх.

<hr/>

МАНЕВР

Ещё более интересная история, связанная со стоимостью бензина, — так называемый «налоговый маневр» — начнётся в следующем году. Здесь под раздачу попадут уже мелкие НПЗ.

Суть налогового манёвра проста: сейчас правительство берёт пошлину только с экспортируемой за рубеж нефти, а хочет брать со всей добываемой, что теоретически позволило бы увеличить поступления в казну более чем вдвое, потому что 53% российской нефти потребляется на внутреннем рынке.

Поэтому в течение нескольких лет экспортная пошлина будет снижаться, а аналогичная ей по формуле и размеру ставка НДПИ — увеличиваться.

До сих пор экспортная пошлина помогала удерживать низкую стоимость нефти внутри страны. По сути, внутренняя цена на нефть равна биржевой котировке нефти Брент минус $1,5-3 скидки с барреля за более низкое качество нашей нефти, минус экспортная пошлина (примерно 9 рублей за кг) минус расходы на транспортировку (около 1 рубля за кг). Соответственно, если сейчас 1 кг нефти на международном рынке стоит 26 рублей, то на внутреннем — около 16 (но разброс цен очень велик).

Читайте также:  Путин никуда не уехал: либералы вновь сели в лужу

Если прямо сейчас экспортную пошлину просто заменить на НДПИ, то нефть в России будет стоить 25 рублей, а бензин — 62 рубля. Чтобы этого не произошло, правительство планирует компенсировать эту разницу производителям бензина для внутреннего рынка с помощью отрицательного акциза.

Спрашивается, зачем было городить весь этот огород, если в итоге ничего не изменится? Изменится. И ответ на этот вопрос лежит где-то в области российских имперских амбиций и ностальгии по СССР.

<hr/>

СОЮЗ 

Когда СССР рухнул, Россия всячески цеплялась за его разлетающиеся осколки, пытаясь связать их если не политически, то хотя бы экономически. В результате этих попыток родился Таможенный Союз России, Беларуси и Казахстана.

Помимо всего прочего, это означало, что Беларусь может покупать российскую нефть без экспортной пошлины, а затем продавать на Запад и класть разницу между ценой на внутреннем и внешнем рынках себе в карман. Разумеется, у России это регулярно вызывало неудовольствие и попытки хоть как-то прикрутить этот краник, вернув доходы в свою казну.

В ответ бацька Лукашенко так же регулярно делал большие глаза: «А как же союз? Мы же братья!» и шантажировал Россию повышением транзитных тарифов.

В общем, России нужно было выбирать: или платить за иллюзию наличия союзников, или разорвать этот союз. Однако вместо этого она решила пойти третьим путём — решить проблему унификации тарифов с помощью налогового манёвра.

Фактически, идея состояла в том, чтобы вернуть в Россию доходы от реэкспорта российской нефти, возникающий перекос в цене на топливо отрегулировать отрицательным акцизом, да ещё и настроить его таким образом, чтобы стимулировать развитие в стране современных нефтеперерабатывающих производств.

<hr/>

СЛОЖНОСТЬ 

Идея обобрать партнёров по союзу красива, спору нет. На бумаге. На практике всё несколько сложнее. Начнём с того, что сама по себе экспортная пошлина рассчитывалась относительно просто, по трём разным формулам в зависимости от средней стоимости нефти на мировом рынке.

При цене нефти от $182,5 за тонну ($24,9 за баррель) формула расчёта экспортной пошлины выглядит так:

ЭП = $29,2 + 30% * (Ц – $182,5)

Где Ц — средняя цена нефти.

Формула НДПИ оказалась с учётом налогового маневра уже вот такой:

НДПИ = 919 * Кц — [559 * Кц * (1 — Кв * Кд * Кдв * Кз * Ккан) — Кк — ЭП * Р * Ккорр * Свн]

Даже не вдаваясь в подробности видно, что кроме экспортной пошлины (ЭП) и среднего курса рубля (Р) появилось ещё 9 коэффициентов, причём некоторые из них могут обнуляться при выполнении определённых условий.

Сложно? Но это ещё не всё. Вы не забыли про акциз, который должен компенсировать повышение НДПИ? Вот его формула:

Анс = ((Цнефть * 7,3 — 182,5) * 0,3 + 29,2) * Р * Спю * Ккорр

По сути, это экспортная пошлина наизнанку. Р — средний курс рубля, Ккорр синхронизирует одновременный рост НДПИ и снижение экспортной пошлины, а Спю — самый важный коэффициент, который, собственно, определяет, каков будет размер компенсации и будет ли он вообще.

В расчёте этого коэффициента и начинается настоящий ад. Я насчитал как минимум 22(!) переменных, от которых он зависит. Если подставить в него все вложенные формулы, то итоговый вариант будет выглядеть так:

Читайте также:  Гаспарян послал демонстрантов Марша Немцова подлечиться

Анс = ((Цнефть * 7,3 — 182,5) * 0,3 + 29,2) * Р * (Vнс — 0,55 * Vпб — 0,3 * Vсв — 0,065 * Vкс — Vкт) / Vнс * Ккорр * 2 * (((((Цабрт — Табм — ЭПаб) * Р + Ааб) * (1 + Сндс)) — Цабвр) * Vаб + ((((Цдтрт — Тдтм — ЭПдт) * Р + Адт) * (1 + Сндс)) — Цдтвр) * Vдт) * Ккомп

Итого: если вы отечественный производитель нефтепродуктов, то для принятия управленческих решений вам нужно держать в голове три десятка коэффициентов, каждый из которых правительство может менять, когда пожелает.

И эта запредельно сложная система тонких настроек должна работать в условиях нестабильности, тотального непрофессионализма и коррупции? Серьёзно?!

Как только что-то изменится на рынке (очередные санкции, например) — систему начнёт лихорадить. Как только правительству понадобится больше денег и оно подкрутит пару коэффициентов — систему начнёт лихорадить. Как только Сечин решит, что ему нужна яхта побольше, и пролоббирует выгодные ему корректировки — систему начнёт лихорадить.

Проще говоря, её будет лихорадить всегда, от этого будет страдать вся отрасль и, в первую очередь, небольшие производители, которые не смогут пинком открыть дверь вице-премьера и заорать: «Что ты, скотина, опять натворил?! Возвращай всё назад к чёртовой матери!».

<hr/>

ПРОСТОТА 

В России всего 32 крупных НПЗ, принадлежащих 16 компаниям. И для того, чтобы регулировать их акцизы, нужны 30 коэффициентов? Зачем?!

По хорошему, нужно предельно упростить формулу расчёта НДПИ, отказаться от дурацкой идеи с отрицательными акцизами и позволить цене на бензин прийти к европейскому уровню. По официальным данным доля бензина в потребительской корзине меньше 5% и повышение его стоимости можно было бы компенсировать населению снижением НДС или НДФЛ.

Да, по кому-то это ударило бы больнее, но в этом есть хоть какая-то справедливость — за бензин должны платить те, кто его использует. К тому же дорогой бензин будет стимулировать использование общественного транспорта и внедрение электромобилей, что полезно и для экологии, и для борьбы с пробками.

Однако простые решения — это для умных. Мы же продолжим громоздить друг на друга десятки коэффициентов, а когда они дадут сбой — грубо вмешиваться в рыночные механизмы, не разобравшись толком, как они работают, и только усугублять этим ситуацию.

<hr/>

ИТОГИ

В результате налогового маневра игроки масштаба Роснефти получат сверхдоходы, а остальные — лишь проблемы. Рост цен на бензин с такой сложной системой в полной мере скомпенсировать не удастся, даже если правительство этого действительно захочет, поэтому на рынке вполне может периодически возникать дефицит бензина со всеми вытекающими последствиями.

Инвестиционные перспективы отрасли в условиях непредсказуемого налогообложения и перманентных санкций тоже довольно туманны. Какой смысл вкладываться в постройку или модернизацию НПЗ, если налоговая среда настолько нестабильна?

 Единственное, что уже понятно — что вся эта налоговая фантасмагория не способна остановить рост цен на бензин, порождает нестабильность, грозит потенциальным дефицитом бензина, тормозит инвестиции и стимулирует коррупцию.

P.S. Если у вас есть карты лояльности сетей АЗС и на них накопились бонусы — потратьте их, пока они не обнулились.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя