< >Новости мира
Главная » Политика » Путешествие инвалида в России: пункт назначения — смерть

Путешествие инвалида в России: пункт назначения — смерть

Среда, 10 Февраль, 2021 года
Просмотров: 30
Комментариев: 0

В городе Чудово Новгородской области умер Кирилл Максименко. Он не мог получить жизненно важные препараты целый год

«Карьера главы Новгородской области Андрея Никитина стоит новгородцам жизней. Из-за его действий по оптимизации медицины и бездействия в вопросах обеспечения пациентов льготными лекарствами погибают люди. Если чиновник не справляется со своими обязанностями, то его нужно отправлять в отставку», — заявляют новгородские депутаты, направившие обращение президенту с просьбой проверить руководителя региона на соответствие занимаемой должности.

 

5 января в городе Чудово Новгородской области умер 23-летний инвалид Кирилл Максименко. До этого год он не мог получить жизненно важные и положенные ему по закону препараты. Не помогли ни обращение в прокуратуру, ни иск в суд. Судья еще в августе постановила «незамедлительно и пожизненно обеспечить Максименко лекарствами». Но когда в декабре чиновники, наконец, собрались исполнить судебное решение, было уже поздно: Кирилл доживал последние дни.

Новгородские депутаты говорят о том, что этот случай — не исключение. 

Обеспечили рецептом 

Первый страшный диагноз — саркома костей — Кириллу Максименко поставили в 16 лет. Год спустя из-за заболевания ему пришлось ампутировать руку. Затем Кириллу сделали две пересадки костного мозга. После операций его состояние стабилизировалось, наступила ремиссия. Но в 2017 году у молодого человека обнаружили лейкоз крови. 

Кирилл Максименко. Фото из личного архива

Врачебный консилиум в Национальном медицинском исследовательском центре (НМИЦ) им. Алмазова в Петербурге, где лечился Максименко, назначил ему пожизненно на постоянной основе препарат «Вориконазол» (противогрибковое средство, необходимое онкобольным, поскольку у них снижена иммунная защита). Кирилл, имеющий первую группу инвалидности, входил в число федеральных льготников, лекарства ему должны были покупать за государственный счет. Рецепт на «Вориконазол» выписали в январе 2020 года — на этом обеспечение и закончилось. 

— Мы приехали в аптеку «Новгородфармация», выдающую льготные препараты. На нас там посмотрели, как на пришельцев из космоса: «Вы что, у нас такого никогда не было! Обращайтесь в администрацию, чтобы закупили», — рассказывает отец Кирилла Сергей Максименко. — Это стало неожиданностью, поскольку в новгородском минздраве не могли не знать о том, что Кирилл нуждается в «Вориконазоле»: из центра Алмазова им передали эту информацию.

Мы кинулись разбираться: почему нет лекарства? Но в областном минздраве на наши звонки не снимали трубки, на письма и обращения не отвечали. 

Сергей написал в Департамент лекарственного обеспечения Минздрава РФ. Оттуда ответили: «Вориконазол» входит в число препаратов, которые закупаются за счет федерального бюджета, деньги на их приобретение всем регионам выделены». 

Почему при наличии выделенных средств новгородский минздрав не шевелился и не спешил делать закупки медикаментов до конца 2020 года? 

— «Вориконазол» не тот препарат, который просто купить аптеке, — объясняет Сергей. — Мало того что он достаточно дорогой (около 20 тысяч рублей за пачку из 14 таблеток, а Кириллу в месяц было нужно 4 пачки), так его вообще нет в Новгороде. На протяжении года мы были вынуждены регулярно искать лекарство через знакомых в Москве и Петербурге. Всего около 300 тысяч потратили на таблетки. 

Кирилл должен был принимать «Вориконазол» ежедневно. Иначе у него обострялась болезнь: он покрывался сыпью, начинал задыхаться. 

Без «Вориконазола» Кирилл начинал покрываться сыпью и задыхаться. Фото из личного архива

Абсолютное бездействие 

В мае прошлого года Кирилл обратился с жалобой в Новгородскую прокуратуру. Та в свою очередь подала иск в суд к региональному минздраву о необеспечении инвалида Максименко льготными лекарствами. 

— И новгородский минздрав, и администрация, и аптека «Новгородфармация» игнорировали судебное разбирательство, — говорит Сергей. — Их постоянно приглашали, но никто ни разу не пришел ни на одно заседание. 

17 августа Чудовский районный суд признал бездействие новгородского минздрава незаконным и постановил «незамедлительно обеспечить Кирилла лекарственным препаратом». Решение суда никто не пытался оспорить, но и исполнять не спешил тоже. 

— Первые закупки «Вориконазола» администрация сделала лишь в конце 2020 года, после моего обращения в администрацию президента, — продолжает отец. — Первый и единственный раз купить в аптеке лекарства по рецепту для Кирилла мы смогли только в декабре — спустя почти год. 

Перед Новым годом Кириллу резко стало хуже. 30 декабря ему сделали плановое переливание крови, а на следующий день у него подскочила температура под 40. Сначала родители подумали, что у сына ковид. Но анализы оказались отрицательными. 4 января состояние Кирилла стало критическим: зрачки не реагировали на свет, начались приступы, он впал в кому. 

— С 16 часов мы вызывали «Скорую». Звонили по номеру «103» шесть часов, перечисляли симптомы, умоляли прислать врачей побыстрее, но нас уверяли, что все заняты. В итоге бригада с Чудовской подстанции приехала к нам только в 22 часа! — возмущаются родители.

— Мы спросили: почему так долго ехали? Они ответили: «А нам никто ничего не сообщал»… 

Скорая, оценив состояние пациента, сразу повезла его в Новгород, так как в Чудово нет реаниматологов. Дорога заняла еще два часа. В приемный покой Новгородской областной больницы Максименко поступил в начале первого часа ночи и через 10 минут там же скончался.

Штраф за смерть? 

Официальное заключение судмедэкспертизы о причинах смерти Кирилла семья ждет в феврале. По мнению родителей, нерегулярный прием жизненно важного препарата мог привести к ухудшению здоровья сына. 

После похорон Сергей Максименко написал три заявления в Следственный комитет РФ. Он считает, что, по закону, должны ответить: районная прокуратура — за то, что плохо контролировала исполнение решения суда, судебные приставы — за то, что бездействовали, станция скорой помощи — за то, что несколько часов не реагировала на вызов. Максименко просит СК РФ провести проверку и возбудить уголовное дело по ст. 109 УК РФ — «Причинение смерти по неосторожности», ст. 124 УК РФ — «Неоказание помощи больному», ст. 238 УК РФ — «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности» и ст. 293 УК РФ — «Халатность». 

Новгородская прокуратура в январе тоже направила заявление в СК РФ: потребовала найти виновных в халатности. Максименко такое сужение ответственности не устраивает: 

— Нужно разобраться в ситуации, установить все причинно-следственные связи. А хотят разрулить все легко и просто: привлечь кого-то, оштрафовать по ст. 293 ч. 1 УК РФ — «Халатность». Но о каком штрафе может идти речь, если человек умер?! Где виновные? Нарушены конституционные права Кирилла. Я написал президенту. Путин — гарант Конституции РФ или не гарант уже? У всех одна жизнь: у Кирилла, у меня, у соседа… Я работаю, плачу налоги. Почему я должен содержать целую армию бездельников, которые не только не помогают, но еще и нарушают закон и уходят от ответственности? 

Если не суд, то кто? 

С начала 2018 года и до конца 2019-го новгородская прокуратура 52 раза выходила с исками в суд об обеспечении новгородцев льготными лекарствами. 

Полина Федорова. Фото из личного архива

— Суд — единственный путь получить лекарства для детей со сложными диагнозами в Новгородской области, — уверена Наталья Федорова, мама 11–летней Полины, страдающей СМА (спинально-мышечной атрофией) 2-го типа. 

Год назад Наталья первая в регионе добилась судебного решения об обеспечении дочери «Спинразой» (препарат для терапии СМА). Но затем еще несколько месяцев напоминала приставам о том, что решение суда не исполняется. В итоге в июне ребенок получил первую инъекцию и был обеспечен лекарством до апреля 2021 года. 

— Но я уже нервничаю: что дальше? — говорит Наталья. — Ни с главным педиатром области, ни с новгородским министром здравоохранения связаться невозможно.

В отдел лекарственного обеспечения не дозвониться. Все письменные обращения остаются без ответа. Кого просить о помощи? 

Такие же вопросы задает жительница Окуловки (Новгородская область) Светлана Метелько, мать четырехлетних близнецов Дениса и Даниила (СМА 1-го типа): 

— Суд мы выиграли в июле 2020 года, «Спинразу» впервые получили в ноябре, до этого приставы отвечали мне, что «денег в бюджете нет, мы бессильны». В мае моим мальчишкам сделают последнюю инъекцию из пяти, нами полученных. А что потом, я не знаю, — разводит руками Светлана. 

Денис и Даниил Метелько. Фото из личного архива

Уже 10 лет в Новгородской области работает благотворительный фонд «Чужих детей не бывает», который до последнего времени помогал семьям с тяжелобольными детьми получать необходимые препараты. 
— С лета 2020 года мы потеряли возможность закупать лекарства из-за ухудшения экономической ситуации и отсутствия финансовой подушки у фонда, — объясняет президент БФ «Чужих детей не бывает» Виктор Пахомов. — Теперь родители напрямую обращаются в прокуратуру и в суд.

Повсеместно суд обязывает чиновников покупать препараты немедленно, но это решение месяцами не исполняется.

И возникает вопрос: зачем нам вообще такой минздрав, если он не может элементарно закупить лекарства?

В январе, после трагической смерти Кирилла Максименко, депутаты новгородского отделения партии «Яблоко», проанализировав ситуацию в местном здравоохранении, направили обращение к президенту России.

«Яблочники» приводят официальные данные Росстата, согласно которым смертность в регионе в 2020 году выросла на 499 человек, что вызвано не только пандемией коронавируса, но и ошибочными действиями губернатора Новгородской области Андрея Никитина. Авторы обращения напоминают, что с 2018 года в результате оптимизации здравоохранения во многих районах области ликвидированы круглосуточные стационары.

Из-за ветхости зданий и отсутствия медицинского персонала закрыты десятки фельдшерско-акушерских пунктов. Дефицит врачей в Новгородской области сегодня составляет 300 человек, среднего медицинского персонала — еще 300. Дети и взрослые льготных категорий систематически остаются без жизненно важных лекарств. 

«Некомпетентные действия Никитина в области здравоохранения привели к коллапсу региональной медицины, она не справляется с оказанием помощи новгородцам. А самое страшное — за необдуманную государственную политику люди расплачиваются своими жизнями», — подытоживает председатель новгородского «Яблока» Анна Черепанова. 

Депутаты просят Путина провести проверку в отношении Никитина (из-за ненадлежащего исполнения им обязанностей по обеспечению конституционных прав граждан на охрану здоровья и медицинскую помощь) и по ее результатам принять решение о соответствии его занимаемой должности. 

СПРАВКА «НОВОЙ» 

 

На сегодняшний день в Новгородской области около 20 тысяч льготников, которые должны обеспечиваться лекарствами за счет местного бюджета. В 2020 году на медикаменты для них заложили 260 млн рублей, в 2021 году — 190 млн. Хотя, по информации новгородского минздрава, чтобы обеспечить всех областных льготников лекарствами, нужно свыше 500 млн рублей. По данным прокуратуры, более 200 млн рублей ежегодно льготники тратят на необходимые им лекарства в коммерческих аптеках. 

 

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя