< >Новости мира


Главная » Наука » Ржавые верфи России закрывают для нас океан

Ржавые верфи России закрывают для нас океан

Среда, 27 Февраль, 2019 года
Просмотров: 129
Комментариев: 0

Центральный Военно-Морской портал FLOT.com, составная часть российской негосударственной медиагруппы Mil. Press, опубликовал очередной ежегодный рейтинг боевых возможностей ВМФ РФ и ВМС США. Согласно данным этого исследования, несмотря на предельную загруженность российских верфей и крупные капиталовложения в них в последнее десятилетие, потенциал нашего флота по сравнению с американским в 2018 году не только не вырос, а даже снизился на два процента по сравнению с тем, который был годом ранее.

Как выяснило издание, несмотря на победные реляции Минобороны и Кремля, на сегодня на морях и океанах американцы нас превосходят более чем вдвое — 45% боевой мощи против 100%. Издание констатирует: «Хотя 2018 год для российского судостроения выдался в целом продуктивным и ВМФ России получил семь боевых кораблей, позиции относительно боевых возможностей ВМС США ухудшились».

Прежде чем попытаться проанализировать эти цифры, два слова о принципах составления рейтинга порталом FLOT.com. Инициаторы специально оговариваются: они используют только данные, опубликованные в открытой печати. Как в отечественной, так и зарубежной. В составы обоих флотов не включены корабли резерва и стоящие в консервации. Кроме того, за рамки исследования сознательно вынесены атомные ракетные подводные крейсера стратегического назначения обеих сторон. То есть упор сделан на потенциалы вооруженной борьбы не в глобальном конфликте, а только в случае более вероятного столкновения флотов РФ и США в неядерной войне или в войне с применением лишь тактического ядерного оружия.

Для сравнительных подсчетов каждому классу боевых кораблей присвоен так называемый «весовой коэффициент». К примеру, для многоцелевых атомных подводных лодок он составляет 5 единиц, для дизель-электрических — 3, для авианосцев — 6, для крейсеров — 4, для эсминцев — 3 и т. д.

И вот еще что важно. Ежегодное сравнение боевых потенциалов аналитиками издания проводится уже в одиннадцатый раз. Первое в 2007 году дало такой результат: по сравнению с ВМС США наши боевые возможности в океане по этой методике тогда были оценены в 65%. То есть — практически в полтора раза выше, чем мы имеем сегодня.

С 2007 года в этой сфере все у нас, как и два десятилетия прежде, продолжает катиться по наклонной с разной степени крутизны. Особенно прискорбно рейтинг российских боевых возможностей в Мировом океане рухнул в 2011 году — сразу на 11% по сравнению с 2010-м. А именно — с 63% до 52%.

Унылую тенденцию, как стало очевидным к сегодняшнему дню, не изменила даже принятая в конце 2010 года государственная программа вооружений на 2011−2020 годы (ГПВ-2020). Напомню: всего на нее в «тучные» годы были выделены умопомрачительные 20 триллионов рублей, четверть которых адресовалась как раз российским военным морякам. Для них в рамках госпрограммы предполагалось к 2020 году построить 8 атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения (РПКСН), 7 многоцелевых атомных и 8 дизель-электрических подводных лодок, 14 фрегатов (проектов 22350 и 11356), 24 корвета (проектов 20380, 20385 и 22160) и очень много чего еще.

Нынче, конечно, на дворе еще не 2020-й. Но уже ясно: увы, гора ассигнаций на российских верфях родила если и не мышь, то уж точно не долгожданного тигра с ракетами вместо клыков. Вместо восьмерки новеньких «Бореев» в строю имеем всего три корабля («Юрий Долгорукий», «Александр Невский», «Владимир Мономах»). Ждем «Князя Владимира», но он пока не завершил программы испытаний.

Вместо великолепной семерки уже сильно пугающих американцев многоцелевых подводных атомоходов проекта 885 «Ясень» в наличии только один («Северодвинск»). Второй («Казань») модернизированного проекта 885 М, вот-вот тоже войдет в строй, но пока этого не случилось.

Далее — в том же духе. Вместо 14 новеньких фрегатов ВМФ пока получил всего 4 («Адмирал Григорович», «Адмирал Эссен», «Адмирал Макаров» и «Адмирал Горшков»). Где-рядышком — «Адмирал Касатонов», но все же еще не в строю.

Вместо 24 корветов — ровно столько же, сколько и фрегатов («Бойкий», «Совершенный», «Стойкий» и «Громкий»). На подходе — «Гремящий», завершающий испытания.

Продолжать этот перечень современных неудач кораблестроителей даже не хочется. Уж слишком худо спится после этого занятия. Но в чем же дело? Всегда любопытно и полезно услышать мнение на этот счет вероятного противника, с которым наш флот и сравнивает рейтинг портала FLOT.com. А именно — аналитиков из США. Буквально на днях известная американская газета New York Times решила порассуждать как раз на интересующую нас тему.

В статье «Несмотря на бахвальство Путина, Россия с трудом модернизирует флот» доктор Ричард Коннолли, специалист по России из Бирмингемского университета, с явным удовлетворением, но справедливо, на мой взгляд, заявил: «Это не так просто, как сказать: „Хорошо, у нас есть деньги, так что идите и сделайте это“, потому что многие судоверфи (в России — „СП“) покрылись ржавчиной». По мнению Коннолли, «нельзя недооценивать военную мощь Москвы, но Россия все еще страдает от наследия экономического кризиса, который последовал за распадом Советского Союза, что ударило по государственному оборонзаказу и военно-промышленному комплексу».

Застарелость ржавчины на наших верфях, безусловно, не тайна для российских флотоводцев самого высокого ранга. Но в силу, скорее всего, внутриполитических причин им часто приходится делать хорошую мину при плохой игре отечественных кораблестроителей.

Так, год назад в канун празднования очередного Дня защитника Отечества, очень честный и бесконечно преданный делу главнокомандующий ВМФ РФ адмирал Владимир Королев, с которым я лично знаком со времен, когда он командовал 24-й дивизией атомных подводных лодок Северного флота, был вынужден говорить полуправду: «Только за последние пять лет (имеется в виду период с 2013 по 2017 годы — „СП“) для ВМФ были построены 64 боевых корабля и катера, в том числе три ракетных подводных крейсера стратегического назначения, семь многоцелевых подводных лодок, 14 надводных кораблей и 39 боевых катеров».

Никто, естественно, ни на секунду не усомнился в точности этих парадных цифр. Да, касающаяся только что построенных боевых единиц цифра 64 выглядит, на первый взгляд, весьма внушительно. Но лишь если не обращать внимания на лукавую формулировку «боевых кораблей и катеров». Потому что на самом деле именно кораблей дальней и ближней океанских зон, как мы уже выяснили, в ВМФ РФ за пятилетку почти не прибавилось (лишь 14 единиц).

В какой-то мере этот провал компенсирован сравнительно успешным строительством у нас в последние годы крупной серии малых ракетных кораблей (МРК) проектов 21631 (шифр «Буян-М») и 22800 (шифр «Каракурт»), оснащенных комплексом высокоточных крылатых ракет большой дальности «Калибр-НК». Но ведь возможности МРК вести боевые действия вдали от собственных военно-морских баз сильно ограничены. Прежде всего — с точки зрения собственной противовоздушной обороны, которая у них откровенно слаба. Поэтому вовсе не «Буяны» и «Каракурты» подтверждают весомость претензий нашей страны на статус встающей с колен океанской державы.

А вот еще, чтобы стала ясней опасность растущей пропасти: за ту же пятилетку ВМС Китая получили от своей промышленности 37 крупных боевых кораблей основных классов. А ВМС США — 24 единицы. И ладно бы, если б у России оставалась хотя бы надежда на успешную погоню за лидерами. Так нет же! Достаточно посмотреть на сроки строительства на наших верфях основных боевых единиц.

Тут на сегодня картина такая. Средний срок работы, допустим, над каждым из давно и хорошо освоенных и уже переданных Черноморскому флоту фрегатов проекта 11356 на калининградском заводе «Янтарь» составил 5,3 года. А строительство в Китае схожего по водоизмещению и составу вооружения китайского фрегата типа Zhoushan (проект 054A) варьирует в пределах 2,0−2,5 лет. Если же взять южнокорейский фрегат типа Incheon (программа FFX), то его чужой для нас флот получает не более, чем через 2,5 года после закладки.

Эту горестную для России статистику легко продолжить. Многоцелевую атомную подводную лодку проекта 855 (855М) мы в среднем пока, как показывает практика, в состоянии подготовить для передачи флоту приблизительно за 8 лет (при условии сдачи «Казани» в 2019 году). А американцы свою Virginia серии Block III ваяют всего за 2,5 года. Поэтому практически нет сомнений, что нынешнее пугающее соотношение боевых возможностей ВМФ РФ и ВМС США по рейтингу портала FLOT.com может скоро показаться нам сладкой детской мечтой.

Тогда возникает простой опрос: а хотя бы надежда переломить это безобразие в ходе работы над выполнением новой госпрограммы вооружений на 2018−2027 годы (ГПВ-2027) сохраняется? Сугубо бухгалтерская действительность развеивает эту иллюзию, если она у кого-то и остается.

На переоснащение Вооруженных сил в целом в новой десятилетке Москва на фоне финансового кризиса посулила денег существенно (с учетом инфляции!) меньше — 19 триллионов рублей. Мало того. В приоритетах у нас теперь не корабли, а танки и артиллерия. Потому что в обделенных прежде Сухопутных войсках РФ своих проблем тоже хватает. И именно они, а не ВМФ, в приоритете у Минобороны на ближайшую перспективу.

Выходит, в дальних уголках Мирового океана еще лет десять как минимум Андреевскому флагу суждено быть очень редким гостем. И вовсе не наши эскадры будут наводить там свои порядки.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя