< >Новости мира
Главная » Политика » Российская автократия работает все хуже

Российская автократия работает все хуже

Среда, 17 Ноябрь, 2021 года
Просмотров: 79
Комментариев: 0

ДАННОЕ СООБЩЕНИЕ (МАТЕРИАЛ) СОЗДАНО И (ИЛИ) РАСПРОСТРАНЕНО ИНОСТРАННЫМ СРЕДСТВОМ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА, И (ИЛИ) РОССИЙСКИМ ЮРИДИЧЕСКИМ ЛИЦОМ, ВЫПОЛНЯЮЩИМ ФУНКЦИИ ИНОСТРАННОГО АГЕНТА.

Режим ведет себя так, будто перестал заботиться о собственном авторитете и защите интересов своей же номенклатуры.

Удушение вольностей, предположительно продиктованное потребностями так называемого транзита-2024, на глазах переходит в общегосударственную неразбериху. Маниакальная забота властей о самосохранении оборачивается сейчас потерей управления, накоплением странных и непонятных мероприятий и ростом опасностей для самых лояльных людей системы.

Вот несколько примеров.

1. Отдаются приказы, о которых заранее известно, что они не будут выполнены.

Считается, что Россией правят силовики. Но именно люди с опытом службы вроде бы лучше всех должны знать, что командир, отдающий такой приказ, теряет лицо и выставляет свою беспомощность на обозрение подчиненных. Однако вся внезапно начатая антиковидная кампания — это поток категорических распоряжений, большая часть которых будет смягчена или отменена самими же властями, либо проигнорирована подданными.

Речь не о том, разумны или неразумны меры, а только о неспособности нашего режима их осуществить. Гораздо более осторожные ограничения, которые несколько раз объявляли за последние полтора года, соблюдались лишь выборочно — наказывали только тех, на кого поступали доносы или кого отлавливали по разнарядкам. А сами запреты внезапно отменялись без объяснения причин. И тут вдруг начальствующие лица запросто объявляют обязательную вакцинацию — то ли для тех, кто старше 60-ти, то ли вообще для всех.

Когда читаешь эти размашистые распоряжения, сразу видишь, что механизма исполнения в них нет и придуманы они только чтобы обозначить усердие перед вождем. Который, что характерно, лично на себя никакой ответственности не берет и как бы наблюдает за кампанией со стороны. И это тоже крайне странно для автократии.

Отсюда и сумбур и метания вместо управленческой работы. И совсем не удивляет, что стремительно изготовленные QR-законопроекты, уже спущенные вроде бы Госдуме, вдруг приторможены и разосланы по всем учреждениям, которые удалось вспомнить, от местных собраний до Счетной палаты.

Сначала система перестала церемониться с народом, а теперь уже не боится потерять перед ним лицо. Прямо как барин, который в своих физиологических проявлениях ни капли не стесняется слуг. Но не слишком ли это самонадеянно даже для нашего климата?

2. Отказ от правил все сильнее бьет не только по неугодным, но и по верхним слоям.

Автократии, которые претендуют на устойчивость, сообщают всем группам населения о том, каковы рамки, в которых они могут спокойно жить, не боясь кары. Рамки могут быть узкими, но о них хотя бы известно.

Наш режим никому ничего не объясняет. Из-за чего начинается и почему заканчивается очередная кампания и кто ее мотор, можно только гадать и лишь иногда угадывать. Неправильно ведущих себя россиян кавказского происхождения то ежедневно отыскивают и шумно разоблачают, то внезапно игнорируют. Оскорбительниц чувств то шельмуют десятками, то забывают о них. Новых «иностранных агентов» объявляют то строго по пятницам, то вдруг по остальным дням недели.

Нарочитый туман вокруг пополнения списка иноагентов особенно выразителен. На запрос, почему такое-то СМИ объявлено орудием иностранных сил, профильное ведомство дает стандартный ответ, который можно пересказать тремя словами: «Мы знаем, почему». Нигде еще так не делают.

Уже и не замечают, насколько необычно режим относится и к бывшим оппозиционерам. Автократия традиционного типа удовлетворяется тем, что они прекращают с ней бороться. Наша — нет.

Этой весной, незадолго до того, как «Штабы Навального» были в судебном порядке занесены в реестр экстремистских организаций, запрещены в России и ликвидированы, собственное руководство их распустило. Примерно пятая часть бывших координаторов упраздненных штабов эмигрировала, остальные решили остаться дома и ушли в частную жизнь. Типичным таким бывшим координатором является арестованная в Уфе по «экстремистской» статье Лилия Чанышева. Если уж преследуют такую, как она, явно пытавшуюся уйти от своего прошлого, то никто не застрахован.

Можно подумать, что причина — в желании максимально запугать. Но такое объяснение не будет полным. Только ли ради запугивания хотят запретить и закрыть «Мемориал», несколько лет назад объявленный иностранным агентом?

Запрет, если он состоится, станет символической акцией с мировым резонансом. Потребность нашего режима в подобной рекламе не так очевидна, как может показаться. Он ведь стоит не только на почитании наследия Сталина, но одновременно и на осуждении, пускай формальном, террора сталинских лет.

Отрекаться от одной из своих установок режиму, как единому целому, скорее невыгодно. Но он теперь все реже выступает как нечто цельное. Отдельно взятые ведомства, кланы и конкретные лица делают от его лица все, что считают подходящим, и их, кажется, уже некому остановить.

И этот распад явственно поворачивается не только против неугодных, но и против опоры режима — массы лояльных номенклатурщиков. Так называемые споры хозяйствующих и бюрократических субъектов, сопровождаемые арестами и делами, шли у нас постоянно. Но не были такой обыденностью, как сейчас. Никто не защищен — ни гражданский чиновник, ни генерал. Все они просто по статусу втянуты в верхушечные дележки и разногласия, а сейчас любое разногласие запросто оборачивается уголовным приговором для проигравшей стороны.

Интеллигенты поражены расправой с тяжелобольным Сергеем Зуевым, ректором Шанинки, которого после каких-то верхушечных колебаний отправили в тюрьму. Но его дело, как и дела еще нескольких человек, тоже арестованных, — часть операции против Марины Раковой, крупной чиновницы, абсолютно лояльной и пострадавшей, видимо, из-за упорства в споре о том, кому руководить большими образовательными проектами. Причем обвиняют ее не в этом, а в служебных упущениях умеренного калибра, которые при желании можно выявить у любого должностного лица.

Система перестала выполнять одну из главнейших своих обязанностей — она больше не защищает своих людей. Номенклатура считала, что играет по правилам и поэтому может жить спокойно, и вдруг видит, что ни правил, ни спокойствия нет. И это еще не все, что ее пугает.

3. Режимом опасно манипулируют снаружи и изнутри.

Российские верхние классы хотят, чтобы государство заботилось о своем мировом престиже, но при этом всегда помнило о выгодах и безопасности этих самых классов. И сейчас обнаруживают, что нет ни того, ни другого.

Огромной державой и ее вождем в повседневном уже порядке манипулирует безумный правитель Белоруссии. Москва не только его кормит и прикрывает от санкций, но кротко терпит даже шантажные обещания перекрыть подачу российского газа в Европу.

И это повиновение большого режима маленькому уживается с угодничеством перед Китаем, заискиванием перед Турцией и все более рискованными акциями в отношениях с США и Европой. Российская номенклатура любит потолковать о национальной гордости, но она не подписывалась ни на потерю своих западных активов, ни, тем более, на ядерную войну.

Режим Владимира Путина, который когда-то поднялся на том, что обещал верхним классам гарантированную несменяемость, порядок и спокойное обогащение, превратился в источник повышенной опасности для них же.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя