Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Общество » Тайны политического ток-шоу эпохи гибридной войны: взгляд изнутри

Тайны политического ток-шоу эпохи гибридной войны: взгляд изнутри

Воскресенье, 28 Май, 2017 года
Просмотров: 94
Комментариев: 0

Политические ток-шоу совершили нашествие на эфир и стали хитом массовой культуры России в последние годы. Когда-то монополистами были «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» и «Право голоса» с Романом Бабаяном. После возвращения Крыма интерес к ним еще больше возрос. «Время покажет» на «Первом канале» длилось час, потом два, потом три. НТВ с успехом запустило проект «Место встречи». Потом появились «60 минут» на «России-1» и «Первая студия» на «Первом канале». При этом на ТВЦ сверхуспешно идет «Право голоса», на телеканале «Звезда» — «Процесс». Зрителей хватает на всех.


фото: Геннадий Черкасов

Все телеканалы вынуждены ставить в сетку политические ток-шоу, чтобы не проиграть в конкуренции за рейтинг другим каналам. Меня удивило, что они начали повторять их трансляции глубокой ночью, что бывает только со сверхпопулярными программами. Причем, такая востребованность ток-шоу это не только российская, но и мировая тенденция. Может быть, вы обратили внимание, что президентом США, самой могущественной и политически, и экономически страны в мире, стал ведущий сверхпопулярного ТВ-шоу Дональд Трамп. Самый известный ведущий российского ток-шоу – Петр Толстой стал вице-спикером Государственной Думы.

Почему произошло нашествие ТВ-шоу?

Конечно, это потребность в живой дискуссии, а на ТВ-шоу такой дискуссии хватает с избытком. Она часто жесткая и бескомпромиссная. Кроме того, существует потребность и в том, чтобы получить какое-то объяснение происходящим событиям. Короткие телевизионные новости дают описание событий слишком плотно и сжато — так, что понять их значение большинство телезрителей не могут. Поэтому люди хотят, чтобы им объяснили смысл событий. Объяснили и свои, и «враги», а там человек сам уже поймет, что они значат.

Популярность ток-шоу связана еще и с их форматом. Чаще всего, что-то по-настоящему востребованное является модификацией привычных классических форматов. Так, например, рассматривая причины популярности в советском обществе Владимира Высоцкого с удивлением обнаруживаешь, что Высоцкий повторил классический гомеровский формат. Как Гомер нарисовал энциклопедию архаического греческого общества, так и Высоцкий нарисовал энциклопедию советского. У Высоцкого есть песни почти про все профессии, почти про все жизненные ситуации. Да и сама песня Высоцкого напоминает речитатив классического поэта традиционного общества, когда он рассказывает рифмованные истории, слегка аккомпанируя им ненавязчивой музыкой.

Политические ток-шоу в новом виде повторяют традиционный, классический формат, в рамках которого десятки миллионов людей осмысливают реальность на протяжении многих десятилетий, если не столетий. Это спор за праздничным столом после того, как тосты подняли, выпили и закусили и начался разговор. В этой ситуации люди жестко спорят по поводу больших событий, происходящих в большом мире. В обсуждении обычно участвуют самые подготовленные, остальные слушают. Причем, иногда спор может вылиться и в обмен оплеухами, и плесканием друг в друга стаканом воды. Именно так и происходит на ТВ. Таким образом, попадая в пространство политического ток-шоу, человек оказывается в знакомой ему ситуации яростного спора за праздничным столом.

Кроме того, политические ток-шоу имеют ярко выраженную сериальность. Большинство экспертов студии как герои сериалов находятся там на протяжении долгого времени и являются узнаваемыми лицами. Эта узнаваемость создает некоторую домашность, и в то же время она является важной для осознания происходящих событий миллионами людей. Дело в том, что, формируя свою позицию, человек помещает ее в комфортную, привычную ему нишу между позициями лидеров общественного мнения. На бытовом уровне это происходит в трудовом коллективе, когда человек чаще всего поддерживает позицию Ивана Ивановича против Петра Петровича и находит что-то привлекательное в позиции Павла Павловича.

Точно так же и при погружении в пространство политического ток-шоу зритель может быстро сформулировать свое мнение, поскольку он видит знакомых экспертов с их постоянными позициями и быстро находит свое место в привычной и комфортной для него системе координат. Только в отличие от спора на работе или за праздничным столом политические ток-шоу, конечно, хорошо структурированы и управляемы.

Рассмотрим структуру классического ток-шоу в России. Она состоит из двух основных компонентов:

1) Пространство смыслов

2) Пространство эмоций

Пространство смыслов.. В нем представлены те фигуры, которые ответственны за формирование смыслов и формулирование основных позиций. Оно включает в себя, прежде всего, ведущих, которые задают тему, рамки и мировоззренческое направление дискуссии. Вторая группа это – «государственные люди», которые формулируют государственную позицию. Чаще всего в их роли выступают яркие депутаты Госдумы и Совета Федерации. Среди них можно выделить таких, как Франц Клинцевич, Олег Морозов, Михаил Старшинов, Игорь Морозов, Адальби Шхагошев, Алексей Пушков, Вячеслав Никонов, Ирина Яровая и Сергей Рыбаков.

Кстати, ведущих и «государственных людей», в отличие от остальных участников, нельзя перебивать. Организаторы шоу даже отбирают микрофоны у тех, кто пытается это сделать. Им дают в полной мере изложить свою точку зрения, не ставя ее под сомнение. Среди «государственных людей» есть представители не только правящей партии, но и умеренные системные оппозиционеры, например, Геннадий Зюганов, Сергей Миронов или Леонид Калашников.

Две другие важные группы смыслового ядра: «разумные либералы» и «умеренные патриоты». К числу «разумные либералов» я бы отнес Сергея Станкевича, Бориса Надеждина, Владимира Рыжкова, Николая Рыбакова. Их главный тезис в том, что Россия и Запад виноваты в равной степени и должны сделать шаги навстречу друг другу для урегулирования ситуации. В позиции «разумных либералов» всегда присутствует мирный настрой и некоторая утопичность. Они предпочитают понемногу критиковать и Россию, и Запад, но при этом не допускают жесткой критики в адрес ни России, ни Запада.

Читайте также:  Фонд однокурсника Медведева предложил Навальному «отредактировать» фильм «Он вам не Димон»

К числу «умеренных патриотов» я бы отнес Виталия Третьякова, Евгения Тарло, Олега Барабанова, собственно говоря, Сергея Маркова, Александра Гурнова, Алексея Журавлева из Госдумы. Главный тезис «умеренных патриотов»: Запад является причиной того или иного конфликта, частично из-за антироссийскости, частично из-за западной слабости, превращающейся либо в глупость, либо в неспособность разрешать проблемы, и при этом Россия в определенном смысле должна обеспечить принуждение Запада к дружбе.

С содержательной точки зрения дискуссия на ток-шоу между «разумными либералами» и «умеренными патриотами» является основной. «Государственные люди» скорее свысока подытоживают эту дискуссию. Но есть еще одна группа в смысловом ядре – группа «мудрецов». Они чаще всего пытаются дать оценку политическим конфликтным вопросам, взмывая как бы на философскую высоту объективности. Роли «мудрецов» исполняют такие известные люди как Карен Шахназаров, Владимир Мамонтов и Александр Проханов. Причем, роль «мудреца» не возрастная, а функциональная. Например, в роли «мудрецов» выступают и молодые писатели, такие как Захар Прилепин и Сергей Шаргунов. Их задача дать общую мировоззренческую, а не политическую оценку текущим событиям.

Еще две группы смыслового ядра составляют, во-первых, эксперты по теме, поскольку каждая тема имеет свою специфику. Эти люди могут быть приходящими и уходящими — одноразовые участники. Но некоторые, которые выступили удачно, становятся из временных постоянными экспертами или «экспертами-всезнайками». К ним можно отнести Дмитрия Абзалова, Геворга Мирзаяна, Максима Юсина. Такие персонажи, как правило, глубоко погружены в информационное поле и оперируют большим количеством малоизвестных фактов по теме. В нужный момент они могут вбросить эти факты в дискуссию, позволяя тем самым не выйти на эмоциональной волне за рамки реальности. Но их подчеркнутая деидеологизированность не ориентирует зрителя в выборе своей позицией.

В пространстве эмоций главная задача – высечь эмоции зрителей. Здесь важна радикализация позиций, прямое столкновение мнений личностей и прямых эмоций участников. Именно поэтому в пространстве эмоций ток-шоу функциональные роли организованы бинарно, т.е. идут парами, исходя из разных тем. В частности, это пара «пламенные патриоты» против «безрассудных либералов». Поскольку Украина является крайне важной темой, то образовалась пара «наши украинцы» против «неприятных украинцев». Поскольку Европа тоже является важной сферой интересов, то образовалась пара «критические европейцы» и «дружественные европейцы». Ну а мир пока представлен в ролях «наивные американцы» и «неистовые поляки».

Первое и наиболее важное противостояние в пространстве эмоций — это противостояние между «пламенным патриотом» и «безрассудным либералом». Главный тезис «пламенного» патриота: во всем виновата Америка, а «безрассудного либерала» – во всем виновата Россия. К числу «безрассудных либералов» можно отнести Игоря Драндина, Сергея Жаворонкова, Александра Никонова, Юлия Нисневича и Александра Сытина. К числу «пламенных патриотов» – Сергея Кургиняна, Сергея Михеева, Егора Холмогорова, Александра Проханова.

«Безрассудные либералы» гиперболизируют либеральные позиции, вызывая у публики всеобщее недовольство, отторжение и даже ненависть к ним. Хотя, впрочем, есть люди, которые говорят о том, что именно позиция этих «безрассудных либералов» и находится в сердцевине оппозиционного представления о реальности.

«Пламенные» патриоты отражают очень большую часть реальности и позицию огромного количества людей, которые прямо считают, что американцы стоят за большинством негативных событий, происходящих вокруг России и имеющих антироссийскую направленность. Среди «пламенных» патриотов есть такие глубокие специалисты, как Сергей Михеев и Егор Холмогоров, которые являются высококлассными экспертами. Но при этом их патриотизм из разряда — добро должно быть с кулаками. В отличие от «разумных патриотов», они не верят даже в теоретическую возможность мирного сосуществования с современным Западом и обладают ярко выраженным антиамериканским напором.

Легко заметная разница в прилагательных, что патриоты «пламенные», а либералы «безрассудные», отражает вовсе даже не личные характеристики этих людей и не позицию автора, она описывает их функциональную роль в программе. Задача «пламенных патриотов» зажечь сердца людей патриотизмом, а задача «безрассудных либералов» показать, что оппозиция неадекватна, что оппозиция является русофобской по своей идеологии, а вменяемое сотрудничество и диалог с ней невозможны.

Следующая бинарная пара в пространстве эмоций – это «неприятные украинцы» и «наши украинцы». С «нашими украинцами» всё достаточно просто — это русскоязычные дружественно настроенные граждане Украины, вынужденные сбежать в Россию от репрессий, либо живущие на родине, но придавленные и не принимающие активную роль в политике. Их задача продемонстрировать, что народ Украины с нами, и что вменяемые люди с Украины думают по большему счёту так же, как и мы.

Подлинными звёздами российского телевидения стали «неприятные украинцы». Здесь слово «неприятные» является важной характеристикой, насколько я понимаю, они подбираются именно по принципу психологического и физиогномического отторжения от них большей части аудитории. Они дают взрыв эмоций, конечно, негативных по отношению к ним. Тем самым они привлекают к себе внимание большей части аудитории и удерживают его. Огромное количество людей спрашивают: зачем их пригласили на российское телевидение, если они говорят такие ужасные вещи? Но, вызывая ярчайшие негативные эмоции, они тем самым привлекают и удерживают аудиторию у телеэкранов. Этим и объясняется их постоянное присутствие в передачах. «Неприятные украинцы» уже начали принимать участие в обсуждении не только украинской тематики, но и общих международных проблем, даже если там нет украинской составляющей. Ненависть, которая вызывает их образ и их слова, настолько сильна и ярка, что сами они стали звёздами телевидения, вынырнув в большинстве своём из неизвестности на Украине. К ним прежде всего нужно отнести Вячеслав Ковтуна, который до появления на российском телевидении был никому не известен, блогера Бориса Суворова, Сергея Запорожского, Андрея Окара и ряда других. Среди более-менее известных людей на Украине точку зрения Киева отстаивают на российских телеканалах только Вадим Карасёв, Павел Жовниренко и Олеся Яхно.

Читайте также:  «Запорожец», мангалы и магазинные тележки: что вылавливают из столичных прудов

Европейцы тоже делятся на 2 составляющие. Первая – «критические европейцы» функция которых — повторять те политические пропагандистские нападки, которые транслируются Западом против России. Аргументы «критических европейцев» слабо работают на российском телевидении поскольку здесь существует другая информационная среда, и их доводы как бы повисают в воздухе без достаточной опоры, которую они имеют Европе. Получается, что «критические европейцы» как бы, с одной стороны, нападают на Россию, с другой стороны, они это делают несправедливо и, с третьей стороны, опровергаются самими зрителями. К «критическим европейцам» можно отнести немцев Матиаса Уля, Феликса Шультесса и чеха Иржи Юста. Еще больше гиперболизируют и дискредитируют позицию Европы группа «неистовых поляков». Они либо выбирают крайне радикальные, близкие к неофашизму аргументы, как Томас Мосейчук, либо истерически захлебывающийся тон как Якуб Корейба. Им противостоят «дружественные европейцы», которые озвучивают в основном аргументы оппозиционных сил в Европе, выступающих за улучшение отношений с Россией. Условно, это аргументы Марин Ле Пен. Задача «дружественных европейцев» – подтвердить, что Россия не одинока и есть определенная часть Европы, которая думает так же, как и мы, оценивая ситуацию схожим образом. К числу «дружественных европейцев» можно отнести Марка Бернардини и Джульетто Кьеза из Италии , Димитриса Лиатсоса из Греции. Острой дискуссии между двумя группами европейцев не существует, в отличие, например, от украинцев, где такая дискуссия есть, и она очень яркая. Объясняется это тем, что по своим личным взглядам большая часть «критических европейцев» – это вполне умеренные журналисты. В этом легко может убедиться каждый, посмотрев из статьи. Но на ток-шоу в этом качестве они не интересны. Поэтому логика программы заставляет их заниматься пропагандистским лаем. Конечно, такой душевный дискомфорт должен компенсироваться. И он компенсируется…

Внешний мир представлен «наивными американцами». Куда же без Америки. «Наивные» американцы — это особый тип. Наиболее известные среди них Майкл Бом и Марк Наклз, чья самая большая заслуга — суперхарактерный американский акцент. «Наивные» американцы должны наивно демонстрировать глухоту к очевидным аргументам, которые основываются на фактах. Они с готовностью оправдывают любые даже самые несправедливые действия американских властей на внешней арене. Глядя на этих «наивных» американцев, рядовой зритель должен немедленно вспоминать юморески Михаила Задорнова и утверждаться в справедливости мнения, что эти американцы очень тупые. Правда, ответ на вопрос, как же эти глупые американцы смогли создать сильнейшую и влиятельнейшую державу в мире, повисает без ответа. Но этого вопроса не задается.

Поэтому я полагаю, что в дальнейшем к подразделению «наивных» американцев добавится подразделение «коварных» американцев. Это должны быть, по всей видимости, смурные дядьки, которые будут рассказывать о масштабнейших и достаточно коварных американских планах. Впрочем, о том, какой функционал может быть еще задействован в российских политических ток-шоу и что можно позаимствовать из американских и европейских ток-шоу — чуть ниже.

В пространстве эмоций часто добавляется взрывной компонент. Прежде всего, это «зажигатели». Их задача: эмоционально и интеллектуально оглушить зрителя. Соответственно, существуют два основных подхода – это суперэмоциональное выступление буквально с брызганием слюны и даже личными оскорблениями. С другой стороны – это конспирология, раскрытие какого-либо хитроумного заговора. «Зажигатели» как перец в программе, они для того, чтобы блюдо не выглядело пресным. Их несколько человек: Евгений Сатановский больше всего специализируется на раскрытии подоплеки абсолютно циничной политической игры. Семён Багдасаров, Сергей Кургинян и Владимир Жириновский сверхзажигательно раскрывают заговоры против России, которые плетут бесчисленные мировые силы. Араик Степанян кинжальным ударом раскрывает абсолютно проигрышное будущее всех противников России. Логика «зажигателям» не нужна. Более того, она им вредна. Они ценны сметающим отсутствием логики. Речь «зажигателя» – это удар в висок зрителю, после которого он переходит в квази-наркотическое состояние совершенно особого восприятия реальности. Тем они и ценны.

Прием, наиболее востребованными на ток-шоу являются эксперты, которые могут совмещать в себе две роли, выбирая их в зависимости от обстоятельств. Скажем, Жириновский и Кургинян могут быть и «зажигателеми», и «пламенными патриотами», Игорь Коротченко – и «пламенным», и «умеренным патриотом», Олег Морозов, Вячеслав Никонов, Игорь Морозов, Алексей Пушков и Сергей Марков – и «государственными людьми», и «умеренными патриотами».

Во всём мире ток-шоу становятся все более популярными и уверенно завоевали себе место в телевизионной сетке. Есть несколько функциональных ролей, которые наше телевидение может позаимствовать из мирового опыта. В частности, в итальянских ток-шоу есть две интересные роли, которые, я думаю, появятся и у нас. Во-первых, это «секс-красотка», то есть это женщина-эксперт, но с ярко выраженный внешностью, обладающая высокой эротической привлекательностью. Она, видимо, будет в числе таких «зажигателей», так как ее задача — вывести зрителя из равновесия. Ещё очень интересный тип, который может быть взят нашим телевидением из итальянского – это «свой среди чужих», то есть, это оппозиционер, который постоянно ругает оппозицию. Тем более, учитывая острую борьбу амбиций среди российской оппозиции, я думаю, найти такого рода типажей будет несложно.

Читайте также:  Украина: полный запрет на въезд россиян не нужен

Из американских ток-шоу, как мне представляется, могут быть позаимствованы три типажа. Во-первых, это ярко выраженный иммигрант. У него есть своя точка зрения и с ним способны идентифицировать себя миллионы телезрителей как внутри страны, так и за ее пределами. Во-вторых, это «глубокий отставник», какой-то видный деятель, который благодаря возрасту уже может, как считается, особенно не обращать внимания на корректность и формулировать какие-то вещи прямо. Конечно, во всем этом есть элемент игры, потому что чрезмерная прямота не всем понравится, но типаж такого «глубокого отставника», готового прямо назвать вещи своими именами, может быть продуктивным. В-третьих, типаж «прямого мента», то есть представителя правоохранительных органов, у которых есть свой взгляд не с точки зрения адвокатского и юридического крючкотворства, а прямого чуть-чуть простоватого следака. Такой следак способен заручится большой позитивной поддержкой аудитории.

Характерный типа японских ток-шоу, в которых первоначально противоборствующие стороны в конце обсуждения находят общий язык и проходят к гармонии также может быть востребован на российском ТВ. Он близок к распространенному российскому сценарию общения за праздничным столом, когда бурные споры заканчиваются родственными объятьями и совместными песнопениями.

При всем многообразии ролей они тем не менее должны позиционироваться вокруг двух полюсов. Есть две основные противоположные скамейки. Одна скамейка — условно «наши», другая — «не наши». Их, кстати говоря, так и называют. На одном из каналов их называют «поперечники», а на самом шоу – «скамейка хунты». Продюсеры стараются развести их по разным гримеркам, чтобы, не дай Бог, никто не подрался до или после ток-шоу, поскольку страсти кипят не шуточные.

О драках, насколько они настоящие или постановочные. Как человек, находившийся в непосредственной близости рядом с несколькими драками и даже разнимавший дерущихся, могу сказать, что все эти драки не были заранее организованы и подготовлены, они все были неожиданными и возникали как часть эмоционального противостояния. Однако, конечно же элемент игры тут есть. Поскольку все понимают, что небольшая драка полезна для рейтинга телеканала, то в его новостях эту драку будут активно показывать, а в новостях других телеканалов о ней будут завистливо молчать и ничего не скажут. Элемент постановки, конечно, проявляется еще и в том, что у тех, кто схватился в рукопашной, нет задачи нанести действительно какой-то значительный физический ущерб, но есть цель продемонстрировать, что он готов пойти на крайние меры, чтобы отстоять свою правду.

Очень важный вопрос о темах политических ток-шоу. Одна из важнейших претензий к ним заключается в том, что они специально в центр внимания ставят внешнеполитические проблемы, особенно Украину и Донбасс, поскольку эти темы выгодны власти для настраивания России против враждебного Запада и для дискредитации оппозиции, при этом специально игнорируются внутренние события, поскольку они напоминают о тяжелой жизни населения и неудачах власти.

Могу разочаровать представителей оппозиции. На самом деле никто не дает телевизионщикам никаких команд сосредотачиваться только на внешней политике. Более того телевизионщики сами постоянно стремятся уйти во внешнеполитическую повестку по очень простой причине – она дает большие рейтинги. Почему внутренняя политика не столь популярна? Ведь, казалось бы, внутренние проблемы ближе к нашим согражданам. Причина простая: во внутренней политике практически ничего нового не происходит. Потому, что внутренняя политика заморожена из-за противостояния с Западом. Граждане поддерживают власть не потому, что все хорошо внутри страны. Граждане (они же зрители) расскажут об ошибках и провалах власти больше, чем любой оппозиционер. Но в условиях фронтальной атаки запада на Россию они вынужденно поддерживают власть со всеми ее ошибками. Поэтому сами граждане блокирует выход в политическую сферу внутренней проблематики.

Например, тема ЖКХ сильно волнует граждан, но с точки зрения медийного повода в ней ничего нового не происходит. Там нет настоящей драмы. Заверю всех любителей внутриполитической повестки, если вы придумаете интересный подход по ЖКХ, где будет настоящая драма и настоящее противостояние добра со злом, вы можете быть уверенным, что эта программа имеет шанс появиться. Но придумать ее не просто.

Я, например, как председатель Общественного совета при Ростуризме все время пытаюсь своим добрым знакомым из числа журналистов, организаторов и ведущих ток-шоу продвинуть тему туризма, но их ответ тот же самый: придумайте настоящую драму, борьбу, противостояние. Борьба Сочи и Крыма за туристов и т.п. не подходит. Всё это недостаточно драматично.

Цифры рейтингов диктуют журналистам тему, а они показывают, что как только журналист отстаивает внутреннюю проблематику для ток-шоу, то его рейтинги сразу обрушиваются. Зритель действительно хочет видеть знакомых участников ток-шоу, которые в бесчисленный раз сойдутся споре про Украину и бандеровскую хунту, и он хочет еще раз утвердиться в мысли о том, что Россия права и он, зритель, тоже прав вместе с Россией.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя