< >Новости мира


Главная » Экономика » В итогах промышленного производства в России обнаружилась «бомба»

В итогах промышленного производства в России обнаружилась «бомба»

Понедельник, 24 Апрель, 2017 года
Просмотров: 167
Комментариев: 0

Росстат подвел итоги промпроизводства за первый квартал 2017 года. На первый взгляд ничего особо примечательного. Как была промышленность в стагнации, так пока и остается. Но любопытное в статистике первого квартала все-таки есть.


фото: Геннадий Черкасов

Чем порадовал первый квартал? Тем, что «казус февраля» преодолен. Напомню: в феврале 2017 года показатели промышленности оказались хуже и февраля 2016-го (падение составило 2,7%), и января 2017-го (минус 0,6%). Из-за некорректного сравнения с базой високосного 2016 года разгорелся публичный скандал, поднятый министром экономического развития Максимом Орешкиным, который в результате и стал куратором Росстата, утратившего административную самостоятельность.

Станет ли в результате статистика убедительнее? Вряд ли. Зато появилось много невеселых шуток, лейтмотив которых: драйвер экономического роста наконец найден…

Чем разочаровал первый квартал? Итоги марта оказались ниже ожиданий наблюдателей. Хотя в марте промышленность после февральской паузы возобновила рост, он составил в годовом выражении всего 0,8%. Консенсус-прогнозы экспертов, опрошенных агентствами Интерфакс и Reuters, были существенно выше: 1,6% и 1,1% соответственно. Эксперты отталкивались не столько от самой промышленности, сколько все от того же календаря: в марте 2017 года было на один рабочий день больше, чем год назад. Реальная статистика прогнозы не оправдала.

Читайте также:  Казахстан недобрал 3 млн. тонн зерна по итогам 2019 года

С исключением сезонного и календарного факторов в марте 2017 г. промпроизводство, по расчетам Росстата, выросло на 1,2% (к февралю) после снижения на 1,5% в феврале и роста на 0,7% в январе.

Пока все это по большому счету рутина. А вот — «бомба». Многие — от независимых экспертов до чиновников профильных министерств и даже ЦБ — хотели бы видеть (и уже видели) в качестве реального драйвера всей экономики обрабатывающую промышленность. Но именно в ней положение откровенно тревожное. Первый квартал 2017 года она прошла хуже, чем год назад (минус 0,8%), и откровенно провалилась по сравнению с четвертым кварталом 2016-го (минус 25,1%).

Яма такая, что нужны объяснения. Росстат их не дает по определению. Минпромторг с Минэкономразвития делают вид, что ничего не произошло. И, как ни странно, их можно понять. Потому что ответить могло бы Минобороны.

Дело в том, что в конце прошлого года порядка 800 млн рублей поступило в оборонно-промышленный комплекс, ему наконец вернули долги. А вот в 2017 году началось сокращение военных расходов. И довольно резкое.

С одной стороны, государство или сокращает свои расходы, или высвобождает их для других целей. Недостатка в них нет: здесь и развитие человеческого капитала, и инфраструктурные проекты, и многое другое. Но торжествуют ножницы. Одна из причин — государство не верит самому себе, потому что знает: воруют. Борьба с этим злом идет, но воровство («откаты», нецелевое использование, недобросовестная конкуренция и т.д.) настолько вросло в окологосударственный бизнес, что отказаться непросто: слишком много заинтересованных, привыкших к кормушке чиновников, бизнесменов и откровенного криминала.

Читайте также:  Китай заинтересован в покупке российского зерна

С другой стороны, падение заказов отражается по цепочке на итоговых результатах промышленности. Именно этим объясняются зигзаги показателей обрабатывающей промышленности.

Где выход? Понятно, в неустанной, результативной и бескомпромиссной борьбе с воровством. Как при военных, так и при гражданских госрасходах.

Сложнее — с вопросом, как быть предприятиям ОПК, которые буквально в прошлом году были на довольно щедром и профильном для них госфинансировании, а теперь оказываются на все более строгой «диете». Ситуация, кстати, близка к той, в которой в случае отмены контрсанкций могут оказаться и аграрии. Только они начали расправлять крылья под защитой от внешней конкуренции, как опять выход в открытое конкурентное поле.

С аграриями, однако, все прозрачнее. Контрсанкции — ответные, будут сокращаться санкции — сократится и ответ. Хотя тема снижения уровня санкционной войны сегодня отошла в тень.

А чем виноваты оборонщики? Программы перевооружений у нас выстраиваются рывками. Потому что бюджет не тот, что во времена начала перевооружения. Но разве это их вина?

Читайте также:  Минтруд предложил ищущим работу после 50 лет выдавать стипендии

Все идет по синусоиде. Вот как об этом почти год назад говорил министр промышленности и торговли Денис Мантуров: доля продуктов гражданского либо двойного назначения в общем выпуске продукции ОПК по результатам 2015 года «составила 16%, при этом в 2011 году этот показатель равнялся 33%. Снижение гражданской доли объективно вызвано кратно возросшим госзаказом, тем не менее сегодня мы готовим наши оборонные предприятия к 2020 году, когда, как вы уже сказали (Мантуров обращался к Путину. — Н.В.), объемы госзаказа будут скорректированы».

Как эта синусоида сказывается на качестве гражданской продукции? Вопрос риторический.

Получится ли массовый выпуск высокотехнологичной продукции? В узкой линейке (вертолеты, определенные виды машин) — да. В массовом масштабе — не сразу. Как учат первый раунд позднесоветской конверсии и статистика обрабатывающей промышленности в первом квартале 2017 года, от сковородок, кто бы и что бы ни говорил, зарекаться рано.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя