Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Культура » В РАМТе дочка упекла папашу в долговую яму

В РАМТе дочка упекла папашу в долговую яму

Пятница, 30 Декабрь, 2016 года
Просмотров: 131
Комментариев: 0

В Российском академическом молодежном театре поставили раннюю пьесу Александра Островского без модных наворотов. И тем напомнили, что русский театр может быть живым и современным без псевдоактуальной мишуры, если есть свежие идеи, а не одно только стремление совершить революцию любой ценой. А еще нам лишний раз доказали, что зрители соскучились по настоящей театральной культуре, стремительно исчезающей из-за повального нашествия варваров.

Фото предоставлено пресс- службой РАМТа

Худрук РАМТа Алексей Бородин знает толк в молодых режиссерах, охотно и без ревности их приглашает. От этого всем только радость. На сей раз он позвал на постановку ученика Сергея Женовача Егора Равинского, успевшего поработать в других театрах, усвоившего на каком-то генетическом уровне то лучшее, что отличает его учителя и учителя самого Женовача – Петра Фоменко. «Свои люди» сделаны в традициях «Волков и овец», поставленных когда-то на курсе Фоменко. Егор Равинский оказался мастером плести кружева, выстраивать самое сложное в театре – тонкую вязь взаимоотношений, когда реплика одного актера, рождает поступок другого.

Читайте также:  Русская литература не нужна России. Но нужна Западу

Играют историю одного мнимого банкротства на Маленькой сцене РАМТа, куда приходится подниматься по многочисленным лестничным пролетам под самую крышу. Зрители рассаживаются в два ряда. Актеры находятся у них буквально под носом. Играть в течение трех часов в таком опасном приближении – как проверка на «вшивость». Соврешь – погибнешь, никто не поверит, просто уйдет. Когда-то в этом помещении работал Артистический кружок под руководством самого Островского. Здесь устраивали читки его новых пьес, занимались азами актерского дела, ставили спектакли. Ныне хрестоматийное сочинение «Свои люди — сочтемся, или Банкрот» пробивалось к зрителю едва ли не 30 лет. Пьесу запретил цензурный комитет, сам Николай I наложил резолюцию: «напрасно печатано, играть же запретить». Островского велено было вразумить, взять под полицейский надзор. Но пьеса жила почти подпольной жизнью. Ее читали вслух в частных домах, ставили в любительских кружках.

Она и теперь живее всех живых, ведь русская жизнь почти меняется. Близкие люди все так же предают друг друга, не имея совести и сострадания, присваивают чужое состояние, наживают его неправедно, ведут себя как варвары, имя которым тьма. А потом к ним приходят квартальные надзиратели. Но ничего – одних отправят в долговую яму, придут другие – более расторопные. Главное успеть — хапнуть свое, весело пожить, хоть сколько-нибудь, и будь, что будет.

Читайте также:  Катки в Москве в 2017-2018 году

Купца Самсона Большова виртуозно сыграл Александр Гришин — очень молодой для этой роли. Мы-то привыкли видеть в ней актеров старшего поколения с бородой, напускным самодурством и диким нравом. А тут заразительно хохочущий, современный человек. Бабье царство, в которое он погружен, чуть было не победило его в собственном доме. Сонм женщин клубится весь день, жаждет жениха для единственной тут невесты (Дарья Семенова). Сама девица на выданье выглядит усыхающей старой девой рядом с полнокровной цветущей мамашей (Татьяна Матюхова) и задорной свахой (Рамиля Искандер). Свои делишки обстряпывает вездесущий Рисположенский (Сергей Печенкин) с его беспрерывным «я рюмочку выпью». Привычная жизнь, и кажется, конца ей не будет.

Роль Подхалюзина, которого когда-то играл сам Островский, исполнил молодой актер Михаил Шкловский. Он спины не разгибается весь спектакль, так и ходит с согбенным в стремлении угодить хозяевам, а потом оказывается ловким распорядителем чужого добра, а заодно и хозяйской дочки, настоящим денди – хоть на бал к английской королеве. Даром что без роду и племени. Отправит папашу жены и своего благодетеля в долговую яму, и сердце не дрогнет. Но век Подхолюзина тоже долгим не будет. Рядом созревает молодой да ранний Тишка (Антон Савватимов) – парень не промах. Его поколение, пожалуй, уложит наповал своих предшественников без всяких рефлексий. А ведь могли бы в РАМТе отправить зарвавшихся героев под домашний арест, провести прямые аналогии с тем, о чем нам постоянно рассказывают по телевизору, напичкать действо множеством узнаваемых подробностей на злобу дня. Как делают другие. Но РАМТ – не то что бы чопорный театр, которому зазорны подобные аллюзии. В нем умеют обходиться без дешевых штучек и сказать о нашей жизни все самое главное.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя