< >Новости мира


Главная » Культура » V-Rox поймал космическую волну

V-Rox поймал космическую волну

Воскресенье, 28 Август, 2016 года
Просмотров: 198
Комментариев: 0

Илья Лагутенко превратил родной Владивосток в музыкальный центр притяжения, куда слетаются артисты со всех стран мира, удивляя публику то экзотичным роком на корейском, то причудливыми партиями на странных инструментах. На фестивале V- Rox даже самый пытливый музыковед услышит половину незнакомых для себя групп. Лидер «Мумий Тролля» — как охотник за жемчугом: ставит задачу не похвастаться топовыми звездами в лайнапе, а насытить его заморскими музыкантами- находками, которые оставляют после своих шоу приятное послевкусие.

Фото: v-rox.dv.land

Лагутенко так сильно мечтал сделать Владивосток «культурной платформой», что в итоге прыгнул выше головы и превратил его в целую арт- планету, на которой три дня подряд звучит музыка, проходят лекции и мастер- классы, транслируются авангардные, документальные и научные фильмы. Например, сейчас артист презентовал свою новую картину, сделанную совместно с американским режиссером Дэнни Дрисдейлом, «SOS Матросу!» — о записи одноименного альбома на паруснике «Седов» во время кругосветки.

За четыре года событие «мутировало», каждый раз превращаясь в новую по атмосфере лабораторию для творческих опытов. Прошлым летом «ЗД» попала здесь в руки музыкальной корейской «мафии», чьи представители чувствуют энергетику рок- н- ролла не меньше американских и английских коллег, пообщалась с «королевой вьетнамского хип- хопа» Suboi, насладилась мелодиями новых латвийских героев Instrumenti, которые уже успешно собирают залы- многотысячники в Москве и Питере. Но если в 2015- м фестиваль в основном заглушали гитарные рифы, пусть и сопровождающиеся текстами на восточных языках, что придавало им изюминку, то сейчас вектор был направлен в сторону самых сумасшедших мультижанровых экспериментов. Даже если во Владивостоке и были в этот раз рок- группы, то и они не ограничиваются классическим звучанием. Одни из хедлайнеров Burn The Ballroom (США) смешивают баллады с рок- гимнами, панк- манифестами. Nisvanis — первая монгольская альтернативная рок- группа, возникшая в 1996- м, — как будто появилась из параллельного измерения. Целый батальон поклонниц из России приобрела после концерта китайская команда Residence A, которая сама, по- моему, не ожидала возникшего резонанса.

Из Тайваня приехали воздушные April Red, играющие невесомую электронику с изящным женским вокалом, из Нидерландов — романтичные инди- рокеры IX. В последний день свои сеты отыграли молодые владивостокские команды. До вечера концерты гремели на «солнечной» и «лунной» сценах на набережной, а ночью — в уютных камерных клубах, где общение музыкантов и гостей становилось более «интимным»: находясь ближе к публике, артисты активнее накачивали ее эмоциями и энергетикой. V- Rox- 2016 прошел под девизом «Люди. Искусство. Космос». У каждого героя фестиваля — своя любопытная история и харизма. «ЗД» выбрала своих фаворитов, наиболее запомнившихся не только ей, но и зрителям.

Под знаком Zodiac

В конце 1970- х — начале 80- х участники этой латвийской группы как инопланетяне ворвались в пространство советской музыки со своими космическими темами, совершили электронную революцию и завоевали любовь целой армии поклонников, а сейчас как будто прилетели на машине времени из прошлого. Несколько поколений людей на фестивале слушали их замерев. Лидер команды Янис Лусенс рассказал «ЗД» о своих путеводных ориентирах, внезапном возвращении Zodiac и «симфонической электронике».

Читайте также:  «Горела хата»: «Квартал 95» и национальный хор Украины позлорадствовали над Гонтаревой

— Янис, вы стали новаторами на советской сцене, показав публике, что такое космический, электронно- синтезаторный звук. Насколько комфортно вы чувствуете себя сегодня, когда в электронной музыке произошло множество изменений?

— Я не слежу за ними и концентрируюсь на нашем творчестве — у группы Zodiac свой путь. Мы никогда не гнались за какими- то модными трендами, но, конечно, в 1980- м, когда вышла дебютная пластинка «Disco Allience» с необычным содержанием и нестандартным оформлением, перевернули сознание советских слушателей. Во многом нам помог в этом режиссер и продюсер Александр Грива, который позволил реализовать все наши смелые идеи.

— Как с годами менялись ваши музыкальные ориентиры?

— Я академический композитор, пишу оперы, а сейчас работаю над симфонией, так что мне всегда был интересен самый широкий спектр музыки. «Птичья опера» и «Кукольная опера» были поставлены в Риге, их можно услышать и сегодня. Zodiac — это совсем другая история. Возвращение на большую сцену несколько лет назад было незапланированным. Нас позвали на фестиваль Positivus, который уже 10 лет успешно проходит в столице Латвии, и попросили подготовить часовой сет. Концерт прошел на ура, появилась внутренняя мотивация, творческий процесс возобновился. Я обновил состав, возникли свежие идеи. Сегодня в команде участвует и мой сын Янис, он профессиональный звукорежиссер и хорошо разбирается в музыкальных компьютерных программах. Так что у нас отличный тандем. Иногда мы спорим, возникают разногласия, но в итоге находим общий язык. Мне очень приятно работать с этим проектом, мы выступаем на разных фестивалях, где происходит много новых встреч, как это случилось и здесь, во Владивостоке. Особенный город, и я не знаю, когда еще вернусь сюда.

— В электронной музыке периодически появляются стили- однодневки, такие как EDM например. В то же время интерес к ретро- звучанию становится все сильнее. Почему?

— Я убежден, что аналоговый синтезаторный звук всегда был, является и будет основой электронной музыки. Революция произошла именно в 1970–80- х годах, и это стало очень мощным бэкграундом. Если бы его не было у нас, я не знаю, как бы мы играли сегодня, имело бы это смысл. Сейчас музыкантам гораздо сложнее продвигать свое творчество: каждый может купить аппаратуру и заниматься электронной музыкой. Во времена нашей молодости о таких говорили «дилетанты», сегодня — «энтузиасты». Хотя талант может проявить себя, даже если у человека нет профессиональной академической школы. Главное — наличие идеи. Музыка не должна быть просто атмосферной, в том числе электронные композиции интересны различными мелодическими темами, в которых есть драматургия и развитие.


Фото: v-rox.dv.land

— Вы бы хотели попробовать объединить академическое звучание с электронным?

— Мне хочется сделать это с Zodiac — например соединить электронное звучание с органным, поиграть симфоническую электронику.

Shtuby: электробарабанное безумие

Высокий гуттаперчевый человек в красном, колдующий над терменвоксом, компьютерной аппаратурой (Юваль Таль), и горячий, харизматичный барабанщик (Джонатан Альтер) выпрыгивают на сцену как черти из табакерки, с первых звуков и ритмов начиная сводить толпу с ума. «ЗД» слышала на своем веку множество экспериментов, но эти парни из Израиля своими музыкальными безумствами, где смешались и транс, и фанк, и этно, и рок, и джаз, и перформанс, и театр, разрушают все созданное до них и создают новое арт- пространство. Все их шоу — одна сплошная кульминация, лишь изредка артисты дают публике немного отдохнуть на более плавных пассажах, а потом снова взрывают танцпол. Работают на контрасте — Юваль Таль похож на бесполого, но симпатичного инопланетянина, в его красном костюме отверстия только для глаз. Джонатан — абсолютно земной персонаж, обладающий по- хорошему «звериной» энергетикой и способностью бесконечно удерживать зал на эмоциональном подъеме. Артисты рассказали «ЗД», как появилось такое явление — группа Shtuby.

Читайте также:  Десятки профинансированных Минкультом фильмов в кинотеатрах никто не увидел


Фото: v-rox.dv.land

— Это произошло совершенно случайно, неожиданно для нас самих, как и, наверное, все самое интересное в жизни. Наш проект — о том, что не существует никаких границ ни в музыке, ни в сценическом действии, их нужно преодолевать, разрушать и уничтожать, только тогда может состояться настоящий взрыв, произойти мощный творческий акт, который сводит с ума и нас, и зрителей.

— Как все начиналось?

Юваль Таль: Я начинал проект один, делал свои безумные перформансы, экспериментировал со звуком. Через полгода собралась группа. Помимо нас с Джонатаном в команде есть флейтистка, бас- гитарист и MC.

Джонатан Альтер: Я сам вышел из рока, люблю в том числе и тяжелую музыку. Мы все играли в разных коллективах и случайно собрались на джем- сейшне во время одного из фестивалей.

— Язык не поворачивается назвать вас просто музыкальной группой. То, что происходит на сцене, — это одновременно и концерт, и перформанс, и театральное действо…

— Мы сами не любим вешать ярлыки и каким- то образом себя идентифицировать. Можно сказать, что музыкальная основа нашего творчества — транс, но это тоже будет лишь капля в море. Здесь есть и фанк, и рок, и, может быть, даже металл. Мы комбинируем разные стили вместе. И у нас нет кумиров в каком- то одном жанре, очень многие музыканты, играющие совершенно различные вещи, в какой- то степени нас вдохновляют.

— Как развивается экспериментальная сцена в Израиле?

— Гораздо более активно, чем мы сами ожидали. Мы никогда не думали, что она разрастется до нынешних размеров и это будет происходить с такой скоростью. У нас очень много интересных проектов, шоу, фестивалей. Нам кажется, сегодня экспериментальная сцена вызывает интерес в самых разных странах. Сейчас у нас был летний тур, мы выступали в Германии, Венгрии, Латвии, Чехии и России. В каждом из этих мест — своя атмосфера, своя публика, но везде мы чувствуем колоссальную отдачу энергии.

— Вы уже достигли достаточно высокой планки. Не боитесь, что дальше будет уже сложнее чем- то удивить слушателей?

— Если вы изучите наш материал с самого начала, вы услышите, что он очень разнообразный. Мы делали самые различные эксперименты. Если ты один раз дашь себе установку, что никаких правил не существует, — у тебя будут огромные перспективы для развития. Тогда ты можешь все время создавать что- то новое, свежее, интересное, не застревать в рамках одного жанра и не зацикливаться на какой- то одной идее. И если то, что ты делаешь, захватывает тебя самого, это будет захватывать и слушателей.

Читайте также:  Американская певица Тейлор Свифт победила в категории "Лучшее видео" по версии MTV

Ретрофантазии Joel Sarakula

Джоэль Саракула — эксцентричный и элегантный музыкант, напоминающий причудливых звезд музыкального прошлого 1960–70- х, которые так любили расклешенные брюки, яркие рубашки с цветами или без и романтичные, но ритмичные напевы. Этот музыкант родился в Австралии, но потом переехал в Лондон, где музыкальная жизнь насыщеннее и ярче. Он играет стильное ретро- инди с яркими вокальными и клавишными партиями, много гастролирует, шутит, что вдохновение ищет иногда, «угоняя автомобили в странах Карибского бассейна и выступая в глухих рыбацких деревушках Норвегии». В его песнях смешались авангард, соул и поп. Джоэль рассказал «ЗД», кто из легенд прошлого оказал на него самое сильное влияние.


Фото: v-rox.dv.land

— Их очень много. Это и исполнители, играющие мелодичную музыку, и гаражные группы 60-х. Меня никогда особенно не интересовало, что происходит на современной сцене, не привлекали команды, которые пытаются быть оригинальными ради оригинальности, мне всегда были симпатичны артисты, которые так или иначе обращаются в своей музыке к прошлому, потому что это неисчерпаемый колодец. Мои пристрастия сформировались еще в детстве, когда я слушал записи моих родителей. Будучи ребенком, я слушал и Nirvana, но быстро понял, что мне чужда агрессивная музыка. Я вырос в Австралии, это достаточно спокойная страна, в ней нет никаких проблем. Уверен, что жизнь прекрасна, поэтому я играю светлую, позитивную музыку. И мне нравится слушать сочные, яркие, гармоничные, добрые вещи. Такие, какие играют The Beach Boys, например.

— Интерес к ретро- звучанию — это ностальгия?

— Это сложно объяснить. Музыка развивается благодаря технологической революции. Были изобретены драм-машины в поздние 1970-е. Потом стал развиваться хип-хоп, техно, танцевальная музыка. Именно тогда произошла революция, после которой не было больше новых подобных изобретений. И тот звук, который был найден тогда, мы и называем ретро, он до сих пор приятен слуху. Конечно, позже развивались компьютерные программы для написания музыки, но их уже нельзя было «потрогать руками».

— Каково чувствовать себя одним из хедлайнеров фестиваля на Дальнем Востоке?

— Прекрасно! Я очень люблю путешествовать и провожу здесь некоторые параллели со своей родиной: Австралия — тоже отдаленное для многих, необычное место, и оно такое же, скажем, для англичан, как и Владивосток для русских, да и для европейцев. Это свой уникальный мир, в котором при этом встречаются артисты из самых разных стран, и это уникальная возможность построить новые творческие и социальные мосты.

Продолжение обзора с фестиваля V-Rox читайте в понедельник в «Музыкальных хрониках».

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя