Следите за нами в
< >Новости мира


Главная » Общество » «Ваш сын в плену, приезжайте в Донецк»: мошенники наживаются на семьях пропавших

«Ваш сын в плену, приезжайте в Донецк»: мошенники наживаются на семьях пропавших

Вторник, 9 Август, 2016 года
Просмотров: 112
Комментариев: 0

Волонтеры, занимающиеся поисками пропавших без вести, бьют тревогу: людей, потерявших своих близких, атакуют аферисты. Они связываются с родственниками, говорят, что знают, где их сын-дочь-муж-брат. И готовы предоставить информацию за деньги. Они подделывают в «Фотошопе» фотографии разыскиваемого человека. Они предлагают пробить перемещение исчезнувшего по «секретным базам данных». Они угрожают родным пропавших и запугивают их.

«МК» изучил самые распространенные схемы мошенников.

«Вашего сына, раненого, только что повели наверх. Он в плену…»

Сын Елены Столбовой Василий пропал 21 декабря 2015 года. Ушел оплачивать штраф в ГИБДД — и не вернулся. Женщина обзвонила всех знакомых сына, обошла все места, где он мог находиться, обратилась в полицию. Тщетно.

Спустя три месяца после исчезновения молодого человека мать решила опубликовать ориентировку в сообществах по поиску людей:

«Ищу сына, Столбова Василия Николаевича, 15.07.1988 года рождения. Вышел из дома, и до сих пор местонахождение неизвестно. Возможно, уехал автостопом в южном направлении. Может, кто-то подвозил его и вспомнит… Сынок, вернись, ты мне очень нужен!»

Естественно, размещала объявления женщина со своего аккаунта в соцсети. И уже на следующий день ей пришло сообщение: «Не переживайте, ваш сын находится на закрытом объекте…»

— Я стала уточнять, что это за объект. Вместо ответа мне выслали номер телефона и предложили позвонить по нему, — вспоминает Елена.

Предварительно женщина пробила номер — зарегистрирован он был на Украине.

— По телефону мне ответил мужчина, представился Сергеем Ивановичем, санитаром. Первая же его фраза меня насторожила: «Мы будем с вами разговаривать лишь в том случае, если вы никому не расскажете о нашей беседе».

Елена помнит почти каждую фразу того мошенника. «Вашего сына, раненого, только что повели наверх». «Он в плену, ему очень плохо». Говорил он вещи, услышав которые, любая мать отправит деньги незамедлительно. Но о деньгах как раз речь не шла.

— Я начала задавать наводящие вопросы: «В плену у кого, в каком городе? Как выглядит сын? Во что он одет?» Вместо ответов собеседник сказал: «С вами хочет поговорить следователь». Дал другой номер телефона.

Елена сразу заметила: тон второго собеседника никак не походил на тон человека, наделенного властью. Голоса «санитара» и «следователя» вообще были очень похожи.

— На тот момент я уже поняла, что это «развод». Потребовала хоть каких-то доказательств, что речь идет именно о моем сыне. Вместо этого собеседники положили трубку. Потом в переписке начали запугивать. Писали, чтобы я молила Бога, чтобы на моем сыне не было убийств. Что статья может быть расстрельная. «Что ты за мать, если послала сына на войну»…

Во второй раз мошенники связались с женщиной через три месяца. Причем Елену заверили, что ее номер им передала руководитель отряда волонтеров, занимающегося поисками Василия. «Ну что, нашли мы вашего сына, — сказал мужчина очень бодрым голосом. — Приезжайте в Донецк, он в госпитале, забирайте его. Вам повезло — другим мы передаем гробы или груду мяса, а ваш сын только ранен».

Елена снова начала задавать уточняющие вопросы. Ответ был один: «Что вы переживаете, мы же с вас денег не просим…»

Естественно, Елена тут же сообщила об этих звонках следователю.

— Он сказал, чтобы я не обращала на них внимания и не верила мошенникам. Что это «развод», что даже им в полицию звонят с такими же сообщениями…

Единственное, чего не может понять Елена, — зачем ее так планомерно заманивали в Донецк, ведь денег звонившие так и не потребовали.


На маму Василия Столбова, пропавшего семь месяцев назад, мошенники выходили уже дважды. Уверяли, что ее сын в плену в Донбассе.

«Если поиск масштабный, таких аферистов будет не один и не два…»

Волонтеры, занимающиеся поиском людей, уверены: стоило женщине только поверить звонившим, дать слабинку — и мошенники тотчас бы озвучили Елене сумму, которую они бы хотели получить за «помощь в вызволении из плена» ее сына.

Эти схемы давно известны поисковикам.

— Знаете, при каждом поиске на нас выходят некие люди, которые утверждают, что они знают, где находится пропавший. И за энную сумму готовы передать нам его координаты. Если поиск масштабный, то таких дельцов будет не один и не два, — говорит руководитель поисково-спасательного отряда «Регион-18» из Ижевска Мария Видеман. — Если мы ищем молодого мужчину, то самая популярная версия аферистов — человек попал в плен на Донбассе. Звонящие представляются случайными свидетелями, утверждают, что если об этом разговоре узнают в правоохранительных органах, их самих убьют или посадят, а родные больше никогда не увидят своего сына-брата. Но если родственник будет благоразумен и переведет деньги, посредники, во-первых, назовут местоположение пропавшего, во-вторых, вывезут его в безопасное место. Предлоги называют разные: на подкуп охраны, на аренду автомобиля, просто как благодарность за информацию. Деньги предлагают скинуть на интернет-кошелек или на банковскую карточку.

Читайте также:  Ставропольский блогер проверил церкви на совесть

— Аппетиты у всех мошенников разные: одни требуют 5 тысяч рублей, другие — 60. Последний поиск у нас был — так попросили 40 тысяч, — вспоминает Мария.

С пропавшими детьми аферисты используют другие легенды. Самая распространенная — ребенок похищен.

— Мошенники представляется либо соседями похитителей, либо случайными свидетелями того, как ребенка, к примеру, заталкивали в машину. Даже когда мы знаем, что ребенок погиб, знаем примерно, где его искать, нам все равно звонят и говорят: «Сережа в одном из аэропортов, сейчас его посадят на самолет, и мальчика больше никто никогда не увидит».

Волонтеры заметили: почти всегда мошенники торопят родных с перечислением денег. Если родственник отказывается платить, начинают давить на него, запугивать.

В каждой ориентировке на пропавшего человека, которую распространяют поисковики, есть номер телефона. И почти всегда, за редким исключением, указанный в объявлении номер принадлежит волонтерам. Это сделано, чтобы защитить родных пропавших от мошенников. Но аферисты-то об этом не знают. И пытаются давить на поисковиков — как на родственников.

— Вещи пишут страшные. Я понимаю, что если бы была матерью-сестрой пропавшего человека, поверила бы и отдала любые деньги, — говорит Мария.

Часто жулики звонят уже после того, как волонтеры нашли человека. Переписку с одним таким Мария передала «МК».

— Того мужчину мы уже нашли, просто не успели вывесить, что поиск окончен. И вот мне приходит сообщение: «Я знаю, где Олег. Готов предоставить информацию за денежное вознаграждение».

Причем, хотя писал товарищ от лица мужчины, переписка велась с аккаунта некоей Юли. Естественно, ни одной реальной фотки на страничке не было. Вот несколько цитат из той переписки:

Мария: «Дайте угадаю, он на Украине. Попал в плен и не может связаться с родными и попросить о помощи…»

Юля: «Нет он не далеко от Москвы… (здесь и далее орфография сохранена. — «МК»). Точно скажу после первой половины оплаты… Если вам нужна ета инфармацыя пишите…»

«Какая сумма вас устроит?»

«20 до и 20 после встречи с ним…»

«Напишите что-то о человеке, чтобы я могла быть уверена, что это не развод».

«У меня мало времени… Так что если вам ета инфармацыя нужна поторопитесь…»

В качестве заверений в своей честности «Юля» даже высылает Марии скан паспорта.

— Естественно, все эти сканы просто взяты из Интернета. Но родственник пропавшего может и поверить, — комментирует переписку волонтер.

Мария просит телефон «Юли». В ответ — угрозы, заверения, что собеседник исчезнет, если она будет пытаться хоть что-то выведать о нем.

«Я нашла Олега еще сегодня ночью. Жив, здоров, при памяти, сейчас рядом со мной…»

На этой фразе «Юля» исчезла и удалила страничку. Но волонтеры уверены: в тот же вечер она завела новую.


Мама ищет Лизу Тишкину уже семь лет. За это время аферисты даже присылали женщине фото связанной дочери.

«Одни требуют денег, другие просто хотят поглумиться…»

Дина Горшкова из города Саров Нижегородской области вот уже семь лет ищет свою дочь Лизу Тишкину. В марте 2009 года девочка не вернулась домой из школы.

Естественно, женщина сразу обратилась в полицию. Начались поиски.

Дина говорит, что на момент пропажи дочери Интернет в их городе был только в организациях. Примерно через полтора года сеть протянули и в квартиры. Первое, что сделала Дина, — это опубликовала ориентировку на пропавшую девочку во всех соцсетях, на всех сайтах.

Естественно, оставила свои контактные данные. «За достоверную информацию о местонахождении ребенка вознаграждение — 500 000 рублей», — подписала женщина в объявлении.

Первые звонки и СМС от «видевших девочку» посыпались сразу.

— За семь лет, что ребенок в розыске, каких только сортов этих мошенников я не повидала. А требуют они всегда одного — денег за якобы имеющуюся у них информацию о пропавшем.

Читайте также:  Ведущий Первого канала ответил хамке Ксении Собчак

— И какие суммы озвучивают?

— Очень разные — от тысячи рублей до 350 тысяч евро. Деньги я никогда никому не переводила. Всем озвучиваю, что сначала нужно проверить информацию, и если она подтвердится — выплачу обещанное вознаграждение. Либо говорю, что мне надо посоветоваться с полицией. После этих слов они сразу кидают трубку. Но знаю многих, чьи родные пропадали, кто перечислял деньги по первому же требованию этих мошенников. В итоге, конечно, ни денег, ни информации о пропавшем.

— Они хотя бы примерно озвучивают место, где якобы находится ваша дочь?

— Нет, просто говорят, что знают, где Лиза. Подробности — после оплаты…

Дина вспоминает, что однажды ей даже прислали фотографию девочки. На снимке ребенок был связан.

— Я, естественно, сразу же обратилась в полицию. И только там специалист смог сказать, что кадр этот сделан с помощью «Фотошопа». Мошенники просто взяли фотографию палестинского ребенка и в программе наложили Лизино лицо.

По каждому такому звонку женщина всегда обращается в полицию.

— В моем случае, сколько я ни обращалась, проверки всегда проводились, ни разу отказа я не получила.

Дина говорит: не всегда звонят, чтобы получить деньги. Находятся и те, кто хочет просто поглумиться.

— Была одна психически нездоровая девушка, которая связывалась с родственниками пропавших и писала: «Вашего сына-дочь закопали там-то». Или рассылала эсэмэски от имени пропавшего. Полицейские ее нашли. Выяснилось, что она состоит на учете в ПНД. Наказать как-либо ее не могут, проводят с ней беседы. Она на какое-то время успокаивается, но наступает весна или осень — и она снова активизируется. Больной человек, с этим уже ничего не сделаешь…


Если родные пропавшего отказываются платить, мошенники их торопят и запугивают.

«Вариант проверки: выдумываем несуществующую примету пропавшего…»

Мошенники действуют почти во всех регионах России. Схемы везде разные. Но их объединяет одно — никакой конкретики.

Руководитель волонтерского движения «Поиск пропавших детей — Красноярск» (вопреки названию, ищут добровольцы не только детей, но и взрослых) Оксана Василишина рассказала «МК» еще о нескольких легендах аферистов.

— Обычно говорят, что, мол, был у бабушки в деревне-командировке-отпуске и увидел человека, похожего на того, кого мы ищем. Человек сообщает, что может еще раз съездить в эту деревню, сфотографировать пропавшего. «Но у меня тяжело с деньгами. Ничего не надо, никакого вознаграждения, я понимаю, что у вас горе, просто скиньте денег на бензин». Как вариант — на билет на автобус. И все как один твердят: пропавший потерял память…

Обычно с такими деньгами родным не жалко расстаться.

Но бывают аферисты и с серьезными аппетитами. Так, например, за информацию об одном пропавшем молодом человеке жулики потребовали 50 тысяч рублей.

— Они связались с родственниками и рассказали, что их сын находится на цементном заводе в Молдавии. «Если хотите вернуть своего сына, пришлите 50 тысяч на такие-то реквизиты». Родные того парня сразу сообщили об этом нам. Мы пробили номер, и выяснилось, что он фигурирует во многих постах, где собирают деньги на операцию больным детям. Сразу поняли, что это мошенники.

— Не было когда-либо у вас сомнений, не перечисляли вы деньги?

— Нет. Обычно мы предлагаем сфотографировать пропавшего и скинуть снимок нам. Есть и другой вариант проверки: выдумываем несуществующую примету человека, о которой не было сказано в ориентировке. Например, родимое пятно на руке, заикание. Если человек говорит: да, было пятно, — сразу понимаем, что это мошенник. А вообще, за все время, пока я занимаюсь поисками, еще ни один человек, если у него есть информация о пропавшем, не попросил за нее денег. На таком нельзя наживаться.

Еще одна распространенная мошенническая схема выглядит так: на родных выходит человек, который сообщает, что владеет секретными базами данных. По ним якобы можно проследить перемещение любого человека.

В группе волонтеров есть скрины переписки с одним таким «разведчиком», Олегом Иванковым. «Пробить пропавшего по номеру телефона», а также «выяснить любые передвижения по РФ и всему миру» он предлагал многим родственникам пропавших.

«Предоплата символическая, 900 рублей. Это нужно для того, чтобы быть уверенным в вас, что вам это действительно надо. А то за два года у меня всякое было…» Столько же мужчина просит и после предоставления информации.

— Естественно, никаких данных он не дает, никаких баз у него нет. После перечисления денег просто исчезает, — рассказывает Оксана.

Читайте также:  Украина: счастья нет... И не будет!

Все телефоны и аккаунты мошенников поисковики собирают в один «черный список» для внутреннего пользования.

— В правоохранительные органы вы эти номера телефонов передавали?

— Передавали, но обычно номера зарегистрированы либо на Украине, либо в Молдавии.

«Приходите к магазину. К какому? К ближайшему…»

Похожую схему используют и при пропаже животных. А также документов, техники. На тематических форумах есть целые ветви, посвященные мошенникам.

«27 февраля в Ялте потерялась собачка. На следующий день, когда собака прибежала домой, в районе двенадцати позвонили жулики, рассказывали про «вернем собаку за 15 000 рублей, и еще 5000 — некоей девочке, которая собаку приведет…»

Хаски Светланы Степаньковой испугался грозы и убежал из дома. Собаки не было 20 дней. Объявлениями с просьбой вернуть пса хозяева обклеили все столбы, публиковали их в газете. Естественно, оставляли свой номер телефона.

— За время поисков нам звонили несколько мошенников. Один даже не знал, какую собаку мы ищем. На просьбу назвать породу или хотя бы цвет ответил: «Ну ваш щенок, украли его у вас». Мы даже дальше с ним разговаривать не стали, — вспоминает Светлана.

Второй аферист гнул более продуманную версию.

— Позвонил и грубо начал орать в трубку: «Вам собака ваша нужна? Отдам за 8 тысяч рублей». Муж сказал, что на псе было клеймо, попросил номер назвать. «Есть цифра «0», — ответил звонивший.

Дальнейшее больше напоминает театр одного актера. Вот только хозяевам собаки было не до смеха. Встречу жулик назначил «у магазина».

— Спрашиваем: к какому подойти? «К продуктовому». Говорим, что у нас их много. «К ближайшему». Ладно, думаем, подойдем, — вспоминает Светлана. — От магазина звоним по номеру. Мужик уверяет, что нас видит, но «не подойдет, потому что муж пришел не один». В общем, потребовал он, чтобы муж ушел, а я осталась одна. «Подходите к терминалу», — инструктировал голос в трубке. А в этом магазине и терминала-то нет. На этом мы решили прервать спектакль.

Через 20 дней Светлана нашла своего пса. Обнаружил его сосед в погребе и даже денег, которые ему старательно пытались дать в качестве вознаграждения, не взял.

Не стоит бездоказательно верить и тем, кто уверяет, что нашел ваш потерянный паспорт, водительские права, телефон. Особенно если до этого вы опубликовали сообщение об утере в соцсетях.

«Обо всех фактах таких звонков обязательно нужно сообщать в полицию…»

— Мы не знаем, как уже бороться с этими мошенниками, — жалуется «МК» создатель еще одной группы по поиску пропавших без вести людей «Журавль» Игорь Костерин. — Нас они буквально затерроризировали. Мы даже сообщения всем родным пропавших рассылаем с телефонами и ссылками на странички мошенников, что, мол, не верьте им. Пробовали «заморозить» их аккаунты, жаловались в администрацию соцсетей. Но все странички до сих пор активны.

— Беда в том, что в полицию мы можем написать заявление только в случае, если мы пострадали от злоумышленников, то есть если мы перечислили деньги, — говорит руководитель поисково-спасательного отряда «Регион-18» из Ижевска Мария Видеман.

На самом деле это не так. В полиции разъясняют, что необходимо сообщать о любом таком звонке.

— Любую информацию, которая касается разыскиваемого человека, необходимо сообщать следователю. Даже если деньги не передавались, нужно сообщить о самом факте звонка, СМС. Далее будут проводиться оперативно-разыскные мероприятия, в результате которых злоумышленника попытаются задержать, — рассказал «МК» источник в полиции. — Мошеннических схем огромное количество. Помните, одно время всем рассылали СМС «ваш сын попал в аварию» либо «мама, скинь деньги на этот номер, у меня проблемы». Звонки родным пропавших без вести — из этой же серии. Но здесь люди не гнушаются тем, что хотят заработать на горе людей.

В полиции также напоминают: никаких секретных баз данных не существует.

— Это тоже обман. Правоохранительные органы обладают достаточными техническими средствами для того, чтобы в случае необходимости отследить перемещение человека. Разговоры о том, что у кого-то есть волшебная база данных, куда ввел фамилию человека, и тебе показали, где он находится, — полный бред. Таких баз нет.

P.S. В распоряжении «МК» есть номера телефонов и аккаунты многих мошенников. Редакция просит правоохранительные органы провести проверку по данным фактам.

Поделись с друзьями, расскажи знакомым:


Оцените, пожалуйста, статью, я старался!
Очень плохоПлохоСреднеХорошоОтлично (Еще нет голосов, оставьте первым)
Загрузка...
КОММЕНТАРИИ

Комментариев пока нет.

  • Оставить комментарий
     
    Имя